Управляется русский народ испокон веков взрослыми, главным образом, приходящими с Запада. Пропасть между властью и народом в России есть пропасть между взрослым и ребенком.

Почему русский народ никак не может повзрослеть, как другие народы – это тайна. Но то, что он никак не может повзрослеть – это факт, отмечаемый и западниками и славянофилами. Россия вечно молода, Россия – вечный подросток (вспомним «Подростка» Достоевского).

Чем отличаются дети от взрослых? Для этого волей-неволей придется обратиться к теории господина Фрейда.

Задержка личностного роста или повзросления на Западе – вещь настолько редкая, что для этого Фрейду пришлось придумать термин «невроз». Невроз в исторических масштабах – этого ему и в голову прийти не могло. Но ближе к делу. Психика человека состоит из двух основных частей: сознания («Я») и бессознательного («Оно»). Взрослый отличается от ребенка (который живет в основном эмоциями, не умея контролировать свое подсознание) тем, что живет больше разумом, логикой. Психика взрослого более «примитивна» по сравнению с иррациональной психикой ребенка, но она более приспособлена для жизни посреди строящейся человеческой цивилизации.

«Я» логично, не более того. В «Оно» гнездятся добро и зло. Ребенок, с трудом отличающий одно от другого, не ангел и не демон, он тот, кого из него делает взрослый. Русский народ – это то самое дерево из которого можно выстрогать и икону и дубину.

Государство – это затея взрослых. Детям очень сложно объяснить, зачем это нужно, зачем эти трудности. Детей все время тянет на проказы, на озорство. Разумная дисциплина для них – подвиг. Дети за себя не отвечают. Отвечает за них мудрый, строгий, но справедливый отец, то есть монарх, и не важно, какое наименование он носит – императора или генерального секретаря. Вне монархии Россия невозможна. Дети прощают отцу разумную строгость, но не могут простить его слабость, «детскость». Иван Грозный, Петр Великий, Иосиф Сталин – самые почитаемые «отцы». Правление никудышного отца приводит к детскому иррациональному бунту против всего взрослого. Наступает смута.

«Умом Россию не понять…» Это естественно – как понять умом душу ребенка? Русская история – это череда беспрерывных эксцессов: революций, смут, междоусобиц – этих классических атрибутов коллективного бессознательного, сломавшего тонкую перегородку разума.

В нашей истории производных сознательного почти нет: нет права, нет суверенитета личности, нет спокойной, размеренной трудовой жизни, и, как следствие, достатка. Но иначе и быть не может. Дети требуют Царствия Небесного, а не мещанского счастья. Дети – это Божья рать. Взрослые в Бога не верят, они верят в науку, прогресс, деньги. Русский же народ не может не быть религиозен. Жить верой в чудеса, ждать сказки – для детей высшая радость.

Катастрофический разлом 1917 года носил, прежде всего, религиозный характер. Старая мифологическая картина мира, сотканная из православия, обветшала настолько, что требовала замены. Замена пришла в виде коммунизма. Детям сказали: хватит ждать сказки, нужно строить ее своими руками. Это была великая попытка стать взрослыми, не потеряв в себе ребенка.

Попытка не удалась.

СССР был подобен гигантскому детскому саду с полуспартанскими правилами воспитания и жизни. Но время шло, и вера в коммунизм постепенна слабела, потому что его все не было и не было. Зачем тогда этот аскетизм и умерщвление плоти, когда бог умер? Настоящего отца не стало, дети, подстрекаемые плохими взрослыми, сломали ограду своего сада и вырвались на волю. Взрослые вдруг перестали воспитывать и позволили самое плохое. Сказка превратилась в дьявольскую помесь торжища, кабака и борделя.

Детям плохо, но они сами не знают, отчего. Душа их разрывается пополам. Они любят этих плохих взрослых за то, что они разрешили не ходить в школу, не делать уроки, не чистить зубы по утрам, разрешили курить и рассматривать неприличные картинки. Они ненавидят этих плохих взрослых за то, что им самим теперь нужно добывать пропитание и защищаться от страшных разбойников. И им негде теперь гулять – их сад пошел на дрова.

Случилось ужасное: дети окончательно перестали верить в сказку и перестали верить взрослым. Эти взрослые должны были научить их самому хорошему, а научили самому плохому.

Где же искать выход из тупика? Взрослеть? Слишком долгий процесс, да и поздно уже. Надеться на преображение этих взрослых за кремлевской стеной? Напрасно, они сами давно лишили себя родительских прав. Что же тогда: детский бунт, бессмысленный и беспощадный? Или еще страшнее – необозримое кладбище детей-самоубийц? Ответь, История. Молчит, нет ответа…

https://forum-msk.org/material/society/16102838.html

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить