Чтобы спрятать от надзорных ведомств четвёртый этаж незаконно построенного здания, народный избранник — депутат Законодательного собрания области Андрей Микуляк решил залить бетоном вход в подвальное помещение
Согласно Конституции, Российская Федерация – правовое государство. Это не просто респект самим себе или почётное звание, которое навечно присваивается стране (или региону в её составе) за охрану правопорядка, а главный принцип общественной и государственной жизни. Суть его заключается в том, что вся деятельность госслужащих, должностных лиц, депутатского корпуса, сил правопорядка, судебной системы должна подчиняться закону, а права и свободы граждан надёжно этим же законом гарантироваться. Так обстоит дело в принципе, в идеале…

Можно ли рассчитывать на то, что любое дело в той же Иркутской области будет рассмотрено и решено в суде по закону? Безусловно, если дело не представляет никакого интереса для сильных мира сего. А если представляет? Тогда, поверьте, всё будет иначе, и вы в процессе судебного заседания насмотритесь таких чудес, о которых даже не заикаются самые крутые юридические энциклопедии. Нормы материального и процессуального порядка в этом случае безнадёжно пасуют перед беззастенчивыми негласными «правилами игры», при которых соблюдение законности — удел исключительно простых смертных.
Времена, конечно, меняются, однако объективность в наших судах по-прежнему в дефиците. Примеров — хоть отбавляй.

Если нельзя, но очень хочется, то можно

Вот одно из наиболее резонансных для Иркутска дел, когда горадминистрация в судебном порядке потребовала от депутата Законодательного собрания Иркутской области Андрея Микуляка снести особняк, который тот на глазах у изумлённых горожан отгрохал на улице Ивана Франко, 31 в нарушение градостроительных и прочих правил.
Земельный участок площадью 700 кв. м на улице Ивана Франко находится в территориальной зоне застройки индивидуальными жилыми домами, где допустимая этажность — не более трёх. Границы этого участка не установлены в соответствии с требованиями земельного законодательства. Тем не менее участок поставлен на учёт, ему присвоен кадастровый номер и указано разрешённое использование — для строительства одноэтажного жилого дома. Но оказалось, что голубая мечта депутата — четырёхэтажный особняк в кирпичном исполнении.
Как говорится, если нельзя, но очень хочется, то можно. Поэтому вполне естественно, что такие «мелочи», как разрешение на строительство, проектно-сметная документация, то есть следование всем градостроительным канонам, здесь не годятся. Контролирующие организации города зарубили бы возведение резиденции на корню. Но господина Микуляка мало беспокоило соблюдение законов, писанных, по его мнению, для простых смертных. Решено было завершить постройку, которая изначально, по некоторым сведениям, замышлялась как вип-гостиничный приватно-развлекательный комплекс, а уж потом, задним числом, оформить пресловутое добро на строительство и прочие разрешительные документы. Благо толстый кошелёк вкупе с внушительным административным ресурсом и статусом члена губернаторской команды позволяют это сделать, как показывает практика, без особых затруднений.
Не смутил господина депутата и тот факт, что его «скромная» жилая, по его утверждению, застройка, как выяснилось, находится в границах земельного участка, принадлежащего на праве постоянного (бессрочного) пользования ФГБОУ ВПО «ИрГТУ», то есть обосновалась на федеральной земле. Робкие попытки университетских чиновников как-то остановить земельный захват Микуляк просто проигнорировал…

Лучше нет красоты, чем плевать с высоты

Вполне закономерно, что столь вызывающее поведение депутата-застройщика, который в прямом смысле слова на глазах у всего Иркутска решил наплевать с высоты своих четырёх этажей на все установленные нормы и правила, не могло остаться незамеченным. Итогом явилось уже упомянутое исковое заявление, по которому 4 февраля 2015 года Свердловский районный суд Иркутска под председательством судьи Петуховой вынес довольно-таки неожиданное решение: «В удовлетворении исковых требований администрации г. Иркутска к Микуляку Андрею Степановичу об обязании снести самовольное строение — 3-этажный с подземным этажом (подвал) объект незавершённого строительства — отказать».
Иными словами, суд высочайше благословил депутата Заксобрания на завершение строительства то ли трёх-, то ли четырёхэтажной (об этом несоответствии позже) личной резиденции, которая на фоне скромных одноэтажных усадеб и унылых типовых многоэтажек смотрится как раз этаким самоуверенным и лощёным областным депутатом в окружении серой толпы безропотных избирателей.
Откровенно говоря, само судебное решение читается с большим интересом и вполне может претендовать на классический образец бюрократического абсурда, где выводы категорически противоречат установленным фактам.

Сила права или право силы?

