В конце прошлого года Государственная дума приняла во втором чтении поправки к закону «Об особо охраняемых природных территориях». Их анализ позволяет сделать вывод, что под лозунгом развития экологического туризма природоохранные территории превращают в коммерческие вотчины. Когда законопроект еще только обсуждался, обеспокоенные судьбой заповедных территорий сотрудники научного отдела Прибайкальского национального парка написали об этом президенту РФ. Как показали дальнейшие события, директор парка Олег Апанасик, вероятно, во избежание впредь подобных вольностей со стороны своих подчиненных, обеспокоился скорейшей ликвидацией «взбунтовавшегося» отдела.


На фотографии: Олег Апанасик решил, что для Прибайкальского национального парка достаточно и одного научного сотрудника


ПРОФЕССИОНАЛАМ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО

Сотрудники научного отдела Прибайкальского национального парка (далее – ПНП) просили президента РФ предотвратить деградацию системы ООПТ России. Они с полной уверенностью заявляли о том, что деятельность нынешнего руководства Министерства природных ресурсов, предлагающего губительные поправки, ведет к разрушению заповедной системы России. Уже сейчас заменена значительная часть директоров российских заповедников и национальных парков. Политика министерства направлена на изживание, в буквальном смысле этого слова, профессионалов, посвятивших свою жизнь сохранению природы. На высвободившиеся руководящие должности назначаются коммерсанты.

Прибайкальский национальный парк не стал исключением. Включая в себя самый большой охраняемый участок береговой линии Байкала, он стал предметом особых вожделений для чиновников министерства и представителей коммерческих структур. Политику бережного сохранения экосистем сменила политика тотальной коммерциализации. Прихотью ветра либеральных перемен в 2009 году директором Прибайкальского национального парка назначается «эффективный менеджер» Олег Апанасик.

«На примере его деятельности мы получили наглядное представление о новой политике Министерства природных ресурсов, – говорится в письме сотрудников парка Президенту. – Считаем, что им проводится откровенное «выдавливание» опытных, квалифицированных специалистов, привлечение и расстановка «своих» людей, без природоохранных опыта и знаний, но с большими амбициями и желанием крупно заработать. Сделать это не составляет никакого труда — директора для борьбы с неугодными имеют все условия: возможность менять по собственному усмотрению штатное расписание, по-царски премировать либо, наоборот, держать подчиненных на голодном пайке».

ОГОНЬ ПО ШТАБАМ

Стоит отметить, что под письмом поставили подписи 12 человек. Из них на сегодняшний день трое уволились «по собственному желанию», четверо попали под сокращение в результате манипуляций со штатным расписанием, еще одному удалось восстановиться через суд. По причине болезни двое работников оказались временно недосягаемы для директорских «инициатив». Нашелся и отказавшийся от своей подписи под обращением. Тем не менее, несмотря на столь очевидное давление со стороны директора, начавшееся после его знакомства с фамилиями под письмом, второе открытое коллективное обращение в декабре прошлого года не побоялись подписать еще 9 сотрудников. Среди них 5 старших государственных инспекторов, позицию которых разделяет большинство работников возглавляемых этими инспекторами лесничеств.

Директор ПНП Олег Апанасик «вывел из штатного расписания» должности заместителя директора по науке и начальника отдела лесного хозяйства, а также сократил две штатные единицы научных сотрудников. Фактически был ликвидирован научный отдел национального парка. Осталась лишь одна ставка научного сотрудника, которую по закону невозможно сократить, так как человек, ее занимающий, находится в декрете. Таким образом, на научно-исследовательской работе парка, на планах и проектах можно поставить крест. Между тем по закону национальные парки являются не только природоохранными, но и научно-исследовательскими учреждениями. Прибайкальский национальный парк не исключение, что подтверждает Положение о нем. Несмотря на это, из 150 сотрудников лишь четверо занимались наукой, но и они оказались для нового руководства лишними.

Сократив научный отдел, Олег Апанасик тем же приказом ввел в штатное расписание еще одного бухгалтера, одного специалиста по закупкам и четырех инспекторов по охране территории. В ближайшем будущем в ПНП будут работать два специалиста по закупкам и три юриста, не считая самого директора.

«То, что происходит, вполне объяснимо, – говорит Виталий Рябцев, заместитель директора по науке Прибайкальского национального парка. — Всегда именно научные отделы были совестью заповедников, именно они последовательно отстаивали природоохранные интересы этих учреждений. Именно поэтому по ним наносятся первые удары. Хотя я допускаю, что вскоре моя должностная ставка будет восстановлена, но на нее примут человека, который будет устраивать директора. Это – главное требование».

БИЗНЕС-БЕЗОБРАЗИЕ

На самом деле обращение к Президенту не было основной причиной гонений на сотрудников научного отдела, оно лишь поставило окончательную точку в давно назревавшем конфликте между директором парка Олегом Апанасиком и подчиненными, то и дело «одергивавшими» причиняющего, по их мнению, ущерб национальному парку руководителя.

«Считаем, что есть все основания предполагать наличие серьезных финансовых злоупотреблений Олегом Апанасиком, – говорится в очередном письме президенту. — Директор парка в 2009 — 2011 гг. заключал договоры явно экономически невыгодные для парка. Считаем, что они несут коррупционную составляющую, так как деньги, поступавшие ранее от подобных договоров на счет парка, теперь поступают не иначе как в личное распоряжение директора. Например, есть информация о том, что туристический кордон на мысе Кадильный, где нацпарк ежегодно зарабатывал до 1 млн руб. в год, в прошлом году был передан в аренду за смехотворную сумму – 60 тыс. руб. за весь туристический сезон. Считаем, что это вполне может быть. В 2008 году доходы от собственной деятельности парка составляли 3,4 млн рублей. К 2010 году эта сумма, несмотря на увеличение потока туристов, стала меньше почти в два раза — 1,9 млн. А с учетом инфляции можно говорить почти о трехкратном падении за 2 года величины доходов от собственной деятельности. Считаем, что «выпавшие» доходы были попросту присвоены новым руководством ПНП».

Интересен договор «Об оказании содействия в осуществлении мероприятий по организации, охране и функционированию ФГУ «Прибайкальский национальный парк»», заключенный в феврале 2010 года с ООО «Ангарский исток». Этим договором коммерческая организация добровольно приняла на себя обязанность безвозмездно охранять объекты животного мира и проводить биотехнические мероприятия и учет численности охотничьих животных на участке огромной площадью 8035 га. Благородно, только благородство это весьма сомнительно. Неужели, кто-то безвозмездно станет выполнять обязанности работников лесничества? Причем Листвянского лесничества, расположенного недалеко от Иркутска, вызывающего огромный интерес у желающих поохотиться богатых и «авторитетных» горожан.

И потеря прибыли в этой ситуации не самый большой минус для парка. Благотворители на дорогах по границам этого участка построили четыре шлагбаума, ключи от которых в Листвянское лесничество до сих пор не переданы. Сотрудники лесничества не могут свободно попасть на территорию, им предлагается предварительно заезжать за ключами в «ОООшку». Работники парка неоднократно слышали выстрелы, раздававшиеся с этой «перекрытой» территории, в запрещенный для охоты сезон. Они говорят о том, что такого безобразия за 25 лет существования Прибайкальского национального парка еще не было, и считают, что данный участок используется ООО «Ангарский исток» и директором парка Олегом Апанасиком для незаконной охоты.

Проверка деятельности Прибайкальского парка, проведенная в августе прошлого года Департаментом федеральной службы по надзору в сфере природопользования, выявила множество нарушений обязательных требований. Указывается, что все выявленные «правонарушения допущены при действии (бездействии) директора национального парка Апанасика Олега Александровича, имевшего возможность, но не принявшего надлежащих мер по их недопущению». В составленной по результатам проверки справке содержится много вопиющих фактов, таких как искажение информации о лесных пожарах. Это уменьшение, в том числе в несколько раз, их площади, указание площади как нелесной, регистрация одного и того же крупного пожара как два или три отдельных. Выявлены лесонарушения, факт нецелевого использования древесины, а также противоречащее не только законам, но и здравому смыслу размещение турбазы «Улыбка» во дворе и помещениях конторы Островного лесничества.

РАЗГУЛ БРАКОНЬЕРЩЕНЫ

В обращении к Президенту также говорится о процветании на территории национального парка браконьерства. Действительно, еще в 2010 году прокуратура Иркутской области подтвердила факты незаконной охоты и рубки деревьев в национальном парке, только эти факты, естественно, укрываются от всеобщего внимания. А вот трагическую гибель губернатора Иркутской области Игоря Есиповского, произошедшую на территории нацпарка, думаю, помнят многие. Будь он жив, никто из обывателей и не заподозрил бы его в браконьерстве.

Недавний пример: в прошлом году во время открытия осеннего охотничьего сезона один из сотрудников парка в дельте реки Голоустной задержал сразу десять человек, незаконно охотящихся на водоплавающих. Браконьеры возмущенно угрожали стражу порядка, ссылаясь на дружеские отношения с администрацией парка, но, несмотря на это, протоколы о правонарушении были оформлены. Впоследствии главный лесничий приказал сотруднику протоколы уничтожить, изъятое оружие – вернуть, перед нарушителями – извинится. Незаконные указания не были выполнены, вскоре после чего принципиальному работнику пришлось уволиться из-за давления начальства.

УГОЛОВНОЕ ДЕЛО РАБОТЕ НЕ ПОМЕХА

Возмутительным является то, что Олег Апанасик, несмотря на возбужденное в отношении него уголовное дело по коррупционной статье, до сих пор не отстранен от занимаемой должности. В Министерстве природных ресурсов сообщили, что предъявленное ему обвинение не связано с функционированием возглавляемого национального парка. Между тем очевиден тот факт, что обвинение имеет прямую связь с работой Олега Апанасика в системе ООПТ. В сентябре 2010 года его арестовали при получении крупной взятки вместе с видным федеральным чиновником из Министерства природных ресурсов Михаилом Травкиным. Последний на время следствия был отстранен от выполнения служебных обязанностей, а Апанасик продолжает руководить коллективом из 150 человек. Согласно сообщению информационного агентства «Байкал Медиа Консалтинг», задержанный вместе с ними директор Забайкальского национального парка Александр Бекетов пошел на сотрудничество со следствием, Олег Апанасик – нет. Неудивительно, что первый из них вскоре лишился должности директора, а второй — не только сохранил ее, но и получил в полном объеме зарплату за 1,5 месяца, проведенные под арестом и под подпиской о невыезде из Улан-Удэ. Охрану природы огромного участка побережий уникального озера Байкал доверили вышедшему на свободу под залог в 3 млн. рублей чиновнику.

С момента возбуждения уголовного дела против Олега Апанасика прошло уже 17 месяцев. У бывших теперь уже сотрудников парка есть большие опасения, что дело постараются «развалить». Или хотя бы отсрочить его передачу в суд – после весенних выборов внимание власти к коррупционным делам, как это бывает, ослабнет.

НАЦПАРК БЕЗ УЧЕНЫХ – ЭТО АБСУРД

«Наше письмо было направлено тем, на кого мы жаловались, – в Министерство природных ресурсов, – рассказывает Виталий Рябцев. — А потом письмо попало в руки к нашему директору Олегу Апанасику, который использовал все методы борьбы с нами, с «недовольными». Под давлением ушел целый ряд специалистов. И это неудивительно, ведь мы выступали против губительной политики Министерства природных ресурсов, результатом которой в числе прочих стал приход к руководству ныне находящегося под следствием Апанасика. Ужасно, что происходящее у нас демонстрирует ситуацию в целом. Молчите – еще какое-то время поработаете, а кто против – с вещами на выход».

Чтобы прояснить ситуацию, мы попытались связаться с Олегом Апанасиком, но поговорить с ним так и не удалось, так как он находился на длительном совещании. Однако с нами согласился побеседовать его заместитель по общим вопросам Евгений Шарапов, который подтвердил информацию о том, что в настоящее время в научном отделе нацпарка работает четыре человека, три из которых в ближайшее время будут сокращены. На вопрос сможет ли один человек справиться со столь огромным объемом работы и чем продиктовано такое решение, он сообщил, что для ведения научной деятельности на основании гражданско-правовых договоров будут привлекаться выпускники учебных заведений, а решение сократить штатные должности и уволить проработавших много лет сотрудников принято руководителем парка и не обсуждается.

«Считаю, что Олег Апанасик, пользуясь служебным положением и попустительством в Министерстве природных ресурсов, разгоняет науку, – говорит заместитель директора по научной работе Сибирского института физиологии и биохимии растений СО РАН Виктор Воронин. — Национальный парк теряет всякий смысл без научного отдела. Потребительское отношение к природе парка, которое, на мой взгляд, в период руководства Апанасика стало нормой, привело к тому, что наш институт вынужден был пойти на изъятие из природы семян исчезающих растений для сохранения их в банке семян. Многих растений в парке уже нет. А всё то, что мы попытались в прошлом году вернуть в природу, было разрушено, потому что реальной охраны там нет. Наш институт тесно сотрудничает с национальным парком, а без научного отдела это сотрудничество будет в принципе невозможно».

ВОРОН ВОРОНУ ГЛАЗ НЕ ВЫКЛЮЕТ

Сотрудники Прибайкальского национального парка уверены, что Олег Апанасик до сих пор продолжает работать директором только благодаря наличию мощных коррупционных связей и московской «крыше». Вряд ли Михаил Травкин самый высокопоставленный чиновник Минприроды, который должен проходить подозреваемым по уголовному делу. Подписавшие обращение люди считают, что стоящие «над ним» чиновники равнодушны к проблемам Прибайкальского парка, так как их вполне удовлетворяют идущие из области «откаты».

«Мы считаем ситуацию нетерпимой, – говорится во втором обращении к Президенту, — и просим Вас разрушить коррупционные цепочки, связывающие Министерство природных ресурсов с особо охраняемыми природными территориями. Также просим создать специальный орган исполнительной власти по ООПТ, не связанный с Минприроды, который будет назначать на должности директоров профессионалов заповедного дела, а не бизнесменов!»

НАШЕ ДЕЛО — СТОРОНА?

Прибайкальский национальный парк можно считать достойной оправой такой жемчужины как Байкал. Наблюдая за неравной схваткой между учёными и руководством парка, невольно начинаешь задумываться и о причинах, и о последствиях происходящего. Орёл-могильник, монгольская жаба — список утраченных редких видов животных и растений с принятием губительных поправок к закону об особо охраняемых природных территориях будет неуклонно пополняться год от года. От пуль дорогостоящей оптики, не знающих чем себя занять бизнесменов, найдут свою смерть лесные звери. В дружественный Китай пойдут вагоны с вырубленной заповедной вековой сосной.

Казалось бы, всё происходящее имеет своё достаточно простое объяснение. Никчёмные людишки от власти, волей случая оказавшихся у руководства природоохранных учреждений, ведут себя как мародёры в отданных им на кормление вотчинах. Открыто и цинично они зарабатывают, насилуя мать-природу, под равнодушные обывательские взгляды толпы и бесконечные разговоры о гражданском обществе. Хочется верить, что пока равнодушные.

Евгения Конева

Лесная газета

4 февраля 2012 г.

ПРИБАЙКАЛЬСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК – СИМПТОМ БОЛЕЗНИ


Проблемы и беды в федеральном государственном учреждении «Прибайкальский национальный парк» возникли после издания приказа №224-лс от 14.04.2009г. о прекращении трудового договора с бывшим директором В.И. Грищенко и назначением на эту должность О.А. Апанасика.

Считаю необходимым информировать общественность о ситуации, сложившейся в ФГУ «Прибайкальский национальный парк» (далее — ПНП), находящееся на западном побережье оз. Байкал (Иркутская область). То, что здесь происходит - явный симптом той страшной болезни, что ныне поразила как наше лесное хозяйство, так и природоохранную деятельность вообще.

В отдельной газетной статье невозможно объять необъятное, поэтому я попытаюсь ограничиться некоторыми проблемами ПНП, входящего в структуру Министерства природных ресурсов Российской Федерации. По площади это самая большая особо охраняемая природная территория в Иркутской области и одна из самых больших в России. Прибайкальский национальный парк является частью Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, и, тем не менее, эта территория, несмотря на свой особый статус, деградирует быстрее остальных под нарастающим давлением коммерческого пресса. Национальный парк, думаю, уже требует экстренных мер не только по его охране и защите, но и по спасению. В последние месяцы природоохранные нарушения здесь уже перерастают в ранг уголовных преступлений.

В апреле 2011 г. на имя Президента РФ сотрудниками ПНП было отправлено открытое письмо, содержащее просьбу о срочной помощи в решении проблем особо охраняемых природных территорий (ООПТ) России, подчеркивающее, что деятельность нынешнего руководства Минприроды и назначаемых им директоров заповедников и национальных парков ведет к разрушению отечественной заповедной системы. Открытое письмо, направленное на имя Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева, в нарушение ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» было перенаправлено именно тем, от кого сотрудники Прибайкальского национального парка просили защиты — чиновникам Минприроды. От них довольно скоро директор ПНП узнал — кто именно подписал открытое письмо и «принял неотложные меры». В результате этих мер из 12 сотрудников ПНП, подписавших письмо Президенту Российской Федерации, к 1 января 2012 г. 3 уволились «по собственному желанию», 4 попали под сокращение в результате манипуляций со штатным расписанием. Старшему государственному инспектору Еланцинского лесничества С.А. Гончарову в ноябре удалось восстановиться на прежней работе через суд, при непосредственном участии правового инспектора областной организации профсоюза работников лесных отраслей РФ М.В. Иванова. Один отказался от своей подписи под обращением. Двое временно недоступны для директорских «инициатив»: заместитель по общим вопросам И.В. Майковский после инфаркта находится на больничном листе, научная сотрудница М.М. Мазайкина ушла в декретный отпуск. Таким образом, в ПНП сейчас реально работают лишь два «нераскаявшихся» сотрудника, подписавших открытое письмо — В.В. Рябцев заместитель директора по науке и Т.П. Шумова старший государственный инспектор Листвянского лесничества, председатель профсоюзного комитета ПНП. Летом 2011 г. Иркутской областной организации профсоюза работников лесных отраслей уже приходилось защищать председателя профсоюзного комитета от незаслуженных «строгих выговоров».

Несмотря на столь очевидное давление со стороны директора ПНП, в декабре 2011 г. на имя Президента Российской Федерации Д.А. Медведева было отправлено второе открытое коллективное обращение. Его подписали 9 сотрудников, в том числе – 5 старших государственных инспекторов (руководят лесничествами ПНП), позицию которых разделяет абсолютное большинство работников лесничеств ПНП. Возмущение подписавших вызвано некомпетентностью директора и его новых «назначенцев» (в 2011 г. в центральной конторе заменена большая часть ИТР и сотрудников отдела охраны), а также «стилем» его работы. Практически все важнейшие решения по деятельности ПНП директором принимаются «в тихую», без обсуждений со специалистами, неуважительным отношением к подчиненным, очевидной необъективностью по отношению к «старым» и «новым» сотрудникам в вопросах оплаты их труда.

Грубейшие нарушения руководством ПНП норм Трудового кодекса РФ, явились поводом обращения работников ПНП в Областной комитет профсоюза работников лесных отраслей. При рассмотрении заявлений работников в вопросах оплаты труда, директор письменно уведомил Обком профсоюза, что нарушения устранены, и впредь допускаться не будут. К сожалению, это была просто отписка. В такой ситуации Областной комитет профсоюза вынужден был, обратится в государственную инспекцию труда в Иркутской области о проведении проверки в ПНП. 8 ноября 2011г. была проведена совместная с прокуратурой Иркутской области и Областным комитетом профсоюза выездная проверка, в ходе которой были выявлены нарушения трудового законодательства. По результатам совместной проверки директору выдано предписание об устранении выявленных норм трудового права. Постановлением прокурора Свердловского района г. Иркутска директор учреждения Апанасик О.А. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

В августе 2011г. Департамент федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Сибирскому федеральному округу провел проверку деятельности ПНП. В акте проверки Департамента отражено 38 нарушений обязательных требований по природопользованию или требований, установленных муниципальными правовыми актами. Это недостатки в организации охраны территории национального парка, в работе с нарушителями природоохранного режима, в осуществлении пользования объектами животного мира, в осуществлении рекреационной деятельности, в вопросах загрязнения окружающей среды и др. В материалах указывается, что все выявленные в ходе проверки «административные правонарушения допущены при действии (бездействии) директора национального парка Апанасика Олега Александровича, имевшего возможность, но не принявшего надлежащих мер по недопущению всех обозначенных выше правонарушений». На О.А. Апанасика и на ПНП составлено 13 протоколов на общую сумму 500 тысяч рублей. А «Справка о деятельности ПНП», составленная по результатам проверки, содержит немало просто вопиющих фактов.

В частности, в 2011г. администрация ПНП искажала действительную информацию о лесных пожарах – уменьшалась (в ряде случаев в несколько раз) площадь лесных пожаров, лесная площадь указывалась как нелесная, один и тот же крупный пожар регистрировался как два или три отдельных пожара, не подпадающих под категорию «крупный». В июле в Островном лесничестве была проведена заготовка древесины – 300 куб. м. Из них было получено 55 куб. м. пиломатериалов, которые по представленным актам пошли на постройку сруба, строительство веранды к срубу, на ремонт конторы Островного лесничества, строительство (ремонт) забора на территории конторы. Однако, при проведении проверки выявлено, что ремонта конторы и строительства забора не проводилось. Вышеупомянутый сруб был построен еще несколько лет назад, но не в 2010 году. Часть пиломатериалов была использована для нужд турбазы «Улыбка», с 2010г. находящейся на территории конторы Островного лесничества ПНП (документов на право пользования земельным участком турбаза не имеет): 12 юрт, полы, навесы, туалеты, деревянное строение, включающее 3 туалета, душевую кабинку и умывальник. Древесина национального парка без всякой оплаты использовалась на нужды частной организации.

Чувствуя свою неуязвимость и пользуясь покровительством Минприроды, директор ПНП продолжает открытое давление на неудобных для него работников. Так, своим приказом №428 от 28.12.2011 г. директор «вывел из штатного расписания» должности заместителя директора по науке и начальника отдела лесного хозяйства, а также сократил 2 штатные единицы научных сотрудников. Зам. директора В.В. Рябцев, научные сотрудники М.Г. Тропина и М.Н. Алексеенко (все трое подписывали обращение), нач. лесного отдела Т.В. Макаров под самый Новый Год вместо поздравлений получили уведомления о предстоящем увольнении. Приказ директора №428 фактически ликвидировал научный отдел и отдел лесного хозяйства национального парка. Осталась лишь одна ставка научного сотрудника, находящегося в отпуске по уходу за ребенком. Эту ставку предлагали «временно занять» и В.В. Рябцеву и М.Г. Тропиной и М.Н. Алексеенко. Никто не согласился. Вероятно, ее займет временный работник. Но заменить трех высококвалифицированных специалистов, обладающих многолетним опытом работы в ПНП, никакой одиночка (тем более временный) не сможет. Таким образом, на научно-исследовательской работе ПНП, на разнообразных планах и проектах, можно поставить крест. Между тем, по «Закону об ООПТ» национальные парки являются не только природоохранными, но и научно-исследовательскими учреждениями, что подтверждает и «Положение о ПНП». Из почти 150 сотрудников ПНП лишь 4 занимались наукой, на них лежало целое направление деятельности этого учреждения. Директор же считает, что для данного направления деятельности 2,6% (4 из 150) от всех штатных единиц национального парка — слишком много, достаточно будет и 0,66%.

К сожалению, манипуляции со штатным расписанием, не имеющие ничего общего с нуждами учреждения, не противоречат нынешним законам. Право утверждать штатное расписание самостоятельно предоставлено директорам национальных парков и заповедников Министерством природных ресурсов и экологии РФ. Это позволяет директорам, чуть ли не еженедельно сокращать какие-то ставки, а затем восстанавливать их вновь. Нынешние руководители теперь также практически бесконтрольны и в вопросах премирования своих сотрудников: одних держат на «голом» окладе, других награждают «по-царски». Например, в ПНП некоторые сотрудники годами не видят премий, другие регулярно и неизвестно за что их получают — до 200% оклада. Можно сказать, что в нынешней ситуации директор ПНП ведет себя, скорее как помещик в собственных деревнях, а не как руководитель государственного бюджетного учреждения.

В этой связи особый интерес представляет вопрос — кто же эти директора? За последние годы Министерство природных ресурсов и экологии РФ успело заменить значительную часть директорского корпуса российских заповедников и национальных парков. По надуманным поводам, либо вовсе без объяснений увольнялись профессионалы, много лет охранявших природу, на их место ставились люди, не имевшие какого-либо отношения к ООПТ. Среди них есть проштрафившиеся чиновники — бывший офицер, главврач поликлиники, юрист и т.п. Большинство новых директоров-дилетантов объединяет одна черта – они возможно успешные бизнесмены, владельцы собственных фирм, но никак не специалисты лесного и лесопаркового дела. Не удивительно, что заповедная наука им не нужна. Она мешает зарабатывать деньги за счет коммерциализации природоохранных учреждений.

Сотрудники ПНП считают недопустимым, что ими руководит человек, в отношении которого возбуждено уголовное дело по коррупционной статье (пп. «в» и «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ). МПР в своем ответе на обращение объяснило, что «предъявленное обвинение не связано с функционированием возглавляемого национального парка». По-видимому, министерские чиновники не замечают, что обвинение имеет прямую связь с работой О. Апанасика в системе ООПТ. Ведь он арестован при получении взятки вместе с заместителем директора департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологии МПР. Как может человек, арестованный по крупному коррупционному делу и вышедший на свободу под залог в 3 млн. руб., руководить коллективом из 150 «бюджетников»? Вот кому Министерство доверило охрану природы огромного участка (470 км) побережий уникального оз. Байкал. А после ареста поощряло премиями и зарубежной командировкой (в США).

Уже 16 месяцев прошло с возбуждения уголовного дела против О. Апанасика и М. Травкина. Есть большие опасения, что его постараются «развалить». Уже 4 месяца минуло после проверки ПНП Росприроднадзором, но до сих пор неизвестно, как отнеслось МПР к многочисленным выявленным фактам развала работы национального парка.

Сотрудники ПНП считают, что О. Апанасик до сих пор продолжает работать директором национального парка только благодаря наличию мощных коррупционных связей. Они полагаем (и пишут это в своем втором обращении к Президенту), что М. Травкин – не самый высокопоставленный чиновник МПР, кто должен бы проходить по уголовному делу о коррупции. Что стоящие «над ним» чиновники равнодушны к развалу работы ПНП, падению важнейших показаний деятельности, «разгону» профессиональных работников, т.к. их вполне удовлетворяют подобного рода руководители. Например, какие коррупционные схемы предлагал именно М. Травкин бывшему директору Дагестанского заповедника можно узнать из недавней публикации дагестанского информационного еженедельника «Новое дело».

Под разговоры об усиливающейся в стране борьбе с коррупцией, подследственный директор ПНП, проходящий по коррупционному делу и вышедший на свободу под крупный денежный залог, никого не опасаясь, демонстративно изгоняет из национального парка всех недовольных, еще как-то пытающихся охранять природу.

Практически три года лихорадит коллектив ПНП, после того как был уволен его директор Грищенко Владимир Ильич, который кстати, накануне увольнения был награжден почетной грамотой Министра природных ресурсов и экологии РФ и благодарностью Совета Федерации России, а парк по основным видам деятельности входил в пятерку лучших. Порой задаешься вопросом, как может Россия стать могучей и процветающей страной, если в федеральном государственном учреждении, коим является ПНП царит полное беззаконие и попирание элементарных морально-этических норм и откровенное издевательское отношение к людям?

Во всей этой ситуации мы не ощутили настойчивого и действенного вмешательства со стороны Государственной инспекции по труду в Иркутской области и прокуратуры. Нарушений допущенных Апанасиком О.А. за это время хватило бы на дисквалификацию нескольких, подобного рода руководителей.

Совершенно непонятно и другое: как можно руководить тем, в чем не разбираешься, чему никогда не учился. Иногда говорят: главное чтобы человек разбирался в бизнесе, был хорошим управленцем, а детали ему подскажут специалисты. Не могу с этим согласиться., но допустим , что такая точка зрения имеет право на жизнь. Но ведь в данном конкретном случае мы знаем, что все специалисты 5 марта будут уволены. А действующий главный лесничий – зам. директора Глазков Е.Г. никакой не специалист лесного хозяйства, он не знает элементарных вещей, его например, бесполезно спрашивать, какая пожарно-химическая станция лучше: первого или второго типа, а может третьего?

Должен отметить, что мои письма, ранее направленные в адрес Министра природных ресурсов и экологии РФ, до адресата не дошли, а ответы за подписью в то время еще руководителя департамента Гизатулина Р.Р., а нынче зам. министра, ничем иным, кроме как элементарной отпиской, назвать нельзя.

Коллектив ждет от государственных чиновников ответа по существу на поставленные вопросы. А приходить на работу морально угнетенными и выполнять распоряжения «начальников», идущие в разрез с представлениями и знаниями ведения лесопаркового дела, люди расценивают как преступление. Поэтому и не молчат, полагая, что живут в демократической России.

А в заключение хочу обратиться непосредственно к министру природных ресурсов Ю.П. Трутневу.

Юрий Петрович, хотите верьте, хотите – нет, но должен Вам сказать: все надежды работников Прибайкальского национального парка в этой ситуации связаны лично с Вами. Люди полагают, что все это безобразие творится только потому, что лично Вы не осведомлены о подробностях этого некрасивого дела. Они думают так, что у Вас, как у министра, полно забот, а это на самом деле так и есть, и посему эта ситуация прошла мимо Вашего внимания. Честно говоря, и я тоже так думаю, потому что слышал много хорошего о Вас и верю, что Вы не стали бы мириться с таким положением.

Пожалуйста, Юрий Петрович, разберитесь в этом деле. Люди Вам верят. И они знают, что Вы непременно прочитаете эти строки. Но если и после этого Вы не примите никаких мер, то случится самое страшное, что может произойти с министром и с человеком, — мы потеряем веру в Вас. Мы потеряем веру в Вас, как в честного и порядочного человека, как в патриота своей Родины, который не желает отдать один и ее красивейших и благодатнейших уголков на откуп разного рода проходимцам. Скорее всего, Ваши подчиненные, которые уже писали разного рода отписки по этой ситуации, и на этот раз начнут уверять Вас, что все не так плохо, как кажется, что в письмах из ПНП сгущены краски и так далее и тому подобное.

Не верьте им на слово, пожалуйста! Они Вам говорят неправду, на самом деле положение очень серьезное! И не только в нашем парке, но и по всей стране, где к управлению лесными и природоохранными делами сплошь и рядом приходят очень сомнительные люди, к тому же не имеющие ни специального образования, ни соответствующего опыта работы. Вред от деятельности таких, с позволения сказать, «специалистов» сравним разве что с последствиями природных катаклизмов, и это сказано не ради красного словца, это – чистая правда, и Вы, как умный человек, не можете не понимать этого.

Еще раз от имени всего коллектива Прибайкальского национального парка прошу Вас: пожалуйста, Юрий Петрович, не подведите нашу веру в Вас, разберитесь в этом деле по совести и по закону!




Сергей Филатов
Председатель Иркутской областной организации
профсоюза работников лесных отраслей
Российской Федерации.


Добавить комментарий