ЧЕЛОВЕК С ФОНАРИКОМ

Открыла учебник истории, который рекомендовали дочке для подготовке к ЕГЭ, и… погрузилась в прошлое. Нет, не в эпоху Александра Невского – в перестроечные
80-е, когда на деньги Сороса перестраивали мозги наивных «совков», внушая презрение к «Рашке». Ведь давно известно: сподручнее всего это делать на историческом материале.

Том на 845 страниц на всякий случай назван скромно: «История Отечества. Справочник для школьников и поступающих в вузы», автор Л. А. Кацва, Москва, Аст-пресс, 2016. В школе этот учебник рекомендуют потому, что в нем списком перечислены все даты и имена, которые надлежит знать. Факты и в самом деле сообщаются. И прямого вранья там почти нет. Но вот что считать фактом? Что важно, а что не важно? Как ни относись к давнему историку-марксисту Покровскому, но в его хлесткой формуле, что история – это политика, обращенная в прошлое,  много правды. Дело даже не в отношении к фактам, а просто в их отборе, в формировании, так сказать, исторической «повестки дня». Посмотрите иностранные новостные каналы, даже не вполне понимая язык: они говорят о других новостях. Отбор фактов – вот что важно. Вот автор пособия повествует о культурной жизни СССР – о «бульдозерной» выставке авангардистов.

Это надо знать сдающему ЕГЭ. А вот о другой выставке – картин Дрезденской галереи, сохраненных благодаря Советской армии, вывезенных в Советский Союз, отреставрированных, показанных москвичам и возвращенных в Германию – об этой выставке школьнику знать не надо. Любой историк напоминает человека, идущего с фонариком по темному лесу. Попал свет на трухлявый пень – все кричат: «Там всё прогнило!». Попал на малиновый куст – все орут: «Не жизнь была, а малина!». Вопрос, в чьих руках фонарик. А он часто в руках того, кто свою страну – презирает.

Забавно, что автор, как сообщает интернет, – учитель одной из школ на Юго-Западе Москвы. Ах, Юго-Запад! В одной из тамошних панельных многоэтажек я когда-то в юности впервые услыхала о диссидентах, и они показались мне каким-то кружком по интересам, меня не касающимся. И вот из дочкиного учебника я узнаю, что диссиденты – это прямо-таки властители дум, а «молодежь, совершенно игнорируя официальное искусство, поголовно увлекалась рок-музыкой». А я-то, глупая, не игнорировала книги и журналы, ходила в кино и театры, а рок-музыкой не увлекалась. Но учитель с Юго-Запада гнет свое: для него любой автор, не имевший проблем с режимом, а паче того – режимом поощренный, не существует. Нет его. Твардовский знаменит лишь антисталинской поэмой «По праву памяти» да еще тем, что был уволен из «Нового мира». А что «Василия Теркина» сочинил – это пустяк, не достойный упоминания. Точно так же проигнорированы романы Симонова о войне: что можно сказать об обласканном режимом лауреате сталинских премий? Террор, сталинщина, репрессии – вот лейтмотив советской истории. И педагог не забывает это повторять и иллюстрировать многими примерами: сразу видно опытного методиста. Не забыта и Катынь. Тут много неясного. Но юго-западному учителю ясно всё. Он твердо стоит на геббельсовской позиции: польских офицеров расстрелял НКВД. Даже когда судят серийного убийцу, любые сомнения толкуются в пользу обвиняемого (ст. 14, п. 3 УПК РФ). Когда же педагог судит «кровавый режим», презумпция невиновности не работает. А вот итоги перестройки: «…позиции СССР в мире резко ослабли. Страна утратила былых союзников, лишилась прежнего влияния. …В целом мир стал безопаснее, исчезла опасность новой мировой войны». Значит, откуда исходила опасность? Ясен пень: от «совка». Учитель дурному не научит. Любят цитировать высказывание Бисмарка, что войны выигрывает школьный учитель. Проигрывает тоже он. Особенно если переходит на сторону противника. Не его ли ученики бузили на Тверской?

http://domestic-lynx.livejournal.com/

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика