Деньги любят тишину. Особенно если их, как это делал герой романа Ильфа и Петрова, добывать из воздуха, используя “четыреста сравнительно честных способов” отъема. Под покровом этой тишины и проворачивал долгое время свои сомнительные делишки бывший валютный спекулянт Сергей Лаптев.  В отличие от Остапа Бендера, Лаптев на ниве отъема денег  и собственности оказался довольно успешным. Это помогло ему дорасти от типичного ростовщика до автора новаторских афер с жилой и нежилой недвижимостью.

Однако было бы беспочвенно утверждать, что успеха данный персонаж добился только благодаря своим весьма специфическим способностям. Если уж говорить откровенно, то в большей степени ему в этом способствовала  совокупность разного рода благоприятных для него обстоятельств. В первую очередь, думается, влиятельные покровители, годами оберегающие (скорее всего, не бескорыстно) “курицу”, несущую для них золотые яйца, от вполне уместных вопросов со стороны компетентных органов. Но, как говорят в народе, “сколько веревочке не виться, а кончику - быть”. Практика показывает: использование данного афоризма вполне уместно и в случае с господином Лаптевым.

 ЛАЗЕЙКА ДЛЯ АФЕРИСТА

 Первым признаком нервозности Сергея Лаптева стала жалоба в Роскомнадзор после публикации в нашей газете статьи «Аванс Финанс»: … подписал - и ты на улице!» (НКС №1(64), май 2019 года), в которой мы рассказали о схемах отъема квартир у малоимущих граждан за невозвращенные кредиты. В статье был подробно описан семейный бизнес Лаптева, который через свою финансовую фирму «Аванс Финанс» выдает гражданам займы, оформляя их весьма специфическим образом. Так, вместе с договором займа под залог недвижимости подписывается договор купли-продажи этой недвижимости. По этой схеме люди лишаются крыши над головой. При этом никто не дает гарантий, что они не окажутся на улице даже в случае погашения долга. Данная схема не является изобретением Лаптева: по ней, пользуясь дырами в законе, в стране активно орудует еще целое сонмище подобных ушлых предпринимателей.

Проблема состоит в том, что специального закона, запрещающего такую деятельность, нет. Есть лишь рекомендации Центробанка считать ее недобросовестной, а добросовестной - только использование договоров займа под залог недвижимости. Чтобы заткнуть эту брешь в законодательстве, был подготовлен соответствующий законопроект, но дальше него дело не пошло. В редких и особо тяжелых и вопиющих случаях судьи вынуждены вставать на сторону обездоленных и обманутых, признавая такие договоры купли-продажи домов и квартир притворными, то есть ничтожными. В большинстве случаев попавшие в лапы махровых аферистов остаются и в долгах, как в шелках, и на улице. Вот и господин Лаптев столько людей оставил на улице и с долгами.

 СВОБОДА СЛОВА НАСТУПИЛА НА ПЯТКИ

 Обнародованные нашей газетой факты Лаптев расценил как посягательство на частную жизнь - свою и своей супруги. Он потребовал от Роскомнадзора разобраться с газетой, редактор которой, по его мнению, нарушил Закон о персональных данных, распространив информацию о его недобросовестной деятельности без согласия Лаптева и его жены. Очевидно, Лаптев хотел таким образом заткнуть рот газете и своим обездоленным, теперь уже бывшим, клиентам, чтобы и дальше безнаказанно продолжать свою деятельность. Получается, что бизнес иркутского «комбинатора», даже весьма сомнительный с точки зрения закона, - его личное персональное дело. И закон, согласно логике господина Лаптева, должен стоять на страже тех, кто сильнее, а сирым и убогим нечего рыла свои совать в частную жизнь тех, кто оборотистее и беспринципнее.

Давайте заглянем в Закон о персональных данных, на который ссылается наш персонаж. Данный правовой акт дает право журналистам предавать огласке частную информацию о лице без его согласия при выполнении одного из четырех условий. Первое – информация должна быть общественно значимой. Второе – журналист обнародовал ее не из корыстных соображений, а выполняя свой профессиональный долг. Третье – информация была получена из общедоступных данных, то есть из картотек суда, государственных реестров и других открытых официальных источников. Четвертое – обнародованные данные были обязательны к раскрытию.

