Мост преткновения


Жительница Зимы баба Люся невесть откуда взявшемуся мосту и появившейся возможности выгуливать коз на остров Мичуринский очень рада
Депутат Законодательного Собрания Иркутской области Андрей Микуляк уже неоднократно становился объектом журналистских расследований редакции НКС на тему коррупции. Со страниц газеты читатели узнали о роли Микуляка-директора в банкротстве ЗАО «Мостострой-9» и его неудачной попытке за копейки присвоить акции этого крупнейшего в области мостостроительного предприятия, некогда приютившего Андрея Степановича.

Стоит заметить, что интерес журналистского коллектива в этой истории не столько к самому персонажу, сколько к тем государственным органам, которые позволяют бывшему директору жить в атмосфере безнаказанности и вседозволенности. У нас нет ответа на вопрос, когда же Андрей Микуляк получит по заслугам. Тем более что, на наш взгляд, очередная история о похождениях «бравого строителя» Микуляка – лишнее подтверждение тому, что Андрей Степанович может себе позволить гораздо больше, чем простой смертный, во всяком случае, с точки зрения Уголовного кодекса.

ЧЬИХ БУДЕШЬ, ХОЛОП?

13 февраля 2014 года губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко удостоил своим визитом жителей города Зимы и его окрестностей. Вынашивая планы по досрочному прекращению полномочий для участия в губернаторских выборах, дабы набрать в глазах избирателей политических очков, на обещания он не скупился. По итогам поездки был составлен обширный перечень поручений, в числе которых наряду с проработкой вопросов строительства в Зиме бассейна, ФОКа, Дома культуры, библиотеки, капитального ремонта дорог и реконструкции системы теплоснабжения значился вопрос строительства моста через реку Муру на остров Мичуринский.
Ныне покойному мэру Зимы Владимиру Трубникову губернатор поручил обеспечить разработку проектной документации и проведение государственной экспертизы, а также предусмотреть в местном бюджете средства на возведение моста, а министру строительства и дорожного хозяйства области Михаилу Литвину (по последним данным, скрывающемуся от правосудия в Лондоне) – решить вопрос по включению строительства моста в государственную областную программу на условиях софинансирования.
Так уж случилось, но волею судьбы в рабочей поездке принял участие и наш герой, на тот момент ещё являвшийся руководителем «Мостостроя‑9», Андрей Микуляк. Решив, что перспективы его политического будущего связаны исключительно с именем Сергея Ерощенко, который, как тогда считало его окружение, прописался в Сером доме надолго, Андрей Степанович в холопском порыве решил использовать такой шанс и выслужиться перед «барином». Вызвавшись без каких-либо договоров и документации, нарушив законный порядок возведения подобного рода объектов, директор «Мостостроя» решил, что бремя строительства моста вполне по силам его предприятию.
В окружении бывшего директора озву-
чивается ещё одна версия возможного скрытого мотива, которым мог руководствоваться бывший директор, – желание провернуть аферу с выкупом моста после его строительства по стоимости, значительно превышающей рыночную. Версия, если судить по грязной истории с попыткой Микуляка вымутить акции обанкроченного предприятия по бросовой цене, вполне имеет под собой основания.

ЧТО НАМ СТОИТ МОСТ ПОСТРОИТЬ

Чем бы Андрей Степанович не руководствовался в своём бессовестном подсознании, коммерческое предприятие по его распоряжению приступило к строительству моста через Муру на собственные средства, не дожидаясь разработки администрацией Зимы проектной документации и проведения государственной экспертизы, а также появления в местном и областном бюджете денег.
Особенно следует отметить, что никаких конкурсов по выбору подрядной организации проведено не было, что фактически исключало возможность финансирования объекта за счёт средств муниципалитета. Но Андрея Микуляка как директора вверенного ему предприятия это обстоятельство нисколько не волновало. «Мостострой» перебросил технику и персонал с другого объекта, находящегося в Якутии. В лучших традициях бамовских строек мост, несмотря на его внушительные габариты, был сооружён в рекордные сроки – уже к маю 2014 года – и без всяких экспертиз и законного ввода в эксплуатацию начал использоваться местными жителями как автомобильный.
Чего это стоило организации, догадаться несложно: цена строительства превышала 40 млн рублей, притом что бюджетных денег «Мостострой‑9» не получил ни из местного, ни из областного бюджета. Кордебалет директора перед Сергеем Ерощенко обошёлся предприятию непростительно дорого. Сорокамиллионный долг и обслуживаемый в этой связи банковский кредит поставили «Мостострой‑9» на грань разорения.

