Признаюсь, не слишком люблю читать или слушать речи нынешних политических лидеров. По возможности стараюсь либо совсем пропускать их мимо ушей, либо проглядывать комментарии всевозможных обозревателей и политологов – благо, таковых ныне развелось превеликое множество. Может быть, я и не прав, отказываясь от знакомства с первоисточниками буржуазной политики. Пускай в них напрочь отсутствуют мало-мальски свежие мысли, прорывные идеи, глубокая и конструктивная критика, не говоря уж о стилистических красотах, но ведь все равно необходимо быть в курсе того, что говорит и думает твой классовый враг.

Стоит иногда пересилить себя, выкроить час-другой личного времени и эдак вдумчиво, с карандашиком в руках, пройтись по очередному шедевру, написанному группой анонимных экспертов-советников и проговоренных с выражением (или оттарабаненных без оного) каким-нибудь «выдающимся деятелем» эпохи перезрелого глобального капитализма.
Вот перед нами программное выступление президента РФ Дмитрия Анатольевича Медведева на последнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Документ, скажем прямо, малоприятный, но, очевидно, важный и, вероятно, имеющий кое-какие социально-экономические последствия для всех нас. Начинается он с подведения итогов ни много, ни мало, а 20-летия существования «новой России». По мнению главного начальника русской буржуазии, «после коллапса Советского Союза и его плановой экономики наша страна совершила огромный прогресс в развитии». В чем же состоит «огромный прогресс»? Прежде всего, конечно, в том, что «доля частного сектора на тот период была близка к нулю, сейчас же он составляет более 60%» — т. е. в экспроприации новой буржуазией трудового народа, в присвоении узкой группировкой номенклатурных, партийно-комсомольских воров общенародной собственности и несметных богатств СССР. Страшная цена этого «прогресса» — уничтоженная промышленность, вымирающее население, развал науки, образования и культуры — даже не принимается в расчет. Ещё одно наглядное свидетельство того, что в антагонистическом обществе никакого «прогресса» вообще, для всех, вне конкретных классовых задач и интересов нет и быть не может. «От государственных цен мы пришли к стандартному рыночному ценообразованию, от жесткого контроля валютного рынка — к одной из самых либеральных в мире моделей его регулирования, от закрытой для иностранных капиталов страны – к 300 миллиардам долларов накопленных иностранных инвестиций» — продолжает Медведев хвастливое перечисление выдающихся результатов грабительского набега новорусской и международной империалистической буржуазии на советскую плановую социалистическую экономику. Заканчивается перечень грандиозных достижений капиталистической власти совсем уж бесстыжим образом: горделивым упоминанием о невиданной ни в одной развитой стране мира «уравнительной» системе налогообложения: «Напомню, что в России в настоящий момент одни из самых низких ставок корпоративного и подоходного налогов. В целях стимулирования долгосрочных инвестиций мы, начиная с этого года, освободили от налогообложения доходы от прироста капитала».
В общем, радуйтесь господа «инвесторы» — на месте первого в мире государства рабочих и крестьян в кратчайшие исторические сроки создана образцовая неолиберальная «сырьевая империя», эльдорадо для денежных мешков, полигон для самых изощренных и людоедских «инноваций» и «пилотных проектов». «Можно перечислять еще очень много, всегда приятно рассказывать о том, что сделано. Главное, мне кажется, в одном: мы последовательно и системно, по мере сил, конечно, двигались вперед» — продолжил оратор. Что ж, им «приятно рассказывать» о своих злодеяниях, которые они проделывали и проделывают «последовательно и системно». Они уверены в собственной безнаказанности и безответственности. В той же самоуверенно-мажорной тональности распространялся президент РФ о планах на будущее. Постоянно подчеркивалась неизбежность и безальтернативность проводимого социально-экономического курса: «Он, этот проект, должен быть реализован независимо от того, кто и какие должности займет в нашей стране в ближайшие несколько лет», «Более значительная интеграция российской экономики в глобальную – это также один из безальтернативных сценариев» и т. п.
То есть никто и не собирается скрывать, что развернутая в выступлении Медведева ультраправая экстремистская неолиберальная программа, подразумевающая тотальную приватизацию всего, что движется, снижение налогов на капитал, снятие последних протекционистских барьеров, хоть как-то защищающих жалкие остатки советской промышленности, демонтаж социальной системы, «защиту интеллектуальной собственности» — есть ничем неприкрытое насилие и самая беззастенчивая диктатура, которая не будет считаться ни с какими возражениями и будет навязываться народам России любой ценой.
На этом фоне предложенные Медведевым шаги по развитию некоторых институтов формальной демократии, вроде децентрализации властных полномочий в пользу местного уровня и реформы судебной системы, выглядят лицемерной обманкой, фиговым листком, прикрывающим диктатуру антинародной неолиберальной верхушки. Даже в этой части выступления президента есть просто ошарашивающие моменты. К примеру: «Сегодня многие предлагают, я периодически получаю такие обращения, создать отдельный суд, фактически отдельную судебную систему для иностранных инвесторов».
Кто предлагает, от кого поступают такие обращения? Почему эти люди до сих пор не госпитализированы или не привлечены к уголовной ответственности за покушение на государственный суверенитет? «Я не считаю это правильным» — ласково журит президент-юрист этих маньяков. Ну что ж, хоть на том спасибо…
Объективности ради отметим, что в своем выступлении на форуме в Санкт-Петербурге президент РФ не обошел вниманием и вверенный его попечению простой российский народ. В чем же, по мнению главы РФ, должна выражаться «отеческая забота» неолиберального «социального государства» о своих подданных? Послушаем г-на Медведева:
«Государство также должно создать такую систему социальной защиты и публичных услуг, которая стимулировала бы российские семьи к увеличению числа детей, к здоровому образу жизни, к непрерывному образованию, наконец, к долгому и плодотворному труду. Здесь нам еще предстоит пройти большой путь, чтобы избавиться от наследия прежней системы, в которой сосуществовали распределительные механизмы для избранных и минимальный риск, а также «паек», который уравнивал всех остальных в бедности и бесправии»
Оставим в стороне злобный антисоветский пассаж про «распределительные механизмы для избранных» и уравнительный «паек». Эту пошлую и глупую песню мы слышим из уст переродившейся номенклатуры вот уже более 20 лет, за которые успели насмотреться на такие «механизмы» и на таких «избранных», а также посидеть на таком «пайке», что многие стали завидовать и скудной зековской пайке… Посмотрим на первое предложение, в котором речь идет о «стимулировании» «российских семей» к повышению рождаемости, укреплению здоровья, непрерывной учебе и «долгому труду» посредством некоей суперинновационной «системы социальной защиты и публичных услуг(!)» (последнее словосочетание, звучащее по-русски, мягко говоря, двусмысленно, есть примитивная калька с английского «public services» — нынешние россиянские спичрайтеры уже давно не утруждают себя адекватным переводом с «хозяйского языка»). Сама по себе тема «стимулирования», в особенности стимулирования к «плодотворному труду», конечно, не нова. Прежде чем оказаться в малопочетном перечне любимых мантр идеологов суверенно-демократического режима, идея «стимулирования» прошла основательную обкатку в кабинетах «ответственных товарищей» эпохи «развитого социализма», денно и нощно ломавших голову над тем, как заставить советского человека трудиться с полной отдачей, чтобы «догнать и перегнать» развитые капиталистические страны Запада по производительности труда.
Принятый на вооружение партийной наукой тезис о необходимости материальных стимулов при социализме подводил теоретическую базу под имущественное и сословное неравенство, существовавшее в СССР. Однако росшая год от года дифференциация в доходах советских граждан не порождала «экономическое чудо». Напротив, застой в советской экономике, начиная с 1970-х, все углублялся, а технологическое отставание от Запада росло угрожающими темпами. В середине 1980-х у наиболее активной и «трезвомыслящей» части партноменклатуры в голове щелкнул заветный тумблер: было решено вывести «материальное стимулирование» на новый качественный уровень, дав людям долгожданную возможность «самим зарабатывать».