Учитывая весьма специфический характер бизнеса Лаптева, а также тяжкие последствия для его клиентов, вероятно, ни у кого не возникнет сомнений, что деятельность журналистов редакции отвечает всем четырем условиям. При этом для соблюдения законодательства достаточно и одного. И потому своим профессиональным долгом мы считаем обнародовать эти и другие данные о деятельности Лаптева, его супруги и остальных причастных к его бизнесу лиц, руководствуясь тем, что эти данные имеют общественно-значимый характер и получены из открытых источников официальным путем.   

 ВЗЯТЬ У БОГАТЫХ, ЧТОБЫ ЗАРАБОТАТЬ НА БЕДНЫХ

 Кое-кому бизнес Лаптева может показаться весьма примитивным. Ссужать деньги под проценты бедным - много ума не надо. Но господин Лаптев пошел дальше. Для того, чтобы ссужать деньги бедным, он брал в долг у богатых. Вслед за уже упомянутым выше персонажем романа “Двенадцать стульев” Лаптев мыслил в правильном направлении: “Раз в обиходе используются денежные знаки, то должны быть и люди, у которых их много”. Этих людей, точно также, как и тех несчастных, которые приходили к нему за займами, он “чуял сердцем”.

Опытный психолог, Лаптев легко находил подход к большинству интересующих его объектов. Какие аргументы он при этом использовал, какие открывал для уже опытных в вопросах бизнеса людей возможности, остается только догадываться. Но состоятельные предприниматели, даже зная о роде занятий процентщика Лаптева, тем не менее давали ему в долг.   

 С успешной предпринимательницей Ольгой Сергей Лаптев познакомился в 2012 году, продав ей квартиру в доме № 42 на бульваре Гагарина. Кстати, именно в этом доме находится финансовая контора Лаптева. Возможно, уже тогда он присмотрел Ольгу в качестве своей жертвы и решил держать ее к себе поближе. В 2013 году, всего через год после переезда женщины, Лаптев купил у нее земельный участок и нежилое помещение за 40 млн руб. Сделка прошла успешно и Ольга еще больше прониклась доверием к оборотистому бизнесмену, на деле доказавшему свою платежеспособность. Ольга  стала настолько доверять Лаптеву, что обращалась к нему за финансовыми консультациями, а к его юристу Наталье Слепневой - за юридической помощью.

Вскоре, сославшись на временные трудности с финансами, Лаптев стал одалживать у бизнесвумен крупные суммы денег, которые поначалу очень быстро возвращал. Обязательства оформили договором займа и расписками, которых из-за частых просьб одолжить становилось все больше. Договоры займов по просьбе Лаптева периодически переоформлялись, дополнялись, систематизировались, что породило целую кучу подписываемых сторонами бумаг. В подкрепление серьезности намерений Лаптев предложил оформить залог на какой-либо объект недвижимости. Сначала это было здание общежития, потом квартира. А в какой то момент Лаптев и вовсе уговорил Ольгу снять обременение якобы для того, чтоб прописать своего родственника.

В апреле 2017 года, когда срок займа подошел к концу, Ольга сама решила приобрести недвижимость и попросила Лаптева вернуть ей одолженные деньги. Сумма долга к тому моменту составила уже более 30 млн руб. После этого теплые и дружеские отношения между партнерами закончились. Сначала Лаптев тянул время, ссылаясь на финансовые трудности. Но вскоре стал игнорировать Ольгу - она просто перестала существовать для него. Перед ней закрылись все двери еще вчерашнего “компаньона”, на телефонные звонки он перестал отвечать.

В попытке вернуть долг бизнес-леди обратилась в суд, где ее ждал очередной сюрприз. В июне 2017 года  в Кировском районном суде Иркутска,  к своему изумлению, она узнала, что Лаптев ей якобы ничего не должен, так как все уже  вернул. В качестве доказательств суду были предоставлены две якобы подписанные ею же самой расписки. Ольга уверена, что она могла подписать какие-то документы или бланки среди прочей кучи бумаг, которые ей подсовывали юрист Лаптева и он сам. Не исключено и то, что расписки могли и подделать. Однако суд разбираться в том, откуда эти документы взялись, не стал.

Заявление Ольги о возбуждении уголовного дела, как и заявления многих других угодивших в лаптевские сети граждан, ожидаемых результатов не принесло. Дружба с Лаптевым для Ольги закончилась потерями. И, скорее всего, она далеко не единственная доверчивая жертва циничного бизнесмена.

