Результатом «нового мышления», взятого на вооружение вчерашними комсомольскими активистами, за два десятилетия страна из промышленно-индустриальной превратилась в сырьевой придаток «цивилизованного» Запада. Наша история о том, как собственник завода и по совместительству его генеральный директор, совершив тяжкое преступление и надолго попав за решётку, фактически дал разорённому им предприятию и трудовому коллективу шанс на возрождение и дальнейшее развитие.

АНГАРСКИЕ ВЫСОКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

Ангарское опытно-конструкторское бюро автоматики (ОКБА) родилось в далёком 1960 году. С момента создания оно входило в качестве филиала (наряду с четырнадцатью другими) в состав научно-производственного объединения (НПО) «Химавтоматика», руководил которым в то время теперь уже бывший мэр Москвы Юрий Лужков.

В результате социально-экономических потрясений последних десятилетий выжить из упомянутых подразделений НПО удалось немногим. В числе счастливчиков, прошедших естественный отбор всероссийского хаоса и бардака, оказался и коллектив ангарских учёных-исследователей и конструкторов-производственников, который сегодня именуется ОАО «Ангарское опытно-конструкторское бюро». Предприятие сумело сохранить свою направленность и благодаря самоотверженности его работников, а также политике нового руководства сегодня вновь стало одним из ведущих производств по автоматизации химических, нефтехимических кластеров не только Сибири и Дальнего Востока, но и всей России. Его высокотехнологическая продукция востребована и российским оборонно-промышленным комплексом, отечественными авиационной и космической промышленностью. Неслучайно, что ещё одно из основных направлений его деятельности — это изготовление сложнейших приборов для продвинутой техники, от подводных лодок до космических станций. Системы жизнеобеспечения ангарского производства работают для пилотов «сушек» и «мигов». Технологии бюро участвуют в деятельности космодромов Байконур, Плесецк, Восточный, используются в космических разработках и проектах Индии, Вьетнама, Китая, Евросоюза. Продукция предприятия необходима в сельском хозяйстве, медицине, металлургии, энергетике.
Научно-производственные кадры опытно-конструкторского бюро Ангарска в трудные для них времена отказались, выражаясь словами лесковского Левши, «чистить ружья кирпичом, потому что они после этого не стреляют», и вопреки стяжательству бывшего руководства (об этом чуть позже) продолжили выполнять стратегические заказы российских оборонных, аэрокосмических, нефте- и газодобывающих корпораций. Приборостроение, в том числе и аналитическое, промышленная автоматизация, автоматизированные системы, гигрометры, газоанализаторы, приборы для энергетики, диэлькометры, экологический мониторинг, стабилизаторы параметров газовых потоков, стабилизаторы давления, перепада давлений, расхода газа — вот далеко не полная линейка поставляемой ангарчанами на российский рынок и на экспорт продукции.
Без всей этой продукции ангарских учёных-производственников сегодня никак не обойтись в разных отраслях промышленности. Уникальность технологической линейки научно-производственного предприятия ещё и в том, что её аналогов даже за рубежом почти не существует. К примеру, прототипы ряда изделий могут производить лишь некоторые научно-производственные корпорации крупных зарубежных стран. Причём качество ангарских изделий ни в чём не уступает заморским аналогам, а по цене они более доступны.
Поэтому сейчас, когда санкции в отношении России со стороны США и Евросоюза приобретают всё более масштабный характер, высокотехнологичная продукция ОАО «Ангарское опытно-конструкторское бюро» приобретает стратегическое значение. Многие отечественные компании сейчас детально анализируют всю цепочку своих поставщиков с целью найти российские аналоги продукции, ранее приобретаемой за рубежом. И находят, в том числе на ангарском ОКБ, работники которого, несмотря ни на что, сохранили научный и производственный потенциал родного предприятия.

ИЗ ГРЯЗИ В КНЯЗИ

— У нас были очень тяжёлые времена, — рассказывает начальник отдела интеллектуальной собственности Людмила Золотарёва. — Когда в девяностых годах прошлого века прекратились платежи, мы перешли на бартер. Зарплату стали выдавать продуктами. Чего только у нас не было в зарплатной ведомости: и масло, и водка, и индюшка, и мука. И когда мы получили 7 мешков муки вместо зарплаты при двух детях, мужу пришлось уволиться и искать другую работу, позволившую прокормить семью…
К слову сказать, самые трудные и тяжёлые времена сотрудники ОАО «Ангарское опытно-конструкторское бюро» связывают с его первым собственником и генеральным директором — Александром Габой. Предприимчивость, граничащая с пронырливостью, позволила бывшему слесарю совершить головокружительную карьеру и занять место заместителя директора. В трудовых свершениях господин Габа замечен не был, однако, отличаясь особым талантом угодить начальству, скоро стал незаменим в организации увеселительных мероприятий для руководства.
Трагический период растаскивания общенародного достояния по собственным карманам Александр Габа воспринял как подарок судьбы. Организовав скупку заводских акций, вчерашний слесарь выбился в «хозяева» предприятия, а заодно и назначил себя генеральным директором. По мнению коллектива ОКБ, именно с этого момента для бюро наступили мрачные времена.

КЕСАРЮ — КЕСАРЕВО, СЛЕСАРЮ — СЛЕСАРЕВО

Первый удар новоявленный капиталист нанёс по опытному производству, игравшему существенную роль в деятельности предприятия, определявшему перспективы развития и траекторию, по которой коллектив должен был вписаться в «мировой рынок».
Недолго думая, слесарных дел мастер ликвидировал несколько цехов, пустив на металлолом конструкции, а заодно и производственное оборудование в виде станков, которые в качестве вторчермета отправились поднимать экономически процветающий Китай. Освободив территорию от «тоталитарного советского прошлого», свежеиспечённый бизнесмен на этом месте обустроил автомобильную стоянку.
Постигая стратегический замысел «хозяина», можно предположить, что мера эта была вынужденная, ведь в условиях кризиса экономики и спада промышленного производства предприятию, полностью зависящему от потребностей промышленного сектора, выжить было весьма непросто. Только уж больно бросалось в глаза то, как на фоне многомесячной задолженности завода по зарплате и налогам личное благосостояние господина Габы стремительно улучшалось. Желание Александра Михайловича жить на широкую ногу возрастало по мере того, как страна возвращалась от бартерных отношений к денежным.
Сложно объяснить, для чего аристократу от слесарного дела был необходим автопарк из семи-восьми автомобилей. Скорее это вопрос из области психиатрии. Балансирующее на грани банкротства предприятие содержало целый парк дорогостоящих автомобилей, среди которых числились четыре «Ленд-Крузера» и «Гелендваген» стоимостью 8 млн рублей. Престижным автопарком пользовался не только господин Габа, но и его «опричники» — многочисленная персональная охрана.
Ещё одной страстью слесаря-олигарха стал отдых за границей. Поэтому бизнесмен не упускал возможности поучаствовать за счёт предприятия в разнообразных заграничных выставках и ярмарках. Правда, тематика мероприятий его мало интересовала, а зачастую была далека от сферы производственных интересов ОКБА. К примеру, как-то ему очень захотелось попасть на ярмарку в Лейпциге только потому, что на неё должен был прибыть Владимир Путин.
Комплекс капиталиста требовал от господина Габы всё больших жертв. Причём жертв вполне реальных, цена которым — судьба завода…
— Александр Михайлович жил явно не по средствам, — рассказывает один из сотрудников бюро. — У нас тогда была проблема приобрести комплектацию для выполнения заказов — на неё никогда не находилось денег, потому что предоплата по заказам тратилась на развлечения руководства. В итоге получалось, что деньги уже истрачены, а заказы не выполнены. Чтоб как-то выкрутиться, брали кредиты, а это огромные проценты. Вот и получалось — один кредит берём, чтоб оплатить проценты по предыдущему. Проценты росли как снежный ком, накручиваясь друг на друга. В те мрачные времена завод работал, постоянно отдавая долги. О развитии предприятия и выплате хотя бы зарплаты не было и речи…

ОЛИГАРХ ЗАРВАЛСЯ


Работники ОКБА, крепко связавшие свою судьбу с предприятием, с уверенностью говорят о завтрашнем дне завода, ставшего для них родным
По мере того, как Александр Габа всё больше входил во вкус своего начальственного положения, его деятельность стала приобретать откровенный криминальный оттенок. Первый звоночек прозвенел в 2001-м году. Тогда сотрудники ОБЭП установили, что «гр. Габа Александр Михайлович, являясь членом совета директоров ОАО «Ангарское опытно-конструкторское бюро», в 1998 году получил от ОАО «Иркутскэнерго» векселя на сумму 8 млн рублей, после чего передал их в подконтрольные ему фирмы, нанеся существенный вред предприятию».
Было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 201 УК РФ («Использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения для себя выгод и преимуществ»).
Следующий уголовный эпизод состоялся в 2004-м году. На этот раз было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 199 УК («Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере»).
Однако Габе, несмотря на интерес правоохранительных органов, всё сходило с рук, и он по-прежнему оставался у руля. Кроме задолженности перед государством росли долги перед работниками бюро, поставщиками и заказчиками. Некогда престижное предприятие стремительно стало терять репутацию.
Тяжелейшее экономическое положение стало причиной утечки кадров. При этом сохранившие верность заводу работники признают, что коллектив на ОКБА всегда был очень дружный, самоотверженный, работа — творческая. Большинство из тех, кто решил уволиться, сделали это лишь потому, что потеряли всякую надежду на возрождение производства. Предприятие оказалось на грани краха.
В октябре 2013 года Ангарск взбудоражила новость о том, что руководитель ОКБА Александр Габа взят под стражу. При этом его обвиняли уже не в невыплате денег и даже не в финансовых или налоговых махинациях. Речь шла о тяжком преступлении — организации заказного убийства. Следствие установило, что с помощью сына Артёма Хубаева в августе 2013-го года Габа пытался «убрать» своего бывшего заместителя господина Плотникова. Последнему повезло: несмотря на многочисленные огнестрельные ранения, он чудом остался жив.
К слову сказать, повезло не только Плотникову, которого неудачно «заказал» зарвавшийся Габа. С облегчением вздохнули и сотрудники предприятия. В ходе судебных слушаний уголовного дела вскрылись нелицеприятные факты: Габа создал на заводе атмосферу страха. Применяемые к работникам телесные наказания были обычным делом.
Как выяснилось на судебном заседании, сотрудники охраны, функции которой больше напоминали действия надсмотрщиков, выслуживаясь перед «хозяином», не гнушались применять физическую силу к «провинившимся» работникам и занимались откровенным мордобоем и запугиванием. Даже суду, повидавшему всякое, было непонятно, почему люди не уходили с предприятия, которое оккупировал обнаглевший хапуга. На вопрос председательствующего судьи уголовного процесса «Почему вы не уволились?» люди отвечали: «Мы любим своё дело, любим это предприятие. Мы отдали ему большую часть жизни. Почему мы должны увольняться из-за какого-то Габы?!»
Итогом разбирательства стал обвинительный приговор, которым Александр Габа был признан виновным и приговорён к восьми годам лишения свободы.

ТЮРЕМНЫЙ СРОК ДИРЕКТОРА ДАЛ ШАНС ЗАВОДУ

Обвинительный приговор бывшему «шефу» стал для предприятия спасительным. В судьбе завода наметился новый поворот. Нашёлся бизнесмен, не только заинтересованный в дальнейшей работе бюро, но и готовый вкладывать в его развитие собственные средства. Им стал предприниматель Давид Татулашвили, известный своей способностью реанимировать, казалось бы, безнадёжно разорённые предприятия. Новый акционер восстановление производства начал с возвращения на предприятие уволившегося кадрового состава. Принципиальной задачей стало и погашение задолженности перед кредиторами и работниками.
С гордостью рассказывают о сегодняшнем дне родного завода его работники, признаваясь, что уже и не верили, что ОКБА выживет…
— Впервые за столько лет наше предприятие крепко становится на ноги, — рассказывает Людмила Золотарёва. — Новый собственник рассчитывается с долгами, которые накопило предыдущее коррумпированное руководство. Политика сегодняшнего акционера — работа без разорительных кредитов, поиск возможностей обходиться своими силами и средствами. А главное, что он прекрасно понимает возможности, запросы и потребности высокотехнологичного научно-производственного процесса. Впервые за много лет начинается обновление станочного парка, проводятся ремонты, открываются новые цеха. Сегодня можно с уверенностью сказать: коллектив нашего ОКБА вновь готов в полной мере выполнять свои задачи по обеспечению оборонки, атомной промышленности, космических, нефтегазохимических и иных корпораций своей продукцией.
Одна из главных задач нового руководства — погашение задолженности перед работниками по зарплате. Уже выплачены долги за 2012—2014 годы. На очереди 2009—2010 годы. Несмотря на минувшие сроки исковой давности, новый собственник взял на себя и эти обязательства.
— В советское время, когда я сюда пришла работать, условия были очень хорошие, — вспоминает Людмила Копытова, токарь с 40-летним стажем. — Большое предприятие, большой, дружный коллектив. А с приходом этого Габы начались проблемы, сокращения. Люди и сами увольнялись, потому что зарплату по полгода не получали. Сейчас всё установилось. Зарплату не только стали выплачивать вовремя, но и впервые за много лет повысили. И в столовой мы, как в советские времена, питаемся бесплатно.
— Я на заводе всё повидала, — замечает и токарь 6-го разряда Мария Пимонова, которая в ОКБА с 1977 года. — Самые плохие времена пережили и выдержали. А сейчас люди стали на предприятие возвращаться. Объёмы увеличиваются, а это значит, что предприятие развивается.

РАЗВИтие — это вложение

Возвращение на предприятие профессионалов, уволившихся из-за габовского беспредела, для новой администрации ОАО «Ангарское опытно-конструкторское бюро» является задачей стратегической. Многие направления деятельности полностью ликвидированы, а для их возрождения нужны квалифицированные опытные специалисты. Не менее важным теперь направлением в работе ОКБ стало привлечение молодых специалистов. На завод принимаются выпускники вузов, предприятие оплачивает их дальнейшее обучение в магистратуре. Совсем недавно, к примеру, в конструкторский отдел приняли четверых молодых специалистов. К ним прикрепили опытного наставника. Такие же планы в отношении разработчиков и специалистов для отдела автоматизации.
Вспомнили на предприятии и о своих старых кадрах. Здесь создан консультационный отдел, куда входят уже вышедшие на пенсию заслуженные работники ОКБА. Их опыт и знания с охотой востребуются молодыми специалистами. Активна позиция нового руководства опытно-конструкторского бюро в вопросах социальной сферы. Сотрудники предприятия имеют теперь полный и гарантированный социальный пакет, им дополнительно предоставляется добровольное медицинское страхование.
Вполне естественно, что подобная политика нового акционера ОКБА подразумевает очень серьёзные финансовые затраты. Однако он идёт на это осознанно, вкладываясь в уникальное предприятие, чей научно-производственный и интеллектуальный капитал уже в самом скором будущем принесёт ощутимые дивиденды и коллективу, и его рачительному дальновидному собственнику, и России.

Елена Суворова