Для ускорения роста ВВП все средства хороши.

В Северной столице завершился 22-й Петербургский международный экономический форум. В этом году на площадке Экспоцентра был аншлаг. Представительные иностранные делегации, практически вся карта крупного российского бизнеса, сотни журналистов приехали сюда, чтобы составить понимание о том, что ждёт Россию в начавшемся политическом цикле. Ждали сигналов от членов нового правительства, ведь ПМЭФ-2018 для них первая после назначения публичная площадка для программных заявлений. Не менее важной оказалась внешнеполитическая повестка: о дальнейшей судьбе санкций высказались их адепты — президент Франции и глава МВФ, а также руководство Японии и Китая — стран-передовиков мировой экономики.

«Чтобы вы понимали экономический масштаб события: в этом году на ПМЭФ присутствовали представители трети мирового ВВП, а с учетом присутствия главы Международного валютного фонда Кристин Лагард — все 100%», — так пошутил американский журналист Джон Дефтериос, модерировавший пленарное заседание с участием Владимира Путина, президента Франции Эммануэля Макрона, премьер-министра Японии Синдзо Абэ, зампредседателя КНР Вань Цишаня и, собственно, госпожи Лагард.

Пленарка вкупе с открытыми диалогами Россия–Франция и Россия–Япония продолжалась несколько часов и заняла основную часть второго дня ПМЭФ. Впрочем, международной повестке форума ничем не уступала по злободневности повестка внутренняя, где все внимание было приковано к членам обновленного правительства. Поэтому итоги двухдневного бенефиса сильных мира сего легче подводить, разграничивая по двум масштабным темам — экономика России «изнутри» и место российской экономики «снаружи». Правда, есть то, что эти темы объединяет, — глобальная цифровизация, которую ни в коем случае нельзя проморгать. Если же всем странам дружно встать на цифровые рельсы, то будет счастье и возникнет всеобщее понимание. «Создавая экономику доверия» — это девиз ПМЭФ-2018, главный лейтмотив, а также красивая ширма, за которую высокие спикеры могли в любой момент спрятаться, уходя от ответов на неудобные вопросы о вполне осязаемом будущем, а не о цифровом и эфемерном.

ОБ ЭКОНОМИЧЕСКОМ РОСТЕ

В первый день, пока ПМЭФ только раскачивался, прошла важная макроэкономическая сессия с участием главных лиц финансово-экономического блока правительства. Послушать Антона Силуанова в новом статусе первого вице-премьера, главу Центробанка Эльвиру Набиуллину, министра экономического развития Максима Орешкина и новоиспеченного руководителя Счетной палаты Алексея Кудрина пришла и глава всемирного регулятора Кристин Лагард.

Политический цикл в России хоть и новый, но разговоры об экономике всё те же. Во главе угла стоит экономический рост, а правительство — теперь уже новое — ломает голову, как достичь нужных темпов. Задачу ускорения экономического роста до темпов выше среднемировых поставил президент Путин в майском указе-2018. Точнее, национальная цель звучит амбициознее: войти в пятерку ведущих стран мира. Ту же самую задачу он ставил шесть лет назад. Члены кабмина на ПМЭФ рассказали, что собираются предпринять на этот раз.

«Чтобы Россия вошла в пятерку ведущих стран мира, её экономика должна расти быстрее мировой на 6%. Чтобы Россия осталась в числе шести ведущих стран мира, России нужно расти 3,3% ВВП», — указал Кудрин, входя в роль главного аудитора страны.

Лагард добавила, что сейчас мировая экономика находится в точке роста столь высокого, которого не наблюдалось за последние 10 лет, — 3,8% в год. Мы за этими темпами не поспеваем. Кому, как не министру экономического развития Орешкину, об этом знать, но он может лишь развести руками: в России рост ВВП выше 2% не предвидится.

«Если ничего не делать, то есть риск, что рост может опуститься до 1%», — предупреждает Орешкин, призывая правительство к решительным действиям.

О НАЛОГАХ

Антон Силуанов заявил, что рост — это желание развивать предпринимательство. Предприниматели должны были бы возрадоваться, но потом он заговорил о налогах. Это больная тема для бизнеса, но не столько потому, что фискальные сборы непосильные (нужно признать, что в России не самая тяжелая налоговая нагрузка), а из-за нависшей неопределенности в налоговом законодательстве. Силуанов сказал, что налоги не будут меняться, но затем заговорил о некой надстройке налоговой системы, которую готовит правительство. Суть его фразы выяснилась только на следующий день ПМЭФ благодаря Кудрину: он указал Силуанову, что, возможно, не все правильно поняли его слова. Оказалось, что вице-премьер имел в виду, что та самая «надстройка» поменяет налоги, но один раз и на ближайшие шесть лет. Шесть лет для ростобразующего бизнеса — совсем мало, а срок налоговой реформы Силуанов не назвал, то есть из шестилетнего периода нужно вычесть ещё несколько месяцев, а может быть, и лет.

О ПЕНСИОННОЙ РЕФОРМЕ

Прописная истина для искателей экономического роста — для ускорения ВВП нужны инвестиции. Благо в финансово-экономическом блоке это понимают. Один из вариантов получения инвестиций озвучила Эльвира Набиуллина.

«Нужно вернуть пенсионные накопления в систему: так мы обеспечим достойные пенсии и получим «длинные деньги», — сказала глава ЦБ.

Но речь идёт не о возвращении накопительной системы, правительство задумало сформировать механизмы добровольного индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Это заявление Силуанова хоть и стало сенсацией ПМЭФ, но не было новостью: идея обсуждалась ещё в прошлом году, Минфин уже начал её прорабатывать. И тогда, и сейчас на предложение обрушились с критикой. Сомнения вызывает эффективность системы ИПК: у властей могут возникнуть проблемы с добровольными начислениями, поскольку государству после нескольких лет заморозки накопительных пенсий мало кто доверяет.

О повышении пенсионного возраста тоже говорили на ПМЭФ. Оно будет, это подтвердила вице-премьер по социалке Татьяна Голикова, и не упустил шанса напомнить Алексей Кудрин не без тени самодовольства (его Центр стратегических разработок настаивал на реализации этой непопулярной реформы). Для экономики повышение пенсионного возраста может быть полезным: у нас серьёзный дефицит рабочей силы, который полностью не компенсируется даже трудовыми мигрантами. Если за основу возьмут разработки ЦСР, то мужчины в России будут работать до 65 лет, а женщины — до 60. Известно, что срок выхода на пенсию будут повышать постепенно, однако точных сроков начала реформы нет, только примерные. По словам Голиковой, «какие-то изменения, возможно, будут приняты в 2019 году».

«Пенсионная реформа — это не сиюминутная тема, — неуверенно продолжила вице-премьер. — Пенсионная система многопланова, в ней есть тема обычных пенсий, тема пенсионного возраста, тема досрочных пенсий и так далее».

В общем, пока никакой ясности нет как для нынешних пенсионеров, так и для будущих.

О НЕЭФФЕКТИВНОСТИ ГОСУПРАВЛЕНИЯ

Налоговая, пенсионная реформы не возымеют успеха без серьёзного пересмотра системы госуправления. Реформу госуправления назвал самой большой необходимостью Алексей Кудрин.

«Качество государственного управления у нас чудовищное, оно не соответствует поставленным вызовам. Регуляторная практика избыточная», — жестко высказался Кудрин.

Поэтому одним из главных приоритетов он считает необходимость перехода к стратегическому управлению с постоянным отслеживанием выполненных и проваленных задач. Иначе будет как с прошлым майским указом: задачи не выполнены, но «никто не обсуждает» их невыполнение.

Хотя главным критиком госменеджмента оказался на ПМЭФ не Кудрин. Депутат Андрей Макаров, глава думского комитета по бюджету и налогам, разразился праведным гневом, говоря о тех же Майских указах. В выполнение их версии-2018 он тоже не верит, на это просто-напросто нет денег — восемь трлн рублей, как подсчитала Счётная палата. Особенно парламентария возмутило, что никто этот нюанс не признает.

«Покажите мне хоть одного губернатора, который скажет, что не будет выполнять Майские указы, потому что у него нет денег. Но ведь денег нет!» — эмоционально восклицал Макаров, за что был назван министром Орешкиным «новым Жириновским».

О ЦИФРОВИЗАЦИИ

На прошлогоднем ПМЭФ президенту Владимиру Путину «диагностировал» болезнь цифровой экономикой тогдашний первый вице-премьер Игорь Шувалов (за что и не попал в новый состав правительства, как шутили уже на этом форуме).

«Я здоров. Это не я заболел, это просто мировая экономика беременна цифровизацией, а беременность — это нормальное состояние», — сказал Путин на ПМЭФ-2018.

О том, что это уточнение может значить для экономики, говорил на форуме новый вице-премьер Максим Акимов, которого и поставили заниматься цифровизацией вместе с созданным Министерством цифрового развития. Кстати, к ведомству уже прицепилось сокращенное название — Минцифраз.

«Цифровая революция — это не про IT, это про людей и про культуру, образование», — отметил Акимов и рассказал, чем займётся сам и новое министерство.

Главная задача — как в государственный механизм внедрить адаптивность вызовам цифровой экономики. Как следует из заявлений других членов правительства, в том числе Голиковой, сейчас кабмин разрабатывает дорожную карту — как оцифровать всё и вся: образование, здравоохранение, госуправление и другие сферы.

О САНКЦИЯХ

Цифровая экономика — это ещё и про глобализацию. Из-за санкций Россия стала если не внешнеэкономическим изгоем, но точно потеряла часть интеграционного потенциала. Влияние международных санкций на экономику РФ подсчитал Кудрин: около 0,5% ВВП. В скромных масштабах темпов экономического роста для России это много. Правда, на вопросы, что с этим делать и как будет дальше, ПМЭФ ответов не дал. Зато высшая власть услышала то, что хотела от партнёров: все зарубежные гости форума, включая Макрона, Абэ, Лагард, Цишаня, против негативных последствий санкций и за диалог.

«Все играют в футбол, но применяют правила дзюдо. Но это просто хаос, и применяется это не только в отношении России. Российская экономика стабилизировалась, несмотря ни на что, и даже укрепилась, но убытки есть у всех всё равно, — говорил на пленарке Путин, и ему кивали коллеги. — Такая политика не имеет никакого смысла: ни экономического, ни политического, ни военного. Бессмысленно, но вредно».

А вообще на ПМЭФ много шутили, особенно Путин. И это, наверное, хорошо. Смех, как известно, продлевает жизнь. А российскому населению с такой экономикой долгая жизнь не помешает.

МЕЖДУ ТЕМ

Яркие фразы ПМЭФ-2018

«У нас нет конкретной работы, поэтому мы любим поговорить, помечтать, всё так затягивается на неопределенное время».

Владимир Путин — о задержке пленарного заседания ПМЭФ.

«Размахивание санкционной дубинкой негативно влияет на рынок».

Зампредседателя КНР Вань Цишань.

«С учетом того, сколько в аудитории мужчин, я позволю себе сказать, что я чувствую. Чувствую себя как пятый муж Лиз Тейлор. Понятно, что от него ожидают, но уже трудно быть оригинальным».

Кристин Лагард — о волнении на пленарке ПМЭФ.

«Безухов заразился оптимизмом Коротаева и стал сильнее. Вот что такое доверие».

Эммануэль Макрон о создании экономики доверия.

«Правительство — это такой тигр, который готовится к прыжку».

Алексей Кудрин — о выполнении кабмином поручений президента.

www.mk.ru