Внутри судейского сообщества Иркутской области есть особая прослойка из судей, которые грубо, цинично и, что самое возмутительное, безнаказанно нарушают основополагающие принципы российского судопроизводства.
«Народный контроль Сибири» за всё время существования издания предал огласке десятки случаев недостойного поведения «вершителей закона». Предлагаем вниманию читателей свежие судебные истории в рубрике «В гостях у Фемиды». На этот раз наша галерея пополнилась ещё двумя портретами законоотступников в мантии.

СУДЬЯ СЛАВИНСКИЙ ВЗЯЛ ПРИНЦИП ГЛАСНОСТИ ПОД ЛИЧНЫЙ КОНТРОЛЬ

27 октября 2017 года в Октябрьском районном суде города Иркутска под председательством федерального судьи А.С.Славинского рассматривалась жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ. Ничто не предвещало попадания этого судебного слушания на страницы «НКС» до тех пор, пока Андрей Сергеевич не заметил в руках заявителя жалобы Л. диктофона…

Из расшифровки аудиозаписи судебного заседания:

Судья Славинский: Вы желаете осуществлять аудиозапись судебного заседания?
Заявитель жалобы Л.: Да.
Судья Славинский: Для этого надо сообщить… и ваше ходатайство…
Заявитель жалобы Л.: Хорошо, извините!..
Судья Славинский: Да ничего страшного! Просто всё должно быть по порядку — понимаете? Надо заявить ходатайство. Ходатайство рассмотрим… и так далее и тому подобное…
Заявитель жалобы Л.: Хорошо. Заявляю ходатайство о возможности…
Судья Славинский: (перебивая) У прокуратуры нет возражения?
Прокурор Дончевская: Нет.
Судья Славинский: Нет возражений… В протоколе будет отражено, что ходатайство ваше удовлетворяется. Вы можете вести аудиозапись судебного заседания.
Поясним нашим читателям, в чём же состоят незаконные требования судьи Славинского, принуждающего участника процесса сообщать суду о намерении вес­ти аудиозапись и ходатайствовать перед судом об аудиофиксации происходящего в открытом судебном процессе. Особо подчеркнём, что это является грубейшим нарушением основ судопроизводства в РФ.
Несведущий в юридических тонкостях может решить, что нет причин раздувать целую историю из описанной ситуации. Мол, подумаешь — заставил сообщить о намерении записывать и ходатайствовать об этом! Но в конечном-то счёте не ограничил право гражданина.
В том-то и дело, что случай не пус­тячный. Поскольку участника процесса судья вынудил заявить ходатайство, соответственно, он вынес его на обсуждение сторон, а поскольку безусловное право на ведение записи стало предметом обсуждения, то итогом такой процедуры вполне мог стать и запрет на ведение записи. То есть 27 октября судья Славинский «доб­ренький», а потому милостиво разрешил ведение аудиозаписи, а в следующий раз настроение у закононепослушника-судьи будет подпорчено (например, этой публикацией) и он запретит эти «вольности». Выходит, Андрей Сергеевич взял принцип гласности под личный контроль! Иначе какой смысл выносить на обсуждение вопрос, который заведомо не требует специального разрешения суда?
И ещё любопытный момент. В упомянутом судебном заседании присутствовала прокурор Дончевская, в обязанности которой входит, согласно ст. 1 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», осуществлять от имени РФ надзор за соблюдением Конституции РФ и соблюдением законов, действующих на территории РФ. На явно неправомерный вопрос судьи Славинского, не против ли прокурор, чтобы заявитель жалобы вела аудиозапись, Дончевская ответила: «Нет».
В контексте приведённого диалога это следует понимать, как то, что Дончевская не возражает, если участник процесса будет вести аудиозапись. Но если вдуматься, то это прокурорское «нет» означает, что прокурор не против, чтобы судья нарушал закон в её присутствии и с её участием.
После окончания описанного судебного заседания и вплоть до получения участницей процесса официального протокола судебного заседания сохранялась небольшая интрига: каким образом Славинский обыграет в протоколе эпизод с навязанным им ходатайством о ведении аудиозаписи?
Как и следовало ожидать, лукавый служитель Фемиды, взявший принцип гласности под личный контроль, в официальном протоколе судебного заседания предусмотрительно предпочёл об этом умолчать, приписав инициативу в заявлении ходатайства заявителю жалобы, то есть подменил подлинное ложным.

«БЕЗГРАМОТНОСТЬ. БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ. СОЛИДАРНОСТЬ»

За комментариями я обратилась к эксперту ИРОО «Народный контроль», члену Общественного совета при Службе государственного жилищного надзора Иркутской области Ольге Беляевой:

Юлиана Терехова: Ольга Николаевна, всякий раз, когда сталкиваюсь с такими ситуациями в судах, никак не могу разгадать одну и ту же загадку. Что это за явление— некомпетентность или заинтересованность судьи?
Ольга Беляева: Это дерзкое, открытое неподчинение закону. Полностью исключено, что данная конкретная норма права может быть незнакома судье. А потому это намеренное, умышленное дерзкое неподчинение закону. Это азы судопроизводства, которые любой судья не имеет права не знать.
Ю. Т.: Но должна же быть какая-то мотивация у судьи для этого?
О. Б.: Я не случайно говорю о дерзком, демонстративном неподчинении закону. Судьи ставят себя выше закона и прав граждан. Они полагают, что могут всё, что им всё дозволено.
Ю. Т.: И всё же непонятно. Рано или поздно закононепослушный судья столкнётся с грамотным, принципиальным, имеющим чувство собственного достоинства гражданином, который разошлёт жалобы во все концы, наконец, предаст огласке творимые судьёй безобразия через СМИ. Зачем это всё судье?
О. Б.: В том и заключается открытость и дерзость судейского беззакония, что эти циники в мантиях прекрасно знают, что вышестоящие коллеги их обязательно поддержат и оставят без изменения вынесенные с грубыми нарушениями закона решения. Как это было, например, на заседании судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда, когда один из судей коллегии запретил общественному эксперту, присутствующему в зале, осуществлять аудиозапись хода судебного заседания при рассмотрении апелляционной жалобы на заведомо незаконное решение одного из районных судов городаИркутска. Корпоративная круговая порука — это абсолютно установленный факт.
Ю. Т.: Ольга Николаевна, нередко в качестве одной из сторон судебного процесса выступает прокуратура, осуществляющая надзор за соблюдением закона. Почему прокурор, как в этой истории, согласен обсуждать навязанное судьёй явно незаконное ходатайство, не возражает, если судья в ряде случаев и вовсе запрещает вес­ти аудиозапись открытого судебного заседания, никак не реагирует, если суд препятствует участию слушателей в судебном заседании? «НКС» много писал о таких фактах. Что мешает прокурору исполнить свой непосредст­венный долг, встав на защиту нарушенного права?
О. Б.: По трем причинам: из-за безграмотности, из-за безответственности, а также из солидарности с правонарушителями-судьями.
Ю. Т.: Когда судья препятствует гласности, открытости судебного заседания, можно предположить, что таким образом он пытается скрыть
нечто происходящее во время судебного заседания — своеобразная защитная реакция. Что же именно желают сокрыть судьи?

О. Б.: Хотят скрыть неправомерный ход судебного заседания, свои незаконные действия.
Ю. Т.: Если так, значит ли это, что судья начинает судебное разбирательство уже с определённой позицией по делу, а фемидины весы, которыми взвешиваются доказательства сторон, — это всего лишь красивый миф?
О. Б.: Верно. Более того, многие судьи заведомо знают, что будут нарушать закон (особенно в пользу коммерческих правонарушителей) и не желают, чтобы эти нарушения фиксировались людьми и выносились за стены судов.
Ю. Т.: Как следует действовать гражданам, столкнувшимся с нарушениями своих прав? Какой выход мы можем предложить нашим читателям?
О. Б.: В обязательном порядке следует заявлять отвод судье в связи с наличием неустранимых сомнений в объективности и беспристрастности судьи. Также следует незамедлительно подавать жалобы, адресуя их председателю соответствующего районного суда, председателю Иркутского областного суда, в Квалификационную коллегию судей Иркутской области, прокурору Иркутской области, в Высшую квалификационную коллегию РФ, а также Генеральному прокурору России (так как на местном уровне пострадавшие от произвола суда граждане, как правило, нарываются на несостоятельные отписки региональных органов по принципу «Рука руку моет»).

Как показало дальнейшее развитие событий, вышеописанную историю можно отнести к невинным выходкам Андрея Сергеевича по сравнению с вынесением им «ошибочных», по его же признанию, постановлений. Напомним, что судья Славинский рассматривает в Октябрьском районном суде уголовные дела, то есть его судейские фортели несут особую опасность для граждан. Но это уже другая история.

Пункт 5 статьи 241 УПК РФ говорит о праве лиц, присутствующих в открытом судебном заседании, вести аудиозапись и письменную запись. Запрет производства аудиозаписи непосредственно нарушает конституционные права участников процесса, в том числе на гласность судебного разбирательства, которая является реализацией положения, закреплённого в ст. 123 Конституции РФ. Упомянутое положение говорит о том, что любой гражданин может получить информацию, какие дела рассматриваются судом, присутствовать в судебном заседании, лично видеть и слышать всё происходящее в судебном заседании, фиксировать письменно и с помощью средств аудиозаписи ход судебного заседания.