 ОКТЯБРЬСКИЙ СУД НЕЗАКОННОЙ СХЕМЫ НЕ ЗАМЕТИЛ

 Займы - не единственный источник дохода Сергея Лаптева. Не без сожаления приходится констатировать, что в последнее время в нашей стране все более распространенным явлением становится банкротство физических лиц. “Банкротство с гарантией!” - так выглядят рекламные объявления для тех, кто не хочет платить по счетам. Те, чьим кредо по жизни является “кому должен - всем прощаю”, охотно прибегают к различным сомнительным с точки зрения закона схемам. Их сложно назвать гениальными: должник передает имущество, на которое должно быть обращено взыскание, третьему лицу - временному собственнику. Через некоторое время, когда все споры улягутся и должник будет признан банкротом, имущество возвращается кому-либо из ближайшего окружения последнего. Кредиторы в результате таких спецопераций остаются “с носом”. А временный собственник за то, что имущество находилось у него на “передержке”, получает нехилый гонорар.

Наш герой, судя по всему, нашел в этом бизнесе ещё одну “золотую жилу”. Для наглядного примера рассмотрим дело с его участием. Итак, господин Колесников на основании судебных решений должен был отдать госпоже Соловьевой 1,91 млн руб. Служба судебных приставов возбудила два исполнительных производства в отношении должника. Приставы выяснили, что в июне 2015 года - уже после начала Соловьевой претензионной работы - он продал находившееся в его собственности нежилое помещение площадью 749,2 квадратных метра своей матери за ту же цену, что и покупал несколькими годами ранее - 4,75 млн руб. А в мае 2016 года госпожа Колесникова, мать должника, продала это нежилое помещение по той же самой цене уже известному нам Сергею Лаптеву.

Пытаясь обратить внимание на сомнительную схему и добиться возвращения своих денег, кредитор Соловьева в суде указала на подозрительную идентичность цены во всех договорах. И тут юристы Лаптева предоставили дополнительное соглашение, заключенное 6 мая 2016 года, об изменении пункта 3 договора купли-продажи, которым цена сделки была установлена в 34,75 млн руб. Также была предоставлена расписка в дополнительном получении Колесниковой от Лаптева 30 млн руб. Эти документы были составлены той же датой, что и основной договор и основная расписка.

Показательно, что ни дополнительная расписка, ни дополнительное соглашение в регистрирующий орган не предоставлялись - а это, согласно закону, предполагает ничтожный характер данных документов. Несмотря на это, гражданка Соловьева так и не смогла добиться признания сделок по передаче имущества должника ничтожными. Октябрьский районный, суд судя по всему, на букву закона вставать не захотел, отказав ей в удовлетворении иска к должнику, его матери и самому маэстро теневых схем, Сергею Лаптеву.

 АРБИТРАЖНАЯ “ОСЕЧКА”

 Не все суды благосклонны к процентщику Лаптеву. В судебной картотеке есть и проигранные Лаптевым дела. Однако, как ни странно, такие решения принимались Арбитражным судом Иркутской области, который не входит в структуру судов общей юрисдикции.

Так, иркутянин Владимир Григорьев задолжал кредиторам 200 млн руб., и в сентябре 2016 года был признан банкротом Арбитражным судом Иркутской области. Однако кредиторы узнали, что в 2011 году Григорьев оформил часть своего имущества на свою же мать по договору дарения.

Финансовый управляющий банкрота пытался оспорить данный договор дарения, но пока шли судебные разбирательства, госпожа Григорьева продала всё, полученное в подарок от сына - участок земли и два жилых дома - все тому же Сергею Лаптеву. Оп - и имущество из конкурсной массы выбыло. Вот только Арбитражный суд все-таки признал договор дарения недействительным и отменил последствия данного договора. Григорьевы и Лаптев пытались оспорить решение Арбитражного суда, но суды высших инстанций оставили решение в силе.

Похоже, это была единичная известная крупная осечка Лаптева, причем совсем не случайная. Ведь дела, в которых он фигурирует при продажах имущества банкротящихся граждан, обычно рассматриваются не в арбитраже, а в районных судах города Иркутска. Эти дела Лаптевым и его компаньонами с завидной регулярностью выигрываются. А может ли быть иначе, если жена Лаптева является собственницей здания Свердловского районного суда? Может, именно тесные бизнес-отношения Юлии Лаптевой с областным судебным департаментом, обеспечивающим деятельность всех судов общей юрисдикции, являются тем золотым ключиком, который открывает судейские двери?

 “СУДЬЯ - ЗАСТУПНИЦА, МИЛИЦИЯ - ТРОЕРУЧИЦА!”

Как видно, и суды, и правоохранительные органы проявляют к Лаптеву завидное благодушие, если не сказать - болезненную лояльность, о которой простые мошенники не смеют даже мечтать. На протяжении ряда лет все заявления потерпевших в правоохранительные органы по фактам мошеннических действий со стороны Лаптева оставались без внимания. Такая правовая близорукость должна иметь хоть какое-то объяснение. По странному стечению обстоятельств, подполковник полиции Александр Лаптев приходится Сергею Лаптеву родным братом. И занимает должность начальника межрайонного отдела по выявлению преступлений в кредитно-финансовой сфере Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД по Иркутской области. Не будем останавливаться на этом эпизоде, тем более, что факты уже излагались в публикации статьи «Аванс Финанс»: … подписал - и ты на улице!». Важно отметить, что только после того, как информация о финансовых похождениях старшего Лаптева стала достоянием общественности, правоохранители сподобились на возбуждение уголовного дела по признаку состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ: “Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение”..

После того, как информация о близких родственных связях Сергея Лаптева с высокопоставленным сотрудником правоохранительных органов Александром Лаптевым стала достоянием общественности, правоохранители сподобились на возбуждение уголовного дела по признаку состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ: “Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение”..

 ЗАПЛАТИЛ НАЛОГОВОМУ ИНСПЕКТОРУ И СПИ СПОКОЙНО?

 У думающего и, что важно, законопослушного читателя  наверняка возник вопрос, а платил ли предприниматель Лаптев налоги со своих сделок с недвижимостью? А если не платил, то как ему удается десятилетиями скрывать доходы в сотни миллионов от всевидящего ока налоговой инспекции? Не будем мучать читателя догадками. Судя по всему, третья составляющая предпринимательского фарта нашего персонажа - федеральная налоговая  служба.

Задавая на условиях конфиденциальности вопрос сотруднику фискального органа, мы приоткрыли для себя завесу тайн этого немадридского двора, которыми и делимся с нашими читателями. Уличив момент, когда вероятные добродетели процентщика находятся в отпусках, в адрес областного управления Федеральной налоговой службы в 2018 году были представлены документы, свидетельствующие о совершенных Лаптевым и его компаньонами, в том числе супругой, многочисленных сделках с недвижимым имуществом. Документы были переданы в службу безопасности и должны были попасть в отдел контрольных проверок. В это время заместитель руководителя Управления Ирина Алабужева и ее подруга - начальник отдела анализа и планирования налоговых проверок Галина Аткина -  находились в отпуске. Документы в отношении Лаптева были приняты в работу. Однако буквально через  неделю после того, как Алабужева и Аткина вышли из отпусков, было решено проверку не проводить якобы по причине отсутствия оснований для ее проведения. Аналогичный пакет документов был направлен на имя руководителя Правобережной налоговой инспекции Натальи Зарецкой. Там их ждала та же участь, что и в управлении - никто ничего не стал делать. Оно и неудивительно. По имеющейся у редакции инсайдерской информации, все документы и заявления в отношении Лаптева Зарецкая контролирует лично.

Вскоре Лаптев и возглавляемая им группа лиц активно начали предпринимать меры для сокрытия результатов своей деятельности. Так, в марте 2019 года супруга Лаптева сменила адрес своей прописки и регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя с Иркутской области на Республику Мордовия. Причем фактически место ее жительства, как и место бизнеса, осталось прежним. Совпадение?

Остап Бендер сокрушался, что советского миллионера не может найти даже Наркомфин с его сверхмощным налоговым аппаратом. В наши времена от пристального ока вездесущего налогового инспектора не скроется ни розничный, ни оптовый торговец. Уклонение от налогов стало одним из самых серьезных преступлений для гражданина, возмездие за которое неминуемо. Но почему тогда без внимания бдительных налоговиков до сих пор остается деятельность Лаптева? Разве им не известен масштаб его бизнеса? Многочисленные сделки купли-продажи недвижимости, подозрительно активная деятельность в судах? Ведь маловероятно, что доходы по всем этим сделкам “туда-сюда” отражаются в налоговых декларациях.

“Дело Лаптева” - словно тест на коррупцию. Вопиющий случай, где очевидно замешаны несколько государственных структур, в числе которых налоговая и полиция. И что еще хуже - органы судебной системы. К сожалению, Иркутская область в плане борьбы с этим позорным явлением больше напоминает коррупционные заповедники среднеазиатских республик. Именно по этой причине бизнес Лаптева продолжает процветать, а государственные чиновники - без особого риска присваивать так называемую административную ренту, испытывая терпение граждан и проверяя на прочность государство.

Елена Пономарева

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить