В конце прошлого года Государственная дума приняла во втором чтении поправки к закону «Об особо охраняемых природных территориях». Их анализ позволяет сделать вывод, что под лозунгом развития экологического туризма природоохранные территории превращают в коммерческие вотчины. Когда законопроект еще только обсуждался, обеспокоенные судьбой заповедных территорий сотрудники научного отдела Прибайкальского национального парка написали об этом президенту РФ. Как показали дальнейшие события, директор парка Олег Апанасик, вероятно, во избежание впредь подобных вольностей со стороны своих подчиненных, обеспокоился скорейшей ликвидацией «взбунтовавшегося» отдела..

«ПО ВНУТРЕННЕМУ УБЕЖДЕНИЮ И С ОСОБЫМ ПОДХОДОМ»

Поводом для судебного спора стала статья «Служить бы рад – прислуживаться тошно»,

поведавшая читателям о «заслугах и достижениях» главного спасателя области – генерала Эглита. Опубликованная в марте прошлого года, она продолжительное время пользовалась невероятной популярностью среди читателей – число комментариев на сайте газеты зашкалило далеко за тысячу.

Пока подчиненные генерала делились на сайте НКС наболевшим с сотрудниками МЧС из других регионов страны, его главный герой, Вячеслав Эдуардович, думал о том, как уладить свалившуюся на голову проблему. Традиционный для таких случаев путь через суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации осложнялся наличием свидетелей и документов, подтверждающих правдивость опубликованных в газете материалов, что генерала-спасателя совсем не устраивало. Скорее всего, такой иск так и не увидел бы света, если бы не одно, но очень важное обстоятельство – под крышей Свердловского суда он был долгожданным.

Беспристрастное рассмотрение иска генерала Эглета к Народному контролю Сибири было поручено судье Ларисе Орловой. Как показало дальнейшее развитие событий, судья Орлова с поручением справилась виртуозно: иск удовлетворила. Даже при беглом ознакомлении с решением складывается впечатление, что требования генерала Эглита были удовлетворены, невзирая на закон. По принципу: любой ценой! Так уж случилось, что «царица доказательств» — признание — на этот раз обошла судью стороной, и пришлось лепить решение из того, что было. На наш взгляд, в основном из того, что сгоношили юристы генерала.

Главным документом, которым руководствуются судьи, Гражданским процессуальным кодексом, регламентированы все действия, которые должны совершать представители Фемиды. В частности, в соответствии с Кодеком, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. А убеждение это должно быть основано на объективном исследовании имеющихся доказательств. При этом в решении судья должен указать основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. У судьи Орловой, на наш взгляд, к оценке доказательств нашелся свой, достаточно нетрадиционный подход.

О ВКЛАДЕ УБОРЩИЦЫ В ДЕЛО ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ

Три дня понадобилось только для того, чтобы заслушать свидетельские показания по делу. Свидетели В.В. Шишмарев, В.Н. Воротынов, Е.В. Земеров, С.А. Хвостов, В.В. Гордиёнок, Р.А. Хисматулин показали суду, что читали статью «Служить бы рад – прислуживаться тошно», согласны со всем, что в ней написано, а также подтвердили конкретные факты, указанные в тексте статьи. Каждый подтвердил факты нецензурных выражений, брань и грубость со стороны Эглита. Судье Орловой показания перечисленных свидетелей показались не очень убедительными и были ею решительно отвергнуты. Руководствуясь своим внутренним убеждением, Лариса Владимировна решила, что они вызваны не иначе, как предвзятым отношением свидетелей к истцу. А вывод судьи о том, что показания свидетеля Хисматулина не могут быть приняты во внимание из-за того, что он никогда в подчинении генерала не был, по нашему мнению, вообще не выдерживает никакой критики.

Сложно сказать, какой нормой закона руководствовалась судья, делая вывод о том, что за истину могут быть приняты только показания свидетелей, состоящих в подчинении Эглита, но в решении она дословно указала следующее: «Все вышеперечисленные свидетельские показания опровергаются показаниями свидетелей О.В. Вьюновой, В.Н. Нелюбова и Н.П. Аргуновой, которые данные сведения опровергли». В показаниях данных свидетелей судью привлекло не что-нибудь, а их «стабильность», которая как раз и говорит о тщательной предварительной подготовке свидетелей к выступлению в суде.

Между тем Надежда Аргунова и Валентин Нелюбов являются заместителями Эглита, а Ольга Вьюнова – начальником управления кадров ГУ МЧС. Все они находятся у него в прямом подчинении и на хорошем счету. В материалы дела были представлены приказы о поощрении личного состава, в которых в первых рядах присутствуют вышеназванные фамилии. Только в сентябре прошлого года Нелюбову и Вьюновой была выплачена премия в размере 160 тысяч рублей, а Аргуновой – 190 тысяч. А ведь это только те документы, которые оказались в распоряжении редакции. Можно себе представить, какие суммы премий таят в себе кадровые и бухгалтерские документы областного ГУ МЧС, скрытые от посторонних глаз.

Комично выглядели показания свидетеля Вьюновой, которая пытаясь доказать, что она лично генералу не предана, предана делу, и что премии получают не только приближенные к нему сотрудники, при этом под «приближенностью» она имела в виду не иначе как собственную должность главного кадровика. В подтверждение этого она рассказала занятную историю, как за личный вклад в дело ликвидации чрезвычайных ситуаций, уборщица управления получила единовременную премию в 100 тысяч рублей. Читателю совсем не лишним будет знать, что месячная заработная плата уборщицы составляет всего 7 тысяч.

Здесь следует пояснить, что, используя в статье слово «приближенные», мы имели в виду вовсе не высокую должность подчиненного, а неформальные дружеские отношения, которые вполне могут быть у генерала и с уборщицами в Управлении ГУ МЧС.

Любой здравомыслящий человек решит, что во времена повсеместной безработицы свидетели, находящиеся в настолько существенной финансовой и служебной зависимости от истца – генерала Эглита, в принципе не могли дать показания невыгодные начальству. Но для судьи зависимость этих свидетелей от генерала очевидной не стала, а баснословные суммы премий удивления не вызвали.

Меду тем, давая свидетельские показания Владимир Гордиёнок, под протокол судебного заседания, предупрежденный об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, рассказал о том, что лично получал премию в размере 400 тысяч рублей, 300 тысяч из которых у него забрали. Показаниям этого свидетеля, чтобы не испортить уже задуманную картинку, судья вообще решила не давать никакой оценки. Фривольно истолковывая требования статьи 67 Гражданского процессуального кодекса, Лариса Владимировна решительно отвергла показания шести свидетелей, не имеющих никакой личной заинтересованности в исходе дела. Судебные весы склонились к чаше с показаниями троих подчиненных генерала Эглита.

«ЛЕНД КРУЗЕР» И АКВАРИУМ ДЛЯ СПАСЕНИЯ ОБЛАСТИ

Благодаря поданному Эглитом исковому заявлению судье Орловой представилась возможность детально изучить деятельность областного ГУ МЧС. В ее руках оказался, в частности, акт проверки целевого и эффективного использования средств областного бюджета отделом государственной противопожарной службы этого ведомства. Проверка проводилась в начале 2008 года и выявила множество интересных фактов, часть из которых и легла в основу сюжета статьи «Служить бы рад – прислуживаться тошно!».

Комиссия проверяющих обнаружила следующее:

- установленную в кабинете генерала Эглита душевую кабину, которая обошлась областному бюджету в 1 миллион 255 тысяч рублей;

- аквариум у входа в его приемную стоимостью 35 тысяч рублей, оформление и обслуживание которого составляло еще столько же;

- два новых автомобиля импортного производства «Тойота-Камри» и «Ниссан X-Trail», которые эксплуатировались начальником ГУ МЧС и на которые списаны нецелевые расходы в сумме 124 тысячи рублей. Комиссией сделан вывод о том, что расходы на приобретение автомобиля «Ниссан X-Trail» на сумму более 1 миллиона рублей следует считать нецелевым использованием бюджетных средств;

- автомобиль «Тойота Ленд Крузер», неправомерно принятый во временное владение, на содержание которого списаны нецелевые расходы на сумму 169 тысяч рублей;

- дорогостоящую мебель и технику в кабинете генерала, полученную от начальников пожарных подразделений, которые приобрели ее за счет областных бюджетных средств на сумму 1,4 миллиона рублей.

Только вот читать этот красноречивый документ судья Орлова не сочла необходимым, придумав тому весьма остроумное оправдание. Несмотря на то, что из заседания в заседание представитель газеты ссылалась на этот документ, судья пришла к выводу, что ни на момент публикации, ни на момент рассмотрения дела газета им не располагала, а значит, знать о фактах, изложенных в статье, не могла! Изобретательность Ларисы Владимировны стоит только позавидовать. То, обстоятельство, что акт фактически подтверждает добрую половину опубликованных в статье сведений, судья Орлова видеть не пожелала.

… Я Б В ФИЛОЛОГИ ПОШЁЛ, ПУСТЬ МЕНЯ НАУЧАТ

Интересно обстояли дела и с лингвистической экспертизой, заявленной представителями генерала Эглета. Отказ судьи в ее проведении был мотивирован тем, что специальных познаний для того, чтобы определить, какие сведения являются порочащими, а какие нет, не требуется. Судье Орловой совсем даже не помешало отсутствие филологического образования. Она решила обойтись без экспертов, сэкономив средства истца, которые, в противном случае, генералу пришлось бы потратить на оплату экспертизы. Обложившись различными словарями, судья Орлова засучив рукава принялась за работу.

Перелопатить пришлось почти всю статью, а труд это нелегкий. Наверное, усталость сделала свое дело, и Лариса Владимировна, окончательно запутавшись в «вводных конструкциях» и «утвердительных формах», начала анализировать саму себя. Судья указала, что некоторые сведения свидетельствуют о недобросовестности, и слово «недобросовестный» решила оценить с помощью толкового словаря Ожегова. Только вот незадача: в публикации такое слово отсутствует напрочь. Винить судью, пустившуюся в филологические измышления мы считаем не совсем корректным с нашей стороны. Больно уж хочется верить в то, что Лариса Владимировна хотела как лучше.

ОПРОВЕРЖЕНИЕ В «ОБЛАСТНОЙ»

Вопроса, чем руководствовалась судья Орлова вынося решение об удовлетворении требований генерала Эглита для редакции не существует. Меньше всего верится в версию «внутреннего убеждения». Ни свидетельские показания, ни документы, ни ходатайства о назначении экспертизы для справедливого и беспристрастного разрешения дела газете не помогли.

И ничего в этом удивительного нет. «Территория лжи» нанесла свой ответный удар. Чтобы убедиться в этом, стоит лишь набрать в поисковике Интернета запрос с текстом «Свердловский суд Иркутска» — второй строкой после официального судейского сайта появляется страничка со статьей «Территория лжи», которую «НКС» публиковал еще в сентябре прошлого года. Судьи Свердловского не однажды становились главными героями наших публикаций. Среди прочих, заместитель председателя суда Мансур Магомедов, судья Светлана Белик, ныне пополнившая стройные ряды судей Иркутского областного суда, судья Нина Быкова, судья Александр Фёдоров. Все эти публикации, на наш взгляд, и стали мотивом для вынесения настолько абсурдного решения.

Чтобы довести дело до логического завершения, Лариса Владимировна побеспокоилась и об исполнении собственного решения. Статья 152 Гражданского процессуального кодекса, устанавливающая опровержение сведений, признанных порочащими и не соответствующими действительности в тех же средствах массовой информации, не помешала ей обязать учредителя газеты Евгения Еремеева опровергнуть все сведения, признанные госпожой Орловой порочащими и недостоверными, не где-нибудь, а в газете «Областная». Такое решение, несмотря на явное противоречие закону, выгодно в первую очередь Эглиту. Как только решение вступит в законную силу, а говорить о вероятности этого, учитывая продажность судебной системы, у нас есть все основания, он самостоятельно, оплатив в «Областной» печатную площадь, сможет опубликовать его резолютивную часть. И избавит себя тем самым от необходимости догонять главного редактора «НКС» с судебными приставами для исполнения решения.

Знающие люди говорят, что подобного рода судебные акты выносятся только после согласования с вышестоящей инстанцией. Только она может гарантировать, что решение останется в силе. Верить в это не хочется, и мы надеемся, что «вердикт» судьи Орловой будет отменен как незаконный, во всяком случае, у областного суда для этого есть все основания.

ПОЖАРЫ У ПОЖАРНЫХ

Пока суд да дело и главный спасатель области спасает свою честь и достоинство, в области одна за другой горят пожарные части. В середине января серьезно выгорело и не подлежит восстановлению здание пожарной части в поселке Балахнинский. Неделю спустя сгорело пожарное депо в поселке Большая Речка – большая часть здания уничтожена и для дальнейшей эксплуатации не пригодна.

Незадолго до этих событий человек в нетрезвом состоянии, представившийся начальником Иркутского отряда пожарной охраны, пытался попасть в ночной клуб «Чердак». И возмущенный тем, что его не пускали из-за непрохождения фейсконтроля, он стал выкрикивать в адрес охраны угрозы. По мобильному телефону он начал давать кому-то команды, не стесняясь употреблять нецензурные выражения, объявляя, что в ночном клубе «Чердак» произошел пожар. Далее к ночному клубу прибыла пожарная техника, но никакого пожара не было. Сотрудники, выехавшие на место, считают, что таким нетрадиционным способом развлекался их начальник, подполковник внутренней службы В.С. Федосеенко.

Подобного рода безобразия будут происходить до тех пор, пока бездействуют правоохранительные органы, а суды обеспечивают надежную защиту давно подпорченной репутации. С момента подачи заявления о возбуждении уголовного дела в отношении генерала Эглита прошел год. За это время вынесено уже три незаконных отказных постановления. Умение генерала «договариваться» вызывает возмущение тех, кто следит за развитием событий. Тем не менее, постановления-отказники отменены, расследование продолжается, и это вселяет хоть и хрупкую, но все же надежду на то, что справедливость восторжествует.

Елена Суворова

Добавить комментарий