Появились платные туалеты, частные кафе и видеосалоны, а при гигантских госпредприятиях, работавших в условиях госзаказа и централизованного планового хозяйства, стали, как грибы после дождя, расти нэповские кооперативы (как же, ведь сам Ленин их в свое время приветствовал!) и жульнические «совместные предприятия», получившие право заниматься внешней торговлей. Дальнейшее развитие событий, думается, нет особого смысла подробно излагать. Завертевшись в бешеной центрифуге «материальной заинтересованности», советская экономика пошла вразнос и в течение считанных лет приказала долго жить вместе с великой советской державой. С тех пор, как любят выражаться некоторые особо преуспевшие владельцы айфонов, «наша страна совершила огромный прогресс в развитии». «В России за короткий исторический срок» была загублена промышленность, убита наука, развалено сельское хозяйство, деградировала ниже плинтуса культура. А что же со «стимулами к плодотворному труду»? Может быть они, драгоценные, наконец-то заработали и «ленивый русский мужик» вот-вот, осознав свою «материальную выгоду» начнет впахивать похлеще американского и китайского мужиков, а мы, в кои-то веки, упремся и догоним-таки «цивилизованный мир» по мясу и молоку? Если такие надежды и остались, то разве что в отдельных «мыслительных танках», сотрудники коих хоть и необычайно умны и эрудированны, но «страшно далеки от народа». Разумеется, когда речь заходит о правящих классах, чиновниках, «бизнес-элите», то значение «материальных стимулов» для достижения этими людьми своих корыстных целей и впрямь очень велико. Однако поскольку деятельность этой достаточно узкой привилегированной прослойки носит преимущественно паразитический характер, то обществу в целом «стимулирование» крупной буржуазии с её многочисленной обслугой ничего кроме вреда не приносит и принести не может в принципе. Что же касается основной массы населения, наемных работников, то главным стимулом, понуждающим к труду, для неё сегодня является, к сожалению, обыкновенный страх. Страх нищеты, безработицы, потери трудоспособности, невозможности прокормить семью. Радостно-оптимистическая болтовня верхов о «росте иностранных инвестиций», «курсе на модернизацию», «одной из самых либеральных в мире моделей регулирования валютного рынка» и «приоритетных проектах на сотни миллионов долларов» воспринимается простым людом равнодушно, как пустопорожний вздор, не имеющий к его повседневной жизни никакого отношения. Все эти ярко раскрашенные либерально-монетаритстские пряники – они ведь для господ. Холопам достается кнут нужды и «свободной конкуренции» со своими собратьями по несчастью за обглоданные кости с барского стола. Вот вам и все ихнее «стимулирование» до копейки. Наиболее откровенные и прямодушные представители высших классов вовсе и не скрывают, что собираются основывать свое преуспеяние исключительно на принуждении и насилии – вплоть до законодательного введения 12-часового рабочего дня. Думаю, никто не удивится и предложению узаконить, скажем, рабство или детский труд. А почему нет, собственно? Ведь в реальной жизни все эти явления цветут пышным цветом, остается их легализовать и «пополнить налоговые поступления в бюджет». Прикрываясь лицемерной риторикой об «укреплении институтов гражданского общества» и «формировании экономики высокого качества жизни», российская буржуазия последовательно низводит своих, некогда достаточно защищенных и уверенных в будущем трудящихся, до положения нещадно эксплуатируемой английской швеи 19-го века:
«Работай! Работай! Работай!
От боя до боя часов!
Работай! Работай! Работай!
Как каторжник в тьме рудников»
Рабский наемный труд, являющийся, наряду с нещадной эксплуатацией природных ресурсов, единственным источником богатств капиталистического общества, создает тяжкие, порой невыносимые условия повседневной жизни для угнетенного большинства. Созданный на обломках СССР неолиберально-олигархический капитализм не в состоянии создать для миллионов трудящихся даже условий для элементарного воспроизводства. Вот уже 20 лет как в России, на Украине, в Белоруссии, в прибалтийских республиках идет процесс сокращения населения – смертность существенно превышает рождаемость. Дошло до того, что высшие руководители буржуазного класса ставят своему государству задачу «стимулирования семей к увеличению числа детей». С одной стороны можно и порадоваться, что правящие классы, наконец, озаботились вымиранием своего народа и даже принимают кое-какие паллиативные меры для обуздания этого страшного явления. С другой стороны, само намерение «стимулировать» рождаемость при помощи государственной политики выглядит абсурдно. Речь ведь идет об основном инстинкте человека как биологического вида – инстинкте продолжения рода. Возможно ли политическими методами «стимулировать» аппетит или условный рефлекс?
Известно, что неприрученные животные с большим трудом размножаются в условиях неволи. Потерявшие свою свободу трудящиеся бывших советских республик до сих пор не приручены, не «одомашнены» капиталистической неволей наемного рабства. Властвующее над ними паразитическое меньшинство своими людоедскими «стимулами» пытается примирить эксплуатируемое большинство с бесчеловечной системой, основанной на «самых низменных побуждениях — вульгарной жадности, грубой страсти к наслаждениям, грязной скаредности, корыстном стремлении к грабежу общего достояния».
Единственным настоящим стимулом для трудового люда может быть только освобождение от пут капитала и обслуживающей его власти, разрушение капитализма и замена его обществом, основанном на равенстве, братстве народов и уважении к достоинству человека труда, т. е. социализмом. В таком обществе человека не нужно будет «стимулировать» кнутом, пряником или долларом. Свободный и равный, он будет с удовольствием учиться, плодотворно трудиться и производить на свет здоровое и счастливое потомство.

Илья Иоффе
Источник: Лефт.Ру

Добавить комментарий