Общеизвестно, что судебное решение, как правило, делится на две части — установочную и резолютивную (то есть что именно суд решил на основании того, что установил). Так вот решение по данному гражданскому делу за номером 2–3/15, на наш взгляд, слишком явно противоречит установленному в ходе судебного процесса. Сила права в данном случае откровенно втаптывается в строительную грязь. Оставим пока в стороне вполне закономерный вопрос о том, откуда у слуги народа Микуляка миллионы на возведение в черте областного центра многоэтажного особняка. Посмотрим внимательно на установочную часть решения судьи Петуховой. Никаких комментариев — только сухие строки судебного документа.
Итак, судом было установлено, что: «Строительство капитального объекта на земельном участке, расположенном по улице Ивана Франко, № 31, кадастровый номер 36:38:000033.3135, осуществляется в отсутствие разрешения на строительство, а также в нарушение норм градостроительного законодательства».
О нормах этого самого градостроительного законодательства суду рассказала представитель Службы государственного жилищного и строительного надзора Иркутской области Т. И. Залуматова, которая пояснила, что под этажами понимаются все этажи дома, включая подземные, если высота до потолка превышает 1 метр 80 сантиметров. Поэтому Служба надзора не согласна с утверждением Микуляка и его представителей о том, что строится трёхэтажный дом (напомню, что в зоне индивидуальной застройки максимум этажности — 3).
Представитель Службы надзора в связи с этим добавила, что по результатам проверки от 17 февраля 2014 года было установлено следующее: спорный объект представляет собой четырёхэтажное строение, где подвальный этаж высотой 2,5 метра, второй и третий этаж жилые, четвёртый — мансарда. Составленные по итогам проверки постановления № 2–32/14 и 2–32/15 не оспаривались, вступили в законную силу. Сам Андрей Микуляк согласился с соответствующим предписанием. Актом проверки № 1166/14 подтверждено, что строящийся объект является четырёхэтажным.
Ко всему прочему, как следует из акта проверки, представители Службы надзора уверены, что, исходя из планировки объекта (два подъезда, капитальная стена посередине, два лестничных марша), строящееся здание не является индивидуальным жилым домом, а предназначено для иных нужд и целей.
О том, что строящийся на спорном участке спорный же объект — четырёхэтажный, говорится и в акте осмотра земельного участка от 31 марта 2014 года № 56, составленном КУМИ администрации Иркутска.

Трюк в духе Копперфилда

Казалось бы, какие вопросы? Всё предельно ясно. Объект — четырёхэтажный, и ему точно не место в зоне индивидуальной застройки. А это, при наличии многочисленных нарушений иных градостроительных норм и отсутствии разрешения на строительство, — гарантированный принудительный снос. Не тут-то было. Господин Микуляк решает проблему изящно и почти без затрат: очевидно, по его указанию вход в подвальное помещение затыкается бетонной пробкой, и — вуаля! — постройка становится трёхэтажной. Трюк, достойный мага и иллюзиониста всех времён Копперфилда.
И теперь уже визуальная экспертиза, инициированная ответчиком и проведённая специалистом неизвестного в экспертных кругах Иркутска ООО «Эй-Пи-Центр» А. П. Дымченко, убедительно докладывает суду: объект трёхэтажный. Доступ в подвал забетонирован. Планировка объекта соответствует признакам индивидуального жилого дома. А все выявленные при визуальном (!) осмотре объекта технологические нарушения незначительны. Как выяснилось, представитель «Эй-Пи-Центра» Дымченко при проведении визуальной экспертизы руководствовался ГОСТами, которые давно уже утратили силу и выведены из обращения. Однако суд при вынесении решения и на это почему-то внимания не обратил…

НЕДОКАЗАННЫЙ ЭТАЖ

Недаром в народе говорят, что наглость — второе счастье. По ходатайству Микуляка 17 октября 2014 года Службой государственного жилищного и строительного надзора Иркутской области проводится повторный осмотр особняка. В соответствии с актом осмотра установлено: «Объект разделён на две части капитальной перегородкой. На уровне 2-го и 3-го этажей перегородка не имеет проёмов. На первом этаже оставлен монтажный проём, который предположительно в будущем будет заделан (оставлена перевязка в кладке). Достоверное количество этажей установить невозможно. При проведении внеплановой выездной проверки данного объекта 17 февраля 2014 года количество этажей составляло четыре. При осмотре 17 октября 2014 года вход в подвальный этаж забетонирован. Замерить высоту подвального этажа не представляется возможным, однако по результатам проверки от 17 февраля 2014 года высота подвального этажа составляла 2,5 метра».
Интересно, на что рассчитывал господин Микуляк, хлопоча о повторной проверке Службой надзора своего четырёхэтажного семейного гнёздышка? Согласитесь, любой адекватный человек вряд ли станет строить себе жильё с двумя подъездами. Ну разве что одна половина для челяди, то есть для слуг слуги народа, простите за тавтологию. А загадочная бетонная заплатка на входе в подвальный этаж? Это уж, простите, и вовсе попахивает сюжетом из авантюрных романов начала прошлого века…
Впрочем, так или иначе, цель была достигнута (при условии, конечно, что председательствовавший на судебном заседании читал этот акт проверки минимум через строчку, а так оно, скорее всего, и было). Вот выдержки из судебной мотивировки, на которой основано вынесенное решение:
— «в соответствии с ч. 3 ст. 48 Гражданского Кодекса РФ индивидуальным жилым домом признаётся отдельно стоящий жилой дом с количеством этажей не более чем 3, предназначенный для проживания одной семьи»;
— «при определении количества этажей учитываются все этажи, включая подземный, подвальный, цокольный, надземный, технический и другие»;
— «как следует из акта осмотра от 17.10.2014 года, составленного Службой надзора при осмотре спорного объекта, количество этажей установить невозможно в связи с тем, что на дату осмотра вход в подвальный этаж забетонирован»;
— «суд, оценив все представленные в материалы дела доказательства, приходит к выводу о том, что в материалы дела не были представлены доказательства, с достоверностью подтверждающие существующее количество этажей более 3»;
— «суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств».
Складывается впечатление, что однажды глухой тёмной ночью ответчик Микуляк забетонировал глухой пробкой не только лишний четвёртый этаж, но и «внутреннее убеждение суда, основанное на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств»…

Не всё коту масленица

В прошлом номере НКС уже рассказывал о похождениях нашего героя — личном обогащении за счёт производственных мощностей ЗАО «Мостострой‑9». Если вкратце, то депутат Законодательного собрания Иркутской области Андрей Микуляк в период руководства ЗАО «Мостострой‑9» с помощью сомнительных с точки зрения закона манипуляций существенно поправил своё материальное положение, приобретя 35 % акций указанной организации, номинальная стоимость которых 12,5 млн рублей, всего за 4 200 (!) рублей.
20 октября 2014 года руководство «Мостостроя-9» обратилось в правоохранительные органы с заявлением о совершённых преступлениях, которые подпадают под ч. 1 ст. 170.1 («Представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, документов, содержащих заведомо ложные данные») и ч. 1 ст. 185.5 УК РФ («Фальсификация решения совета директоров хозяйственного общества»). Заявление было благополучно положено под сукно, а 23 января 2015 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
Не согласившись с такой позицией правоохранителей, заявители добились отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Андрея Микуляка. 22 апреля 2015 года заместитель руководителя СО по Куйбышевскому району Иркутска СУ СК России по Иркутской области майор юстиции Капитонов Р. Н. подписал соответствующее постановление и материалы по делу возвращены для дополнительной проверки.
Однако обольщаться по данному поводу не приходится — это всего лишь дополнительная проверка. Тем не менее надежда на восстановление законности есть. Самое время напомнить, что 11 июня 2015 года региональным управлением Следственного комитета в Свердловский районный суд Иркутска было передано уголовное дело в отношении бывшего ректора ИрГТУ Ивана Головных. Следствие уличило его как раз в махинациях с землёй: Иван Михайлович попался на том, что, осуществляя ввод в эксплуатацию жилых домов на землях, находящихся в федеральной собственности и пользовании политеха, по мнению следователей, нанёс государству ущерб в размере более 148 млн рублей.
Такая антикоррупционная прививка новому руководству ИрГТУ пошла на пользу. Позиция представителя Технического университета в судебном процессе была однозначной: федеральная земля должна остаться в пользовании ИрГТУ. Так что умозаключения судьи Петуховой станут в ближайшее время предметом изучения у судей Иркутского областного суда. Надеемся, внимательного.
Что касается Территориального управления Росимущества по Иркутской области, призванного защищать имущественные интересы Российской Федерации, в том числе в отношении федеральных земель, то в судебном решении отражена весьма странная позиция данного органа. В представленном в суд отзыве всё достаточно формально: указано, что капитальное трёхэтажное здание не является федеральной собственностью и в реестре федерального имущества не числится. А вот после направления редакцией НКС запроса, в котором было указано об очевидности того, что такая формальная позиция по делу наносит ущерб Российской Федерации и содействует отчуждению земель, находящихся в федеральной собственности, в интересах гражданина Микуляка, позиция ведомства в лице заместителя руководителя Е. А. Шуниной кардинально изменилась. Вероятно опомнившись, теруправление в ответе указало (внимание!), что по иску поддерживало заявленные требования. Кто допустил ошибку — мелкий клерк юридического отдела, готовивший отзыв, или судья, изготавливающая решение, — остаётся вопросом. Так или иначе, теперь, согласно этому же ответу, территориальное управление готовит депутату Микуляку сюрприз. В кратчайшие сроки в корне изменив свою позицию по отношению к расхитителям федеральной собственности, чиновники занялись подготовкой искового заявления об оспаривании права собственности на земельный участок и сносе самовольных построек депутата Законодательного собрания.
Что ж, учитывая это, остаётся верить, что объективность российского суда размуруют из подвальных застенков и федеральная собственность вернётся к своему законному владельцу. А там, глядишь, увидим, как наглость, нахрапистость, беспринципность и даже принадлежность к правящему клану не спасут зарвавшегося «народного избранника» от уголовного преследования и коллектив ЗАО «Мостострой‑9» выиграет, казалось бы, безнадёжную борьбу с высокопоставленным хапугой.

Денис Давыдов

Добавить комментарий