«Ангарск – город большой химии!» Когда-то, в советское время, это заявление звучало гордо. Ведь основная часть горожан, первостроителей крупных предприятий, понятия не имела, какие последствия эта химия повлечёт. А если кто и догадывался, то, как говорится, молчал в тряпочку от греха подальше. Только в 80-е начала подниматься волна народного недовольства «большой химией». Завод белково-витаминных концентратов (БВК), от сизых выбросов которого задыхались люди, стал первой вредной ласточкой, которой удалось обломать крылья, – предприятие было закрыто. Однако все прекрасно понимали: градообразующие промышленные производства-гиганты такая судьба вряд ли ждёт. Ведь там работают десятки тысяч людей. И пускай вредность, пускай смертность… Зато зарплата!

Синий туман похож на обман

Слово «газ» для коренных ангарчан привычно с детства. Как команда к действию. Если мама кричит из окна: «Газ!», значит домой. Одно время (как раз в 90-х, когда появилась пресловутая гласность) недовольные выбросами граждане регулярно жаловались в администрации различных уровней, СМИ, СЭС… Но реакция всегда была нулевой. А кто бы сомневался? «Это не газ. Это туман…» – успокаивали ответственные за экологию лица. Мол, не верьте носу своему. Лучше поверьте данным лаборатории контроля. Она вот говорит, что превышений ПДК нет… Ещё бы говорила, что есть! Ведь, к примеру, на том же АНХК лаборатория является штатной единицей…
Только около десяти лет назад в связи с ужесточением экологического законодательства в прессе стали появляться реальные данные о загрязнениях окружающей среды. Предприятия впервые за половину столетия публично сознались: «Мол, да, загрязняем. Но платим за это». Появилась также информация и о неудачных для промышленников проверках, по результатам которых выносились серьёзные административные решения. И даже частично консервировались некоторые этапы производства, из-за того что являлись небезопасными для окружающей среды.
Однако, несмотря на все меры, предпринимаемые государством по экологическому контролю, даже сейчас что крупные, что мелкие предприятия пытаются как ужи вывернуться и где-то «напакостить», чтобы сэкономить деньги на утилизации своих отходов. Когда это делает мелкий предприниматель, выбрасывающий коробки из своего магазина в общий мусорный бак, чтобы не везти их на полигон и не платить, его штрафуют. А когда крупное предприятие? Следы заметаются по возможности так тихо, что из-за проходной информация и не выходит. Подчас горожане и не подозревают, какую гадость захоранивают у них под носом, казалось бы, передовые крупные производства с огромным денежным оборотом, для которых тот же вывоз мусора оплатить – просто тьфу! Причём экономят промышленные гиганты на всём и на всех. Не гнушаясь даже такой мелочью, как строительный и бытовой мусор.

Травитесь на «Здоровье»

Одним из примеров такой мелочной экономии на вывозе отходов стал ремонт детского лагеря «Здоровье», принадлежащего УСКС «АНХК». Гору отходов недалеко от речки Оды обнаружили ещё летом грибники. Кто бы мог подумать, что в лесу на задворках образцово-показательного детского лагеря АНХК может находиться всё – от строительного мусора до полусгнивших матрасов?
По обращению жителей Ангарска представители Иркутской региональной общественной организации «Народный контроль» 3 октября нынешнего года осмо-
трели территорию детского лагеря «Здоровье». По итогам было составлено обращение в Прокуратуру города Ангарска: «…В ходе ознакомления с территорией был установлен факт, подтверждающий информацию, содержащуюся в обращении жителей, о захламлении земель Гослесфонда, граничащих с лагерем «Здоровье», строительным и бытовым мусором. Так, на расстоянии около 30 метров от технологических ворот лагеря отдыха (юго-западное направление) на расстоянии около 80 метров до русла реки Ода в естественно образованном распадке обнаружено захоронение ТБО, состоящее из строительного и бытового мусора. От ворот до начала распадка видны следы тяжёлой строительной техники, осуществлявшей планировку площадки от ворот лагеря «Здоровье» до начала распадка и незаконно обустроенной самовольной свалки, что даёт основания считать свалку действующей в настоящее время.
Кроме того, участниками рейда была обнаружена труба диаметром 400–500 мм, берущая своё начало на территории лагеря. Заканчивается труба на расстоянии около 15 метров до русла реки Ода. Образованная стоками вымоина даёт основания считать, что труба периодически используется для сброса стоков, содержание которых установить не представилось возможным…»
Теперь с тем, что же течёт в реку по трубе, будет разбираться прокурор.

Концы в землю!

Дальше – больше. Отходы жизнедеятельности детского лагеря – вещь, конечно, неприятная. Но вряд ли опасная для жизни. Ведь никаких химических загрязнений матрасы и строительный мусор не содержат. Другое дело – заводские помещения. Тут уж, как говорится, грязно и вредно – дальше некуда. Однако и в случае с такими отходами позиция предприятия остаётся прежней: валим всё куда попало, лишь бы деньги сэкономить. Иначе чем можно объяснить внутренний документ – Протокол АО «АНХК» № 01–77 от 12.09.2016, копия которого оказалась в распоряжении редакции НКС, согласно которому часть отходов, которые будут образовываться в процессе сноса зданий на территории одного из самых вредных производств компании – химзавода, предлагается тут же, на территории АНХК, и закопать в землю…
Это по нормам положено такие отходы вывозить подальше от людей на специальные полигоны (в данном случае даже стандартные полигоны ТБО не подходят!). Но руководству АНХК, видимо, нормы не писаны. Ведь как иначе объяснить такие распоряжения: «Образующиеся строительные отходы (бой кирпича, железобетона) предлагается временно накапливать (сроком до 11 месяцев) на площадке с твёрдым покрытием в районе объекта № 1 химического завода. Отходы мусора строительного, содержащие отходы древесины, стекла, рубероида и др. не пригодные для повторного использования, предлагается захоранивать на собственном полигоне (по предварительным оценкам, не более 10% от общего объёма образующихся строительных отходов)».
Местом накопления таких строительных отходов определили площадку в районе объекта № 1 химического завода – там и приютится всё, что останется от разборки зданий. Кто-то незнающий поинтересуется: ну и что?! Разберут старые цеха на плиты, кирпичи, шифер и рубероид, раздробят это всё в мелкую крошку и зароют в землю – делов-то? Но не всё так просто. Все отходы, оставшиеся после демонтажа цехов, в том числе и кирпичи, и плиты, являются опасными. Это же чёрным по белому прописано в документе: «отходы различных классов опасности». Только после того, как будет завершено временное складирование, с этими классами наконец-то будут разбираться («по видам, свойствам и т. д.»). Те из них, которые будут признаны самыми относительно неопасными, пойдут на отсыпку внутренних дорог АНХК, а также станут изолирующим слоем на внутреннем полигоне предприятия.
Фактически на «подушке» из одних отходов, менее вредных, планируется хоронить отходы более высокого класса опасности. И всё это захоронение будет произведено на предприятии, которое расположено в черте города!
Мало того, АНХК как градообразующее производство выполняет и функции жизнеобеспечения Ангарска. Там находятся городской водозабор, очистные сооружения. И самое главное – комбинат стоит на берегу реки Ангары, в которую, хотят этого его руководители или нет, грунтовыми водами смывается вся гадость с производственных площадок. Нетрудно догадаться, что если идея с размещением мусора на своей территории будет реализована, в воду, которую пьют ангарчане и жители области ниже по течению, будет вливаться ещё энное количество химических отходов.
Есть ли у нас время, чтобы что-то изменить? Если и есть, то его немного. Котлованы для отходов уже вырыты. Остаётся одна надежда – на областные власти и прокуратуру. Может, хоть им удастся попасть за забор предприятия, подчиняющегося только своим московским боссам, и остановить создание «могильника» рядом с городом? Очень хочется верить, что такую «экономию» на здоровье жителей остановят. Иначе, почувствовав безнаказанность, промышленные гиганты пойдут дальше. И город большой химии может стать её похоронным бюро. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для жизни и здоровья людей.
Анна Семёнова

Добавить комментарий

Комментарии  
#1 Читатель 12.12.2016 06:46
Интересно!
Цитировать