ЦЕНА БАЙКАЛА

После визита Владимира Путина на Байкал второго августа этого года вся общественность заговорила о повторном запуске Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Запуск был намечен на 15 сентября, но этого не произошло по двум причинам. Первая – это материальные трудности самого комбината. И вторая – волна возмущения, которая уже прокатилась, без преувеличения, по всему миру. Несмотря на всё это, запустить предприятие теперь собираются нынешней зимой, что ещё более странно, поскольку ранее заявлялось, что зимой это невозможно по техническим причинам.
Так что же происходит на самом деле?

Существует ли реальная необходимость очередного запуска БЦБК, и действительно ли он совсем не загрязняет Байкал, как это увидел во время своего недавнего погружения на дно озера Председатель Правительства РФ? В этом вопросе разбирался наш корреспондент.

НЕТ ВРЕДА?

Сегодня уже трудно сказать, кто первым додумался построить целлюлозно-бумажный комбинат на берегу Байкала, но известно, что приказ о назначении комиссии по выбору площадки для будущего предприятия был подписан летом 1954 года. А осенью 1966 года комбинат уже начал свою работу. И с этого же момента началось упорное противостояние промышленников и защитников Байкала. Первые более сорока лет подряд доказывают, что данное производство никоим образом не вредит чистейшему озеру в мире, и в качестве главного аргумента приводят следующее – у Байкала уникальная самоочищающаяся экосистема и никакими промышленными сбросами её не победить. Вторые же бессильно доказывали обратное – в стоках БЦБК присутствуют химические соединения, которых не существует в природе, а значит, нет и организмов, которые способны их переработать.
Нельзя сказать, что власть всё это время стояла в стороне. За время существования комбината принято более 10 постановлений, решений и заявлений Правительств СССР, Российской Федерации и личных поручений Президента РФ, запрещающих сброс сточных вод в Байкал, предусматривающих перепрофилирование БЦБК на менее экологически опасное производство. Но ничего так и не было сделано, и БЦБК продолжал лить отраву в озеро.

- Утверждать, что отходы БЦБК не загрязняют Байкал не просто глупо, это нелепо, -считает Марина Рихванова, сопредседатель Иркутской региональной общественной организации «Байкальская экологическая волна». – Каждый день БЦБК сливал в Байкал более трехсот разных соединений, взаимодействие которых подчас даже не изучено. Например – метанол в количестве одной тонны. Кто скажет, что это хорошо? Если человек случайно выпьет метанол – он умрёт. Хлороформ, формальдегид… Что это за вещества – никому не надо объяснять.

Возникает закономерный вопрос: почему комбинат не могли закрыть в течение четырёх десятилетий? Ведь здравый смысл никто не отменял, и не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, какие именно отходы выливались всё это время в Байкал. Так, чтобы извлечь из древесины целлюлозу, древесину надо измельчить и отделить целлюлозу от лигнина. Лигнин в дереве – это как клей, а сама целлюлоза – как бы арматура. Основной компонент лигнина – это фенол, крайне канцерогенное вещество, а после отделения лигнина от целлюлозы разнообразный спектр этих фенолов оказывается в стоках. Кроме этого, в стоках оказываются диоксины – вещества, которые вмешиваются в обменные процессы людей и животных.

- Про диоксины надо сказать отдельно, — продолжает Марина Рихванова. – Диоксин и диоксиноподобные вещества не существуют в природе. Эти сложные высокохлорированные, очень стабильные органические соединения не являются и промышленным продуктом, они всегда синтезируется как побочные продукты при высокотемпературных процессах химического производства с применением хлора, выбрасываются в воздух и воду, как отходы. По своему поражающему действию диоксины стоят в одном ряду со СПИДом – перестаёт работать иммунная защита организма. Однажды образовавшись, они остаются в природе, аккумулируются в ней и по биологической цепочке попадают в организм человека, преимущественно через мясные и молочные продукты, и накапливаются в течение всей жизни. При этом происходит поражение эндокринной и иммунной систем. Есть один путь выведения диоксинов из организма – с женским молоком. Таким образом, наиболее пострадавшими становятся новорождённые. Повреждаются репродуктивные функции организма.