А ПИСЬМА ВСЕ НЕ БЫЛО

Следующий фигурант нашей рубрики — судья Наталья Исакова. Нижнеудинский предприниматель Борис Титов обратился в Кировский районный суд с административным иском к прокуратуре Иркутской области. Исковое заявление приняла к рассмотрению вышеупомянутая «служительница Фемиды».
15 ноября 2017 года исковое заявление было зарегистрировано в канцелярии суда, а 16 ноября судья Исакова вынесла, как того и требует Кодекс административного судопроизводства РФ, определение о принятии административного искового заявления, подготовке административного дела к судебному разбирательству.
Согласно ст. 127 ч. 3 КАС РФ («Принятие иска к производству»), «копии определения о принятии административного искового заявления к производству суда направляются лицам, участвующим в деле, их представителям не позднее следующего рабочего дня после дня вынесения определения». То есть в случае с иском Титова — 17 ноября 2017 года копии определения должны быть направлены в адрес административного истца и административного ответчика — прокуратуры Иркутской области.
22 ноября Борис Титов получил sms-уведомление из суда о месте и времени назначенного на 11 декабря судебного заседания по рассмотрению его иска и стал ожидать почту из Кировского районного суда с упомянутым определением. А письма всё не было.
В последних числах ноября — начале декабря Борис Александрович многократно связывался по телефону с секретарём судьи Исаковой, с канцелярией суда, пытаясь выяснить судьбу адресованного ему определения. Наконец, благодаря своей настойчивости, Борису Титову удалось выяснить, что определение, со слов секретаря, было направлено ему 24 ноября, а также не без труда удалось раздобыть трек-номер почтового отправления, чтобы можно было самостоятельно отследить передвижение судебной корреспонденции. Вплоть до 6 декабря у почтового отп­равления с данным Борису Титову трек-номером значился статус «Информация отсутствует».

ВОЗМЕСТИТ ЛИ СУДЬЯ ИСАКОВА ДОРОЖНЫЕ РАСХОДЫ ИСТЦУ?

Уже перед самым отъездом в областной центр, в очередной раз набрав безнадёжный трек-номер, Борис Александрович с удивлением обнаружил, что его письмо 6 декабря 2017 года только поступило на сортировочный пункт в Иркутске…
Стало очевидно, что получить определение до назначенного на 11 декабря судебного заседания, да с учётом выходных 9 и 10 декабря, а тем более полноценно подготовиться, уже не получится. Но ехать в Иркутск на суд необходимо, ведь какие у истца уважительные причины для неявки? SMS-уведомление о судебном заседании им получено уже давно.
В ночь на 11 декабря Борис Титов садится в поезд, и через 8 часов прибывает в Иркутск. Правда, к судебному заседанию совершенно не готовый: ни определения о принятии иска, ни, возможно, поданных ответчиком возражений на его иск предприниматель не получил.
Что делать? Пришлось заявлять ходатайство, в котором Борис Александрович изложил историю своей «охоты» за направленным ему, но так и не дошедшим исаковским определением и просить, исходя из изложенного, о выдаче копии определения, возражений областной прокуратуры прямо на месте и хотя бы 40 минут перерыва в судебном заседании, чтобы увидеть эти документы своими глазами.
Получив до начала судебного заседания зарегистрированное через канцелярию суда ходатайство Титова, Наталья Исакова своим взвинченным тоном в судебном заседании дала понять, что явное указание на затеянную ею волокиту её не обрадовало. Описательную часть ходатайст­ва она предпочла не оглашать (не в её интересах!), а ограничилась лишь перечислением пунктов просительной части.
Затем дошла очередь и до прокуратуры. Из ходатайства об отложении слушания дела прокурора Румянцевой следовало, что определение о подготовке прокуратура Иркутской области получила 11 декабря, то есть аккурат в день судебного заседания, а срок (до 5 декабря 2017 года), установленный судом для подачи возражений на административный иск, давно прошёл по независящей от ответчика причине.
Судебное заседание длилось не более 20 минут, и в связи с неготовностью обеих сторон судья отложила его до 10 января 2018 года.
Невольно возникает ряд вопросов.
Стоило ли гражданину Титову, человеку далеко не юному, 8 ночных часов трястись в поезде до Иркутска и таких же 8 часов обратно до Нижнеудинска лишь только для того, чтобы узнать о полной неготовности ответчика к судебному разбирательству и о том, что разбирательства как такового не состоится?
Была ли у судьи Исаковой возможность накануне предстоящего судебного заседания заглянуть в материалы дела и заключить из имеющейся в нём информации, что ни одна из сторон так и не получила высланные с задержкой документы из суда, а значит, не готова к полноценному участию в судебном разбирательстве?
Могла ли судья Исакова дать распоряжение секретарю или помощнику, чтобы они уведомили иногороднего истца о нецелесообразности поездки в Иркутск ради отложения судебного заседания?
Законы Российской Федерации требуют от граждан уважения судебной власти. А уважает ли судебная власть граждан?
Думаю, ответы на эти вопросы очевидны.
И ещё: возместит ли судья Исакова из личных средств дорожные расходы истцу?

Юлиана Терехова

Добавить комментарий