Иркутск во все времена славился чистейшей водой, вытекающей из Священного озера Байкал. Но, несмотря на близкое расположение Иркутска к Байкалу — крупнейшему в мире резервуару питьевой воды, в скором будущем жителям Иркутска и Шелехова, возможно, придётся перейти на потребление бутилированной воды. Риск ухудшения качества питьевой воды сегодня, как никогда, высок. Когда-то градостроители предусмотрели для водозабора, обеспечивающего нужды городов Шелехова и Иркутска, акваторию Ершовского залива Иркутского водохранилища. Для сохранения чистоты поступающей в водозабор воды от нас, потребителей, требовалось не так уж много: необходимо было соблюдать элементарные санитарные правила использования прилегающих к акватории земель и сохранять лесной массив, граничащий с береговой зоной. Лесистый природный ландшафт должен был служить естественным фильтром для ливневых стоков. Советские инженеры, проектировавшие городское водоснабжение, даже представить себе не могли, что через несколько десятков лет к власти придут вандалы, для которых деньги превыше здоровья и благополучия сотен тысяч своих земляков.


На фотографии: Возмущенные решением судьи иркутяне вышли на пикет с плакатами: «Судья Александрова, Вам не стыдно? Вам еще в этом городе жить!», «Иркутск Вам этого не забудет!»
В эпоху либерально-рыночных преобразований любой привлекательный для строительства земельный участок стал объектом наживы для продажных мэров и новоявленных нуворишей. Первой серьёзной угрозой для питьевой воды стало предоставление в 2004 году некоему ЗАО «Стэйк» земельного участка в 15 гектаров на Чертугеевском полуострове, который находится в санитарной зоне Ершовского водозабора. ЗАО «Стэйк» входило в холдинг иркутского олигарха-единоросса Сергея Ерощенко. Застройка полуострова неизбежно ставила под угрозу качество питьевой воды Иркутска и Шелехова. Земельный участок был «проведён через аукцион» бывшим мэром Иркутского района Сергеем Зубаревым. О предполагаемой фиктивности данного аукциона говорило сразу несколько фактов:

часть денег от победителя была перечислена ещё до начала аукциона, цена при проведении торгов не повышалась. Торги были организованы ООО «Земельная биржа», принадлежащим дочери мэра Зубарева. К таким выводам пришла контрольно-счётная палата Иркутской области в акте № 2/148а от 23 ноября 2004 г. Этот факт освещали иркутские СМИ. Узнав об этом, экологи и правозащитники расценили происходящее как преступление и на протяжении двух лет писали в органы прокуратуры заявления о возбуждении по данному факту уголовного дела. По заявлению следователи пятнадцать раз незаконно отказывали в возбуждении уголовного дела в отношении Зубарева и Ерощенко, так и не решившись возбудить его. Возбуждению уголовного дела, по признаниям всё тех же следователей прокуратуры, препятствовал тогдашний прокурор Иркутской области Анатолий Мерзляков, который состоял с Зубаревым в дружеских отношениях и получал от него земельные участки в престижных местах Иркутского района.
С уходом Мерзлякова со своего поста его место занял Игорь Мельников. Правозащитники продолжали заваливать органы прокуратуры заявлениями с требованиями выполнить свои обязанности и подать в суд иск о возвращении похищенной у иркутян земли, а также запрещении преступной рубки защитного леса. В 2007 году прокурор Октябрьского района всё же удосужился подать в Октябрьский районный суд г. Иркутска иск о запрещении строительства в зоне Ершовского водозабора. По факту незаконной рубки лесного массива фирмой Сергея Ерощенко было возбуждено уголовное дело. Вскоре этот вопрос был решён неоднократно проверенным способом. В процессе рассмотрения дела в суде прокуратура начала отказываться от представления доказательств, а поддерживающая иск прокурор сообщила экологам, что прокуратура изменила свою позицию. По имеющейся информации известно, что прокурор Иркутской области Игорь Мельников стал счастливым обладателем земельного участка и одним из жителей коттеджного посёлка «Гринлэнд», выстроенного всё тем же ЗАО «Стэйк». Нужно быть совсем наивным простачком, чтобы поверить в то, что это случайность. Кроме того, судьями Иркутского областного суда было оказано давление на судей районного суда и во всех требованиях экологов, как, впрочем, и прокуратуры, было отказано. Прокуратура, наверняка, не без участия Игоря Мельникова, отказалась от опротестования явно незаконных решений судов. В очередной раз победила коррупция. Жажда лёгкой наживы быстро помогла судьям и прокурорам забыть о своих обязанностях.
Впоследствии, 28 декабря 2010 года, известными иркутскими экспертами и учёными Андреем Большаковым, Сергеем Пальчинским и Евгенией Паньковой было составлено экспертное заключение по определению суда, в соответствии с которым коттеджный посёлок для проживания прокурора Иркутской области Мельникова и его не менее влиятельных и состоятельных соседей был признан фактором, обусловливающим риск резкого падения устойчивости водной экосистемы на фоне постоянного антропогенного стресса и, соответственно, качества воды в источнике питьевого водоснабжения двух городов, что может вызвать экологическую и гуманитарную катастрофу.
Очередная угроза источнику питьевой воды пришла с другого берега: теперь объектом алчных земельных рейдеров стали два участка земли на берегу Ершовского залива Иркутского водохранилища, площадью 12 и 17 гектаров, которые расположены в непосредственной близости к водозабору. Исполнителем этого гнусного заказа стала известная иркутская аферистка Татьяна Морозова. Сейчас Татьяна Морозова является обвиняемой в серии хищений у граждан денег, покушении на хищение участка реликтового сада Томсона и уклонения от уплаты налогов. Заказчиком в завладении земли природоохранного назначения выступил, предположительно, депутат Думы города Иркутска, да ещё к тому же председатель комиссии по градостроительству, член всё той же презираемой иркутянами партии «Единая Россия» Виктор Ильичёв. Он, как считают фигуранты уголовного дела в отношении Морозовой, выступал партнёром мошенницы по нескольким преступным схемам завладения городскими землями. Подробнее о преступном дуэте читайте в материале «Сад Томсона возвращён иркутянам?» (НКС, май №3 (23). По задумке земельных махинаторов, администрацию города Иркутска к передаче подставной фирме ФСК «ИркутскСтройРеконструкция» должны были принудить судьи Арбитражного суда. Как решить вопросы с судьями — было делом несложным при наличии таких денежных сумм, которые Морозовой передавал депутат Ильичёв, если верить попавшему в руки журналистов соглашению между Морозовой и Ильичёвым от 25 июня 2010 года. И вскоре Морозовой удалось получить нужное решение Федерального Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, которым администрацию города Иркутска понудили предоставить два участка земли.
Получив земельные участки, депутат Ильичёв перепродал их строительной фирме «Норд-Вест», принадлежащей Владиславу Гусеву. По сведениям осведомлённых лиц, сумма сделки составила 70 миллионов рублей. Но только на этот раз попытки фирмы Гусева начать строительство по-настоящему всколыхнули всю общественность Иркутска. На этот раз на сторону жителей города встали даже некоторые члены партии «Единая Россия». Депутат Законодательного Собрания Иркутской области Антон Романов направил обращения в адрес прокуроров и контролирующих ведомств о законности передачи земель в санитарной зоне городского водозабора в частную собственность под застройку. Дело под свой контроль взял новый мэр Виктор Кондрашов. Начались суды да пересуды. Администрация города обратилась в Арбитражный суд за расторжением договора аренды. А уже в процессе судебных тяжб прокуроры пришли к выводу о том, что нужно идти в районный суд и отменить первичные постановления мэра города о предварительном согласовании места под малоэтажное строительство.
С таким требованием в Кировский районный суд обратилась прокурор города Ольга Михайлова. В этом суде судья Светлана Мухаметова согласилась с мнением прокурора, что ни за какие деньги нельзя позволить плевать в городской колодец. Своим решением от 27 мая этого года суд признал незаконным постановление мэра, чем открыл администрации путь к возвращению участков санитарной зоны источника городского водозабора. Всё бы хорошо, но только опять здесь возникли весьма странные нюансы. Гражданское дело № 2-872/11 поступило по кассационной жалобе в Иркутский областной суд к судье Марине Александровой (в девичестве Косован). Если кто-то знает ту или иную фамилию этой судьи, то сразу поймут, о чём могла идти речь.
Марина Александрова стала известна многим иркутянам тем, что по очевидно надуманному и политически мотивированному гражданскому делу аннулировала регистрацию кандидата на пост мэра г. Иркутска Антона Романова. А тот факт, что Романова в марте 2010 года сняли с выборов в силу прямой команды сверху, подтвердил даже спикер Государственной Думы Борис Грызлов, обвинив в этом местное отделение «Единой России». Таким образом, исходя из изложенного, можно полагать, что вынесение Александровой заказных противозаконных решений стало её второй служебной обязанностью. Напомню нашим читателям, что в марте прошлого года возле Кировского районного суда г. Иркутска толпились пикетчики с плакатами: «Судья Александрова, Вам не стыдно? Вам ещё жить в этом городе!». Тем самым люди открыто давали власти понять: проделки судьи Александровой всем известны.
Но, что примечательно, карьера Александровой после вынесения ею скандального решения в пользу партии власти ни чуть не пострадала. Скорее наоборот. Отметившись перед системой таким позорным поступком, Александрова сразу взлетела по служебной лестнице. Она стала судьёй Иркутского областного суда, где, как показывает дальнейшее, её беспринципность оказалась очень даже востребованной определёнными лицами.
19 сентября сего года по докладу судьи Марины Александровой Иркутский областной суд отменил решение судьи Светланы Мухаметовой и было принято новое судебное решение, признающее постановление мэра законным, а значит, городской водозабор опять попал в зону застройки.
Разговаривая со многими юристами, я уверился в том, что в Иркутском областном суде крайне редко отменяют решения нижестоящего суда, вынесенные по иску прокурора, да ещё с принятием нового решения. Этот случай является единственным в практике Иркутского областного суда.
В связи с этим у меня сразу возник вопрос: что же заставило Александрову так обозлиться на свой родной Кировский районный суд и не менее родную прокуратуру? К слову сказать, прокуратура для Александровой (Косован) является прежним местом работы и нынешним местом работы для всей её семьи — мамы, сестры и мужа. Никакой заботой о нарушенной нижестоящим судом законности такой поступок объяснить невозможно. Уж больно это не похоже на Александрову. Нам лишь остаётся предполагать, что как и в случае с Антоном Романовым, Марину Александрову хорошо попросили и щедро отблагодарили. Хочу напомнить вам, дорогие читатели, что в случае принятия в этом деле Александровой иного решения владельцы земли теряют как минимум 70 миллионов рублей. А в случае отмены решения (что и предпочла Александрова) иркутяне получают в своей питьевой воде в несколько раз больше хлорки, больше предпосылок к лёгочным и онкологическим заболеваниям, больше риска наступления экологической и гуманитарной катастрофы. Бывает, нас экзаменует сама жизнь, давая право выбирать — остаться человеком или оскотиниться. Вряд ли можно сомневаться в том, что судья Марина Александрова свой выбор уже сделала! Как минимум дважды!

М.Неустроев

Добавить комментарий