БАЙКАЛ СТАНОВИТСЯ ЛУЖЕЙ

Впрочем, всё это не новость для нашего правительства. На самом деле в Министерстве природных ресурсов есть достаточно информации о том, как БЦБК влияет на озеро Байкал. Она, конечно, очень сглажена и не отражает полную картину, если судить по государственному докладу Министерства за 2007 год. Тем не менее, Владимир Путин должен быть знаком с этим докладом.
Есть ещё один важный факт, который усугубляет и без того плачевную ситуацию, и о нём, конечно же, тоже знают в верхах.

- Раньше существовали так называемые нормы загрязнения Байкала, — рассказывает Марина Рихванова, — однако они нарушались ещё в те времена, когда я сама была студенткой. В начале восьмидесятых годов я работала с промышленными стоками БЦБК и видела, как это происходило, поскольку состав стоков каждый день был разный.

Сейчас уже норм таких нет, поскольку к Байкалу, как оказалось, нельзя подходить с такой же оценкой, как к любому другому водоёму на планете. То, что будет хорошо, например, для Волги, для Байкала станет смертельным. И как раз из-за той самой уникальной экосистемы, оперировать которой любят защитники БЦБК. Эта экосистема формировалась десять миллионов лет. Именно она (то есть все её микроорганизмы, животные и растения) создаёт ту чистую воду, которая на мировом рынке сейчас ценится дороже бензина. Главная опасность заключается в том, что когда уникальные байкальские микроорганизмы убиваются веществами, сброшенными БЦБК, на их место приходят другие, обычные. И когда байкальские организмы погибнут, то качество байкальской воды никогда не вернётся. Это будет Байкалом называться, то это уже не будет Байкал, которым мы гордимся. А то, что качество байкальской воды меняется, может заметить любой иркутянин, который отдыхал в последние годы на Малом море. В воде появилось множество мелких сине-зелёных водорослей. На самом деле это организмы, чужеродные Байкалу. Они поглощают кислород, так необходимый байкальским организмам, однако они содержатся в самой обычной луже.
А ведь проблема стоков – это ещё не всё. Дело в том, что БЦБК – старое предприятие, которое не модернизировалось с момента своего запуска в 1966 году. И сейчас у них дырявые трубы, и они постоянно льют отходы в почву, несмотря даже на то, что закон запрещает сбрасывать отходы в грунтовые воды. На БЦБК основательно не ремонтировали трубы, не заменяли изношенные системы.
Единственное, что там сделали — пробурили скважины, чтобы откачивать загрязнённые воды и переводить их на очистные сооружения. Откачивают они, конечно же, не всё, а только часть, при этом насосы у них постоянно засоряются, и проблема, в итоге, только ухудшается.
Даже сейчас, уже после остановки комбината, результаты его деятельности по-прежнему угрожают как Байкалу, так и всему живому вокруг. Речь идёт о шламонакопителях с отходами лигнина, которые находятся на берегу. Они расположены в нескольких местах, в том числе в непосредственной близости от Байкала. И оставлять их в таком состоянии ни в коем случае нельзя, поскольку возможно их разрушение в результате землетрясения, сильного ливня, — и тогда всё потечёт в Байкал. Это будет огромная катастрофа, потому что очистить Байкал уже будет невозможно. Шламонакопители необходимо убрать.
- Эта ситуация нас очень беспокоит, — говорит Марина Петровна, – и основной вопрос – кто будет отвечать за отходы в случае банкротства БЦБК? Поскольку «Континенталь-Менеджмент» находится в бедственном положении, это ложится на плечи региональных властей. То есть, на наши с вами карманы, поскольку все расчёты будут производиться из бюджета, который мы формируем через систему налогообложения. И что в итоге сделает муниципалитет Байкальска, который уже сейчас еле сводит концы с концами?

Нельзя не упомянуть и о пылегазовых выбросах БЦБК, которые распространялись на 160 километров по побережью вплоть до Байкальского заповедника. В итоге на площади около шестисот квадратных километров учёные отмечают засыхание верхушек деревьев, а в радиусе ста шестидесяти километров – полное усыхание хвойных лесов.

В целом, если говорить о вреде, который БЦБК принёс Байкалу, то речь идёт о загрязнении озера в радиусе от нескольких до сотен километров. При этом загрязнение не остаётся в каком-то одном месте. В Байкале есть такое явление — подводные циркулярные течения, которые распределяют это загрязнение по всей южной котловине озера.

- Некоторые «байкаловеды» любят разделить количество поступающего загрязнения на общий объём воды и сказать – о, так это мало грязи ещё… ещё много можно сбрасывать! — устало усмехается Марина Петровна. — Но так делать нельзя. Потому что эти загрязнения распределяются в очень узком объёме воды, где их концентрация очень высока. А именно в этих же местах собирается вся живность озера. Там растёт планктон, там же рыба, которая питается планктоном, там же и микроорганизмы. Вот и получается, что совпадают концентрация жизни и концентрация загрязнения.

КТО БУДЕТ РАБОТАТЬ НА БЦБК?

Впрочем, об экологии можно говорить бесконечно. В то время как закрытие БЦБК – это, скорее, проблема экономическая. Не надо забывать, что производство целлюлозы прекратилось вовсе не из-за настояний экологов. Как видно, их мнение не сильно-то и влияет на его судьбу даже сейчас. Достаточно лишь упомянуть тот факт, что решение о возобновлении работы БЦБК было принято в Москве 18 июля, ещё до приезда Путина на Байкал. То есть приехал Владимир Путин на Байкал уже с готовым решением, а погружение на дно Байкала и дальнейшие его слова, от которых «было бы смешно, когда бы не было так грустно» — это лишь игра на публику.
К сожалению, российские бизнес-структуры взяли моду компенсировать свои издержки из общего бюджета и судьба БЦБК — тому наглядное подтверждение. Только ленивый не знает сегодня об отношениях главы «Континенталь-Менеджмент» олигарха Олега Дерипаски и Председателя Правительства РФ Владимира Путина. О том, что благодаря первому второй стал в своё время Президентом РФ, а сегодня по-прежнему мелькает по телевизору гораздо чаще нынешнего президента. Возможно, в этом не было бы ничего дурного, если бы не многочисленные «но», среди которых и этот вот фарс с очередным запуском БЦБК. При этом совершенно очевидно, что запуск нужен лишь для того, чтобы Олег Дерипаска мог компенсировать свои убытки за счёт федерального бюджета. Судьба жителей Байкальска при этом – лишь уловка. Работниками БЦБК были выиграны сотни судебных процессов против «Континенталь-Менеджмент», который не выплатил им зарплату, как не выплатил деньги банкам, у которых брал кредиты. Предприятие стало абсолютно убыточным, всё имущество компании уже было описано, было решено выплачивать долги… Как можно после этого давать деньги на запуск БЦБК из бюджета? Если говорить просто, то это называется «по-дружески» дать деньги. В пользу одного предпринимателя в ущерб всей планете.
За судьбой же бывших работников комбината в течение последнего года наблюдали не только жители Иркутской области. После закрытия предприятия без работы осталось тысяча шестьсот человек, которым, несомненно, пришлось нелегко. Однако по информации службы занятости Байкальска на данный момент на учёте осталось только 720 человек. Причём все квалифицированные специалисты уже нашли себе работу. Кто-то уехал из города, кто-то работает вахтовым методом — ездит в другие города на работу. Остались те, у кого узкая специальность или низкая квалификация. Или те, кто просто не хотят уезжать из Байкальска. Как правило, это женщины, у которых семья, у которых муж уже нашёл себе работу.
И из этих 720 человек обратно на БЦБК возвращаться никто не хочет! Да, люди хотели бы устроиться на работу, но если будет альтернатива БЦБК, все жители Байкальска будут этому только рады. На данный момент БЦБК предлагает только общественные работы, совсем не привлекательные для бывших работников. К тому же люди уже помыкались с тем, что никак не могли получить свои выходные пособия вовремя, и даже вынуждены были голодовки устраивать, во второй раз попадаться в ловушку не хотят. Вот и получается, что если власти хотят решить проблемы Байкальска за счет реанимирования БЦБК, то для этого им придётся привозить туда людей из других мест! Спрашивается — зачем?