ДОГОНИШЬ – ПОЛУЧИШЬ

В отличие от Андрея Степановича чиновники областного правительства и зиминской мэрии рвать «свои шаровары» в связи с губернаторским поручением не стали, ограничившись проведением безрезультативных совещаний и переговоров.
В июле 2014 года, после того как «Мостострою» удалось избавиться от наворотившего дел руководителя Андрея Микуляка, загнанное в долговую яму предприятие, теперь уже в лице временного генерального директора Фёдора Уварова, начало активно вести переписку в попытках решить вопрос с возмещением затрат на строительство. Но, судя по всему, чиновников настигла амнезия, причём случилось это ещё быстрее, чем появился мост. О финансовых обязательствах и поручениях Сергея Ерощенко вспоминать стало неприлично.
Переписка с главой администрации Зиминского МО Владимиром Трубниковым и министром строительства и дорожного хозяйства области Мариной Садовской, судя по ответам последних, обещала быть долгой и бесполезной. Сначала, в 2014 году, невозможность компенсировать понесённые предприятием затраты минстрой обосновывал отсутствием положительного заключения госэкспертизы на проектно-сметную документацию, которое якобы в адрес министерства должно было представить (но до сих пор не представило) муниципальное образование. Администрация Зимы глумилась над работниками предприятия отписками о том, что оплатить экспертизу «не представляется возможным из-за несбалансированности местного бюджета на 2015 год».
К сентябрю 2015 года у министерства появилась новая причина не возвращать «Мостострою» потраченные деньги – необходимость оформления автомобильной дороги, на которой находится мост, в муниципальную собственность. При этом в одном из ответов было подмечено, что дорожная деятельность относится к вопросам местного значения городского округа.
Губернатор новый, проблемы старые
В декабре 2015 года в правительстве уже нового губернатора Сергея Левченко даже состоялось заседание комиссии по обеспечению прав граждан на вознаграждение за труд, на котором отдельно была озвучена проблема с задолженностью по зарплате в «Мостострое‑9». Министерству строительства и дорожного хозяйства порекомендовали совместно с областным министерством финансов провести работу по содействию в погашении задолженности перед строительной организацией со стороны Зиминского МО за создание мостового перехода. Однако дальше отражения этих рекомендаций в протоколе заседания дело не пошло, несмотря на то, что, казалось бы, сменившие капиталиста-мироеда Ерощенко поклонники Зюганова должны быть заинтересованы в сохранении предприятия и рабочих мест. Работники «Мостостроя», отдавшие свои голоса на выборах губернатора за представителя пролетариата Сергея Левченко, ни сочувствия со стороны «красных», ни вознаграждения за свой труд так и не дождались.

Я НЕ Я, И КОРОВА НЕ МОЯ

В администрации Зиминского МО после избрания нового мэра Андрея Коновалова ситуация с мостом только усугубилась. То мэр просит подтвердить полномочия конкурсного управляющего «Мостостроя‑9» (информация эта является открытой и размещена в т. ч. на сайте Арбитражного суда Иркутской области), а то и вовсе требует представить документы, подтверждающие право собственности «Мостостроя‑9» на мост.
Андрей Николаевич в разговоре с представителями «Мостостроя» пытается отрицать, что ему известно, кто построил мост, тем не менее время от времени оговаривается: «А я откуда знаю, кто построил, я без понятия, кто строил. Там не только Микуляк, там ещё какой-то господин приезжал высокий и толстый, который хвастал, что уже мостов этих сколько построил…»
Характерно, что отсутствие испрашиваемых администрацией Зимы сведений не мешает мэру Андрею Коновалову при личной беседе с работниками «Мостостроя» демонстрировать чудеса информированности о строительстве моста и дальнейшей судьбе этого вопроса: «На нас не ляжет никаких обещаний, не мы обещали, не мы строили. Сегодня всем говорят, что губернатор обещание исполнил. Губернатор обещал и сделал! Вот мне на сегодня глубоко всё равно, кто построил, какими силами, но я вам просто говорю, что вам не дадут дальше идти всего лишь потому, что там люди высокопоставленные. Они делали политику. Хотите бодаться – бодайтесь! Я не против».
С плохо скрываемым удовлетворением Андрей Коновалов откровенничает: «Да, единственное, чему мы рады, что не нам придётся за него рассчитываться, потому что здесь концов-то найти – это уже ваша прямая обязанность. Куда они пойдут и дадут ли вам этот вопрос решить».
Стоит отметить, что администрация Зимы в настоящее время предпринимает попытки признать мост бесхозным и оформить его в муниципальную собственность. Ну а что ещё делать с таким подарком судьбы?
Мэра Зиминского МО понять ещё можно: он печётся о своих избирателях, жителях города, но как понять чиновников областного правительства и губернатора Левченко? Ведь то, что вызывает эйфорию у зиминских чиновников, столкнуло в долговую яму предприятие и без того с трудной судьбой.
Нужно сказать, что место на берегу реки Муры, где чиновники администрации Зимы нашли (как следует из их рассуждений) потерянный каким-то растяпой мост (к слову сказать, собранный из металлоконструкций), являет собой живописнейший уголок природы, облагороженный белокаменным храмом. Эти красоты в день съёмки гармонично дополнила перегонявшая по мосту с десяток коз местная жительница баба Люся. Казалось бы, мало что способно испортить подобную идеалистическую картинку, разве что трещины в бетонном основании «бесхозного имущества».
Если бы я не был одним из участников разговора, в котором мэр Зимы рассуждал о судьбе моста, то думал бы, что подобное возможно только где-нибудь в благополучных Эмиратах. А как ещё можно отнестись к рассказу о том, как какие-то дяди построили мост через реку, пожелав остаться неизвестными, и поэтому зиминской администрации только и остаётся, что признать объект бесхозным, время от времени гоняя по нему автомобили и бабы-Люсиных коз.

