Почему Правительство России стало центром очередного скандала в связи с сокращением водоохранной зоны уникального озера

Недавно «Новые Известия» публиковали тревожный материал посвященный проблеме охраны Байкала. Правозащитники изучили этот вопрос во всех подробностях и пришли к выводу, что ситуация на Байкале сложилась парадоксальная и требует подробного объяснения.

 

«Вначале в развитие президентских тезисов о неповторимости и ценности Байкала Минприроды и другие ведомства разработали, а Правительство утвердило в 2015 году водоохранную зону Священного моря, которая практически совпадала с его Центральной экологической зоной (ЦЭЗ). Была «водоохранка» 500 метров, а стала местами до 80 километров! К понятным и необходимым ограничениям, которые прописаны для ЦЭЗ прибавились дополнительные, и режим охраны стал ещё строже.

С одной стороны, это можно только приветствовать. С другой стороны, если из особо охраняемой зоны не выселять людей, то у них должны оставаться возможности для достойной жизни. А вот тут возникли проблемы, которые не решить, если не отменить некоторые запреты, касающиеся водоохранной зоны. Но сделать этого тоже нельзя, потому, что тогда по всей стране в запретные зоны хлынут машины, автостоянки, заводы, дачи и прочее.

Эколог из Бурятии, где громче всего раздавались требования отменить необоснованные запреты, Наталья Тумуреева очень доходчиво описывает сложившуюся ситуацию: «В Центральной экологической зоне Байкала действует запрет на экологически опасную деятельность, к примеру, на размещение опасных отходов, сброс сточных вод, добычу полезных ископаемых и т.д. С 2016 года, когда к этим запретам прибавились ограничения Водоохранной зоны, начались проблемы. Например, здесь нельзя двигаться автомобилю вне асфальтированных дорог! А где в деревнях у нас асфальтированные дороги? Нельзя оставлять автомобиль вне оборудованной стоянки. Получается, что по закону нужно оставить автомобиль за десятки километров от уреза воды и идти пешком, так как оборудованных стоянок нет. Все села должны быть обеспечены водопроводом и центральной канализацией, не говоря уж об очистных сооружениях. Готов наш бюджет вытянуть все эти затраты? Заасфальтировать все дороги в сёлах, построить водопроводы, канализацию, очистные? Поэтому закономерный вопрос – зачем нам такая огромная ВЗ, если всё равно закон там не будет исполняться?»

Границы водоохранной зоны озера Байкал были утверждены распоряжением от 5 марта 2015 года №368-р. Согласно документу в этой зоне расположено 159 населённых пунктов с населением около 130 тысяч человек, 167 объектов социальной и инженерной инфраструктуры, 40 мест размещения твёрдых коммунальных отходов, 28 автозаправочных станций, а также проходит 540 километров дорог без твёрдого покрытия. Все эти объекты оказываются вне закона, но закон исполнить невозможно.

Бюрократия, которая зачастую игнорирует здравый смысл и мнение местного населения и специалистов, заложила «мину замедленного действия» под борьбу с промышленным и коммунальным освоением Байкала.

Не хочется думать, что это было сделано специально, чтобы через несколько лет протестов «пойти навстречу людям», снять ограничения и открыть Байкал для бизнеса.

У Чехова было про ружьё, а тут скажем: «если мина заложена, то она когда-нибудь взорвётся».

Фитиль начал «шипеть» очень скоро. Уже летом 2015 года в СМИ стали появляться публикации о том, что режим водоохраной зоны не даёт людям возможности нормально жить и работать. Проводились общественные акции против, в правительство, Совет Федерации и Госдуму потоком пошли письма и запросы.

В октябре 2015 года Минприроды развёрнуто ответило критикам, заявив, что режим водоохраной зоны не устанавливает каких-то запредельных запретов. Он не ограничивает рыбную ловлю и выпас скота, распашку земель и лесопользование. Водный кодекс не запрещает «эксплуатацию кладбищ, скотомогильников, автозаправочных станций и станций технического обслуживания, которые введены в эксплуатацию до 1 января 2007 года».

Страсти улеглись, но тлели до поры.

В июне 2017 года на «прямую линию» Владимира Путина прорвались жители байкальского острова Ольхон и эмоционально описали, как докучает им режим водоохранной зоны. Как оказалось, именно она виновата в том, что дорога плохая, вода некачественная, а подсобные хозяйства в кризисе.

Владимир Путин поверил на слово жалобщикам и дал команду разобраться с водоохранной зоной с учётом интересов населения: выдал поручение (пункт 4 перечня поручений № Пр-1180) правительству России вместе с правительствами Иркутской области и Республики Бурятия завершить корректировку границ водоохранной зоны озера Байкал. Процесс пошёл, но до поры ничто не предвещало резкого изменения ситуации.

29 января 2018 года в очередной раз была подтверждена законность расширения водоохранной зоны Байкала. Верховный Суд РФ отказался поддержать иск 20 частных лиц, владеющих участками и турбазами на берегу Байкала, которые жаловались на излишние «запреты».

В феврале 2018 года председатель Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Госдумы Николай Николаев попросил генпрокурора РФ проверить ставшую известной инициативу Минприроды по корректировке границ водоохранной зоны Байкала.

«Пока мы тут призываем прокуратуру и другие правоохранительные органы, наконец, навести порядок с незаконными турбазами и гостиницами на Байкале, пока местное население подписывает петиции с просьбой обратить внимание на незаконную деятельность иностранцев на скупленных землях Ольхонского района и Листвянки, появилось предложение более радикальное – изменить границы водоохранной зоны Байкала. В этом случае правоохранителям можно будет не беспокоиться, так как разом все станет законным», – написал депутат в своём Телеграм-канале.

В феврале же о проблеме высказался и Прокурор Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры Сергей Зенков: «Проект правительственного распоряжения о сокращении водоохранной зоны Байкала в случае принятия повлечёт за собой необратимые негативные последствия для уникальной экосистемы Байкальской природной территории и не позволят России надлежащим образом выполнять взятые на себя обязательства по охране объекта Всемирного природного наследия… Уменьшение границ водоохранной зоны озера приведёт к отмене на соответствующей территории установленных ст. 65 Водного кодекса РФ ограничений природопользования, которые не предусмотрены постановлением Правительства РФ от 30.08.2001 №643 «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещённых в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории»… Вывод соответствующей территории из водоохранной зоны позволит перевести расположенные на ней леса из категории защитных в эксплуатационные с правом возведения на них капитальных строений, что будет способствовать развитию неконтролируемого туризма и иной хозяйственной деятельности в ЦЭЗ БПТ… От решения вопроса по изменению границ водоохранной зоны озера Байкал зависит, останется ли оно стратегическим запасом пресной воды мирового масштаба либо станет очередной зоной развития экономики и туризма».

И вот в марте громыхнуло. Правительство России сократило водоохранную зону Байкала с 57,2 тысяч квадратных километров до менее 6 тысяч. Максимальная ширина с 78 километров сократилась до 4-5.

Постановление правительства от 26 марта 2018 года – это 290 страниц цифр, отражающих координаты «поворотных точек». За ними не видно «Озера превосходных величин», равного которому на Земле нет, хотя мало кто из здравомыслящих людей будет сомневаться в том, что Байкал негоже рассматривать наравне с одной из тысяч рек или водохранилищ.

Знаток и защитник Байкала, учёный-орнитолог Виталий Рябцев предупреждал незадолго до этого: «Моя субъективная точка зрения: Байкал, как Колодец Планеты, заслуживает беспрецедентной природоохранной зоны, которой не имеет ни один другой водоём России, может быть, даже и мира. Считаю, что водоохранная зона нынешних размеров была бы более логичной, чем её сокращенный вариант. Я не верю, что нынешняя зона серьёзно ограничивает интересы местных жителей, вижу тысячи примеров, когда, даже в условиях якобы избыточных ограничений, идёт массовая застройка земли, в том числе и по берегам Байкала, и боюсь, что этот процесс в результате сокращения водоохраной зоны ещё больше ускорится. Это подхлестнёт все нынешние процессы. Если сейчас говорят о прорехах в законодательстве, то вместо них будут просто открыты торные дороги для застройщиков и лесозаготовителей».

Очевидно, что такие соображения не учитывались бюрократами при подготовке скандального урезания «водоохранки». Впрочем, как оказалось, они, вопреки своим утверждениям, не очень-то прислушивались и к анализу учёных, которых сами же привлекли для обоснования постановления.

Минприроды заявляет, что при корректировке границ использованы научно обоснованные подходы, и это «обеспечит баланс сохранения озера Байкал как объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО с обеспечением жизнедеятельности населения и развития туризма». В основу положен подход, предложенный Институтом географии имени В.Б. Сочавы Сибирского отделения Российской академии наук.

Однако, что характерно, учёные из вышеназванного института сразу же выразили возмущение той лёгкостью, с которой правительство подошло к их расчётам.

6 апреля 2018 года состоялась пресс-конференция с участием директора Лимнологического института СО РАН Андрея Федотова и старшего научного сотрудника Института географии им. В.Б. Сочавы Ольги Гагариновой.

А. Федотов: «Когда я прочитал постановление и прочитал пояснительную записку, у меня сложилось впечатление, что мы остановились в месте, где стоянка запрещена, пересекли две сплошные и кого-то ещё по дороге задавили. Теперь Байкал уже не объект ЮНЕСКО и не туристический объект, потому что теперь можно размещать кладбища, пасти скот, добывать полезные ископаемые и размещать свалки ТБО. Судите сами, стало лучше или хуже».

О. Гагаринова: «Мы предлагали дальнейшие работы по ландшафтному планированию и зонированию в населённых пунктах. Мы предлагали учесть застройку, природные условия – но наши советы не учли. С ноября 2017 года мы писали много писем на имя министра природных ресурсов Донского, просили не принимать решение без зонирования населённых пунктов. К сожалению, наши действия эффекта не имели. Теперь надо думать, что делать дальше».

Учёные предположили, что причиной этого «недоразумения» стала спешка – бюрократы спешили исполнить волю президента. Как не вспомнить тут: главное прокукарекать, а там хоть не рассветай.

При этом нужно отметить тот факт, что учёные всё-таки излишне трепетно относятся к хозяйственному освоению, называемому потребностями населения.

«Если говорить о водоохранной зоне, то должен быть единый подход – без вычленения территории поселений. Если говорить о Центральной экологической зоне, то постановление №643 (о запрещённых видах деятельности в ЦЭЗ) нужно скорректировать так, чтобы у людей была возможность развиваться», – считает директор Лимнологического института.

Это трудно назвать оговоркой. Ведь именно режим ЦЭЗ пока ещё остаётся препятствием для разрушительных проектов.

Наталья Тумуреева: «ЦЭЗ останется такого же размера, поэтому все ограничения ВЗ будут действовать только в ВЗ, а на всей остальной территории будут действовать ограничения ЦЭЗ. Ни разрабатывать полезные ископаемые, ни строить заводы на берегу Байкала все равно будет нельзя! А вот выносить населённые пункты из ЦЭЗ (это тоже предложение МПР России) нельзя, вот это как раз и снимет все ограничения».

Итак, сейчас, пытаясь преодолеть негативные последствия непродуманного решения правительства, нужно внимательно следить за неизбежными попытками ослабить режим Центральной экологической зоны Байкала. Это могут сделать по-тихому и довольно скоро, причём без учёта мнения учёного сообщества, местных жителей, защитников Байкала.

Власти Иркутской области и Бурятии безоговорочно поддержали решение правительства. Министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрей Крючков заявил, что это принесёт огромную пользу населению и озеру. Глава Республики Бурятия Алексей Цыденов отреагировал верноподданически: «Мы благодарны Президенту, Правительству Российской Федерации, министерству природных ресурсов России за решение, которое люди ждали десятилетиями. Это историческое решение».

Главные в его сообщении вот эти страшные слова: «следующим шагом станет работа по изменению (границ) Центральной экологической зоны Байкальской природной территории, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 27.11.2006 № 1641-р».

Практически нет сомнений, что к вопросу о ЦЭЗ бюрократы будут подходить так же как и к расширению-сокращению водоохранной зоны. Как говорилось выше, в их действиях нет главного – Байкала. Бюрократический процесс идёт как будто в изолированном от всего живого пространстве. Без опоры на реальность, без совета со специалистами, без учёта мнения граждан.

Об этом говорит член Ангаро-Байкальского бассейнового совета Александр Колотов: «Московские чиновники, не выезжающие за пределы Садового кольца, считают Байкал своей вотчиной и распоряжаются байкальской территорией по своему усмотрению. Учитывалось ли при подготовке нового проекта распоряжения мнение коренного населения, поколениями живущего на берегах Байкала? Проводились ли публичные слушания по предлагаемым границам водоохранной зоны во всех затрагиваемых новой инициативой населённых пунктах вокруг Байкала? Объясняли ли чиновники местным жителям разницу между водоохранной зоной, рыбоохранной зоной и центральной экологической зоной (ЦЭЗ)? Отрицательные ответы на эти вопросы – это как раз показатель того, что люди, населяющие берега Байкала, совершенно не принимаются в расчёт при подготовке подобных радикальных решений на федеральном уровне. Как можно говорить о защите интересов местных жителей, не узнав предварительно их мнения, не проинформировав их о вносимых поправках, не обсудив ситуацию в каждом районе с привлечением квалифицированных специалистов?»

Принимают важнейшие решения, не проводя соцопросов, народных сходов, общественных слушаний. Управляют Байкалом как собственным дачным прудом.

А общественность протестует. Последняя акция – серия одиночных пикетов – прошла 9 апреля в Иркутске в парке перед зданием Администрации области...»

  newizv.ru

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить