У человеческой натуры есть характерная особенность — склонность распространять свое видение ситуации на окружающих, когда ты искренне уверен, что твоя картина мира отражает объективную реальность, а волнующие тебя проблемы столь же актуальны и для остальных.

Забавно то, что в эту ловушку эгоцентричности мировосприятия регулярно попадают не только бабушки, обсуждающие соседей и мировые проблемы на лавочке перед подъездом, но и современные продвинутые граждане, чей жизненный опыт, казалось, должен был предотвратить их впадение в это заблуждение.

Последние дни дали очередной наглядный пример этому феномену.
 

Вот уже неделя, как общественно-политическую часть Рунета лихорадит в связи с блокировкой Telegram. Социальные и даже официальные медиа захлестнули бурные обсуждения, мрачные выводы и иногда даже апокалиптические прогнозы по поводу неизбежного социального взрыва из-за лишения граждан данного средства коммуникации.

Реальность оказалась куда прозаичнее.

ВЦИОМ опубликовал свое очередное исследование, в котором представил мнение российской интернет-аудитории по поводу блокировки мессенджера. Согласно ему, сохранение доступа к Telegram считают важным менее четверти (24 процента) интернет-пользователей, 64 процента придерживаются прямо противоположного мнения, а 12 процентов затрудняются с ответом.

Таким образом, происходящее вокруг запрета мессенджера — не масштабное общественное движение, как кажется заинтересованным гражданам, а хайп весьма узкой социальной группы, которая ошибочно перенесла свое видение проблемы на все российское общество.

Тем не менее это ставит на повестку вопрос: а почему, собственно, блокировка Telegram не стала заметным событием для большинства россиян, почему не вызвала недовольства, сопротивления или хотя бы глухого ропота в обществе?

Видится, что в исследовании ВЦИОМ есть ответ и на этот вопрос.

Следуя ему, пользователями Telegram являются только 12 процентов интернет-аудитории России. Этот мессенджер занимает предпоследнее место по популярности, обходя только незабвенную "аську" (ICQ), и не может сравниться с "Вотсапом", "Вайбером" и "Скайпом", которыми пользуются соответственно 59, 45 и 41 процент российских "интернетчиков".

В результате для рядового российского пользователя ситуация выглядит достаточно просто.

Во-первых, любые аргументы о функциональной уникальности Telegram натыкаются на пожимание плечами, поскольку возможности, предоставляемые другими мессенджерами, которыми он пользуется, полностью удовлетворяют его нужды. 

Во-вторых, доводы о незаконном вторжении государства в частную жизнь для большинства выглядят откровенно лицемерными. С одной стороны, потому что политика западных государств и корпорации (включая Google и Facebook) уже давно лишили людей иллюзий по поводу их приватности. А с другой — аргументы компетентных органов, что именно Telegram является популярной коммуникационной площадкой для экстремистов и наркоторговцев, выглядят вполне убедительными для среднестатистического жителя. В-третьих, возмущение ограничениями прав и свобод граждан вызывает откровенное недоумение, потому что при имеющемся разнообразии мессенджеров исчезновение одного из них, по мнению рядового российского "интернетчика", никак не способно роковым образом влиять на предоставленную ему свободу выбора в данном вопросе.

Зато аргументы, что российскому государству нельзя делать то, чем уже давно и активно занимаются США и другие западные страны, вполне способны вызвать обратную реакцию в обществе, включая твердую поддержку требований Роскомнадзора к Telegram. Что, собственно, опрос ВЦИОМ и показал.

Во всей этой истории есть еще один — откровенно анекдотичный — аспект.

Telegram в России стал в значительной степени средством коммуникации для солидной, высокопоставленной и продвинутой публики — той, что в последние годы принято называть элитой. Политики, чиновники, крупные бизнесмены были ключевой аудиторией его политических каналов с их эксклюзивными инсайдами и "сливами".

Неслучайно, что именно со стороны этих пользователей (причем вне зависимости от политических убеждений) высказывалось основное недовольство по поводу блокировки мессенджера.

Тем удивительнее оказалась акция, организованная Telegram в свою защиту. В прошедшее воскресенье всем несогласным с блокировкой предлагалось в 19:00 запустить из окна бумажный самолетик. Фактически это полная калька эпизода из российского комиксового фильма "Майор Гром: чумной доктор", который выйдет в этом году.

Неудивительно, что акция вызвала по большей части удивление, поскольку предложение откровенно молодежных — если не сказать детских — методов протеста для "серьезной" аудитории выглядело откровенным издевательством Павла Дурова над своими "взрослыми" поклонниками.

Однако в реальности дело скорее в ином.

Согласно все тому же опросу ВЦИОМ, главный защитник Telegram — как раз самая молодая часть общества. В возрастной группе от 18 до 24 лет о важности сохранения мессенджера доступным для российской аудитории заявила самая большая доля опрошенных — 45 процентов.

Соответственно, акция, предложенная Telegram, была таргетирована абсолютно точно. Мессенджер и его создатель прекрасно осознают, кто их главная аудитория, к кому они должны обращаться и на кого опираться.

Что касается солидных и высокопоставленных людей, то они в очередной раз за последние годы столкнулись с не самой приятной для себя реальностью, в которой они далеко не столь влиятельны и важны, как им кажется.

В том числе в глазах Павла Дурова.


Ирина Алкснис
РИА Новости 

Добавить комментарий