- Работать в таком состоянии БЦБК просто не может – это всё старьё и рухлядь, - считают сотрудники общественной организации «Байкальская экологическая волна». — Мы раньше только догадывались, но сейчас мы в этом абсолютно уверены, поскольку много общались с бывшими работниками и знаем, что никакого вклада в модернизацию сделано не было. И понятное дело, что восстанавливать эту рухлядь собственник не будет, ведь ему необходимо рассчитаться с долгами. В то же время вопрос о повторном запуске БЦБК отпугнул немало инвесторов, которые уже были готовы вкладывать деньги в развитие туризма.

- Я сама знаю таких людей, которые готовы заниматься развитием туризма в Байкальске при условии, что там не будут коптить небо, — говорит Марина Рихванова. – Они уже знакомились с перспективами, с местностью, но сейчас остановились. Смысла нет. Ведь если там будет вонять, туда никто не поедет.

Надо отметить, что и у жителей Байкальска появились интересы в других сферах, уже многие ориентируются в сторону туризма, и новый запуск БЦБК просто сбивает всех с ног.

- Весь прошлый год наша организация проводила в городе Байкальске большую социальную работу, — рассказывает председатель «БЭВ». – В рамках проекта в поддержку социального предпринимательства мы провели конкурс, обучили местных жителей, как сформулировать свои идеи и разработать проекты собственного бизнеса. И сейчас мы поддерживаем девять проектов социального предпринимательства среди местных жителей. Так, жители Байкальска уже занимаются сферой сбора и переработки отходов, выпуском сувенирной продукции, лозоплетением. Проходят обучение в сфере туризма, чтобы местные люди умели получить доход от развития туризма. Занимаются выращиванием сельскохозяйственной продукции. Например, «Клубничный фестиваль», проведённый в городе в июле, имел огромный успех. На него приезжали гости даже из Москвы. И это не удивительно, ведь байкальская клубника – особенная. Из-за климатических условий она вырастает крупная, хорошо зимует, восстанавливается быстро и даёт большие урожаи. И это делает её важным элементом местной экономики.

И вот сейчас, вместо того, чтобы наращивать темпы развития туризма и решать проблемы с теплом на ближайшую зиму, все в Байкальске в растерянности. Вопрос не решён – что делать? Запустят комбинат или нет? И если запустят – надолго ли? Пока что власти на последний вопрос отвечают весьма уклончиво – от нескольких месяцев до нескольких лет.

ЗА ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ!

На данный момент купол накопленных вод под БЦБК остался, он никуда не исчез. Так же осталось грязное пятно на дне озера в районе Байкальска. Если учитывать, что воды в Байкале меняются очень медленно, раз в четыреста лет, то можно представить, на сколько поколений мы уже оставили грязь в чистейшем озере мира. Поэтому, по словам экологов, необходимо разработать программу рекультивации и утилизации отходов. Те деньги, которые хотят вложить в повторный запуск комбината (примерная цена вопроса 500 миллионов рублей), а также на покрытие его убыточного производства (по 32 миллиона рублей ежемесячно), гораздо разумнее было бы вложить в рекультивацию – это будет куча рабочих мест. Главное – найти правильные технологии, которые не принесут ещё большего вреда уникальной, пока ещё, экосистеме Байкала. Пора уже задуматься – кому и за что мы платим?

Наталья Федотова.

Добавить комментарий