КОГДА ЗАКОН В РУКАХ НАПЁРСТОЧНИКОВ

Что касается России, так у нас уже 25 лет, как Конституцию не меняли, где установлено, что граждане находятся под защитой государства, равно как их жизнь, здоровье и законные интересы. Именно в этом и заключается смысл существования надзорного органа, который в нашей стране называется прокуратурой. Сотрудники этого госоргана, защищая интересы граждан, надзирают за соблюдением законодательства в России. Они лучше всех знают, что гонять коз по мосту, не введённом в эксплуатацию соответствующими органами в установленном порядке, значит нарушать законы страны, создавая угрозу жизни и здоровью граждан. Но Прокуратура Иркутской области восстанавливать законность и не подумала. Из ответа на редакционное обращение следовало, что в адрес главы Зиминского МО вынесено представление об устранении допущенных нарушений закона, а именно непроведения проверки на предмет безопасного использования мостового перехода.
Первое, что бросается в глаза даже не искушённому в области права человеку, это двойственность в оценке законности сотрудниками прокуратуры. Почему в случае с добычей гравия для строительства автодороги Еланцы – Малое море в отношении мэра Ольхонского района Копылова возбуждается уголовное дело и для этого есть все законные основания? Общественность этот факт принимает, но задаётся вопросом, почему же мост, не введённый в эксплуатацию и не имеющий положительного заключения экспертизы, использовать – законно. Государство – одно, законодательство – одно, а подходы разные. Двурушничество, не иначе.

ПЕРЕД ЗАКОНОМ ВСЕ РАВНЫ, НО МИКУЛЯК РАВНЕЕ!

В российском законодательстве существует и является одним из основополагающих принцип равенства всех перед законом. Но в жизни россияне повсеместно сталкиваются с двойными стандартами. Взять хотя бы того же Микуляка. В связи с деятельностью Андрея Степановича в «Мостострое‑9» в отношении него поданы заявления о возбуждении уголовного дела по пяти статьям Уголовного кодекса, а ему всё нипочём. За два года уголовное дело так и не появилось, а деятельность органов дознания свелась исключительно к вынесению отказных постановлений, которые затем отменялись заявителями в судебном порядке.
Та же история и со строительством моста. По мнению экспертов, этот эпизод деятельности директора Микуляка подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ («Злоупотребление лицом, выполняющим управленческие функции, полномочиями»). Однако надеяться на то, что уголовное дело по этому обращению всё же будет возбуждено, учитывая отношение правоохранительных органов к примелькавшемуся Андрею Степановичу, было бы наивно.

ГОСУДАРСТВО ЕСТЬ, ЗАКОННОСТИ НЕТ

Неутешительные выводы напрашиваются сами собой. На территории Иркутской области правоохранительные органы повсеместно используют двойные стандарты. Изложенные события лишний раз доказывают, что государство стоит на страже тех, кто в корыстных интересах идёт на нарушение действующих законов, наживаясь за счёт целых трудовых коллективов.
И всё же называть наше государство беззубым я бы не стала. Это тем, кто ворует целыми предприятиями, бояться нечего, а вот если отчаявшийся работяга, оставшийся без работы, чтобы накормить семью, украдёт буханку хлеба, то неминуемо почувствует всю репрессивную мощь государственной машины на собственной шкуре. Во всяком случае, так было с жителем Челябинска, укравшим на 120 рублей хлебобулочных изделий и получившим за это тюремный срок.
Елена Суворова

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика