«Динамики заболевания за последний год нет. Судить о степени нарушения функций нет возможности», – так пишет врач из Ангарска Тягунова. И таких случаев отказа в установлении инвалидности детям – тысячи.

Дело в том, что в связи с последними изменениями в законодательстве РФ МСЭ (медико-социальная экспертиза), обслуживая заказ государства, балансирует между клятвой Гиппократа и клятвой Бюрократа (НКС уже касался этой темы, подробнее читайте «Социальная Чечня» в № 5, «Социальная Чечня» в №6 за 2009 г.). Ангарчанин Миша Бакулин стал одной из многих жертв чиновничьего безразличия. Мама мальчика, работающая в школе озеленителем, говорит, что ребёнок родился с патологией мочевыводящих путей, и к 7-милетнему возрасту сыну пришлось удалить одну неработающую почку…
Вот что рассказывает врач-уролог Ивано-Матрёнинской детской клинической больницы Алексей Соловьёв: — Я оперировал мальчика и знаю, что без продления инвалидности, которая у Миши была от рождения, будет очень трудно оказывать своевременную квалифицированную дорогостоящую медицинскую помощь.

Выяснилось, что для всех руководящих работников медэкспертных учреждений дано неофициальное указание — любой ценой сокращать число инвалидов. Даже среди инвалидов детства – с явной врождённой патологией… Тут нечего добавить – геноцид против народа, осуществляемый чиновниками нашего государства, не поддаётся анализу. Но надежда умирает последней, и вот как Людмила Гаркуша, руководитель-главный эксперт ФГУ ГБ МСЭ по Иркутской области, «обнадёжила» маму Миши Бакулина: «Если у Миши подтвердится гидронефроз (отёк и отмирание) единственной почки, то тогда группа инвалидности будет».
- Для установления группы инвалидности нужен также обострённый пиелонефрит, а у нас он хронический, – поясняет мама мальчика, невольно уже выучившая все диагнозы многотомной истории болезни своего ребёнка. И объясняет, зачем им так необходима эта самая несчастная группа инвалидности. — Тогда есть шанс встать в базу данных по донорской почке. Кроме того, через 9 лет Мишу, несмотря на тяжёлую патологию, могут призвать в армию. И ещё – через три года у мальчика начнётся половое созревание и, как утверждают врачи, – в переходный период обострения болезни могут только усугубить уже существующие изменения в организме.
Пока же ребёнок в школе очень устаёт, от уроков физкультуры освобождён. В школу он ходит с удовольствием, долго не может находиться без общения со сверстниками. Имеет способности к рисованию, любит фантазировать и охотно делится своими интересными открытиями с учителями и ребятами. Отдаёт предпочтение трудовым и творческим видам деятельности. Миша очень сильно боится любых врачей. Оно и неудивительно – при малейшей простуде ему сразу же назначают мочегонные препараты, а при недавнем осложнении единственная почка три дня буквально отказывалась выводить жидкость из организма. Пришлось делать плазмофорез – замещение плазмы крови мальчика донорской…
Родители ребёнка борются за его будущее уже второй год – до семи лет инвалидность с детства была. А вот теперь её каждый год приходится доказывать прохождением 12 дополнительных специалистов – и то не просто. Точнее, вследствие глухой стены из чиновничьей чёрствости просто невозможно получить соответствующую тяжести заболевания группу инвалидности.
В целом все медицинские отписки имеют следующее содержание: «длительное улучшение и мальчик сам за собой ухаживает». То есть, получается — системе нужны жертвы, чтобы она чуть-чуть развернулась к человеку… Увы!..

Михаил Юровский

Добавить комментарий