В России проходят акции в защиту калининградских врачей — Елены Белой и Элины Сушкевич, которых обвиняют в умышленном убийстве младенца. Профессиональное сообщество указывает на заслуги врачей и не верит в то, что спасшие сотни жизней могли на такое пойти ради того, чтобы якобы (версия следствия) не портить статистику. Уголовных дел над медиками становится все больше, в итоге профессия теряет престиж, а доктора стараются не отклоняться от многочисленных инструкций, чтобы не оказаться под арестом. Ирина Фиш, сама проработавшая много лет врачом, указывает на последствия преследования медиков.  

Рано или поздно любой врач сталкивается с проблемой выбора, когда пациент находится в критическом состоянии. С одной стороны, все понятно: доктор дал клятву, в которой четко прописано, что он должен быть:

Всегда готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

То есть любой врач должен оказать медицинскую помощь, что бы вокруг ни происходило, в любых условиях — на улице, дома или в больнице. Если кому-то рядом плохо, независимо от специализации, ты обязан спасать. А результат не предсказуем. Если пациент умрет, вполне возможно, возбудят уголовное дело — мол, следствие разберется.

Конечно же, доктор не откажет в помощи. Просто он сделает все по стандартам и протоколу — так, как положено по инструкции, а затем тщательно все запишет "для прокурора". Спасение же подразумевает использование всех возможных вариантов, но врач, который не хочет неприятностей, боится, что за методы, не указанные в протоколе, его накажут. Что и происходит все чаще и чаще. Особенно в последние два года, о чем и сказал член комитета Госдумы по охране здоровья Борис Менделевич: 

В последние два года мы наблюдаем некий прессинг со стороны правоохранительных органов в адрес медработников. 

А когда человек боится, он делает свою работу без души и сердца. А ведь врач — профессия интеллектуальная, работают специалисты в состоянии постоянной перегрузки, физической и психологической — ответственность велика, и риск есть всегда.

Ни один врач не идеален, не зря пишут, что у каждого врача есть свое кладбище. Другое дело, кто оценивает ситуацию, кто "разбирает по косточкам" все мероприятия, проведенные врачом. Во все времена во всем мире это делало врачебное сообщество — слишком тонкая материя этот наш организм, надо очень много знать, иметь опыт и практику, чтобы полностью понять, что произошло. Юристы не смогут разобраться во всех нюансах: что и для чего делали, какие препараты использовали, в каких дозах, какие были показания и противопоказания. Они будут руководствоваться стандартами оказания помощи, и все, что выходит за их рамки, будет трактоваться как нарушение.

По данным Следственного комитета, число обращений и уголовных дел растет из года в год. В 2012 году из 2100 обращений было возбуждено 311 уголовных дел, а в суд было направлено 60, а в 2017 году жалоб было уже более 6 тысяч, возбуждено 1791 уголовное дело, а в суд направлено 175. Из статистики видно, что в суд направляется десятая часть из открытых уголовных дел, а по жалобам только пятая часть доходит до уголовного судопроизводства. Но врачам и этого достаточно, чтобы быть в постоянном страхе. 

"Дела врачей" гремят на всю страну, обсуждаются публично, как, например, дело Елены Мисюриной, врача-гематолога высшей квалификации, которую осудили на два года за смерть пациента. Больной, которому она делала трепанобиопсию, умер через несколько дней после процедуры. Дело было возбуждено по ст. 109 (причинение смерти по неосторожности), а затем его переквалифицировали на ст. 238. И осудили. Академик Андрей Воробьев, лучший гематолог страны, первый министр здравоохранения РФ, выступивший на суде в защиту Елены, не смог ей помочь. Его назвали "старым маразматиком" и все, что он говорил, отмели как несущественные детали. Позже Мосгорсуд указал на то, что судебно-медицинскую экспертизу проводили с огромным количеством нарушений, ни одного доказательства вины Елены не было предъявлено. Сама она прокомментировала свое случай так:

От этого не застрахован ни один врач. Столько сейчас заведено уголовных дел на моих коллег, у которых и так не самые выдающиеся условия работы, есть куда двигаться и есть что совершенствовать в нашей медицине. И что же будет, если мы врачей начнем загонять в угол?

В 2017 году прогремело дело врачей-акушеров ЦРБ Жуковского района Калужской области. В 2015 году родился ребенок с экстремально низкой массой тела (640 г.) на 24-й неделе. В стационаре отсутствовало необходимое оборудование, материалы и препараты. Все-таки это центральная районная больница, а не перинатальный центр. Но врачи честно пытались реанимировать новорожденного. Ребенок погиб через несколько минут, а прокуратура предъявила медикам обвинение в убийстве. По данным судмедэкспертизы, в легких умершего были глубокие кровоизлияния, это подтверждает то, что ребенку все-таки проводили реанимационные мероприятия, более того, врачи обращались за консультацией к заслуженному врачу РФ Александру Ругину. В самой ЦРБ не было не то что реаниматолога-неонатолога, но и просто неонатолога, и он, находясь за 100 км, консультировал коллег. Но ребенок появился на свет без самостоятельного дыхания, он был нежизнеспособным.

Первоначально дело квалифицировалось как "умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору", а Ругина обвинили в подстрекательстве к убийству. Но суд вернул дело в прокуратуру, а затем и оправдал врачей. Нервотрепка продолжалась полтора года. О качестве экспертов, приглашенных прокуратурой, говорит хотя бы то, что они искренне считали, что раз нет аппарата искусственной вентиляции легких, то надо делать ребенку дыхание "рот в рот"! Шестисотграммовому, размером с ладошку! Не защищенному иммунитетом от инфекций! Как такое может быть? Ругина оправдали, но единственного акушера-гинеколога маленького роддома маленькой больницы все-таки осудили на 2 года условно с запретом на профессию за "неоказание помощи". 

В 2017-м году хабаровских врачей Центра сердечно-сосудистой хирургии обвинили в убийстве с помощью госпитальной инфекции: за два года там умерло 6 пациентов — 5 взрослых и один ребенок. Арестовали заместителя главного врача и эпидемиолога. Вина их якобы состояла в том, что были нарушены правила диспансеризации, асептики и антисептики, скрывались факты возникновения внутрибольничной инфекции. В результате как будто произошло заражение шести человек, прооперированных там. 

На самом деле причиной смерти одного из пациентов был инсульт, у другого — инфаркт, одна пациентка упала в палате, у кого-то были тяжелые сопутствующие заболевания. Надо понимать, что в таких отделениях риск послеоперационных осложнений очень велик. Действительно, эти пациенты погибли в разные сроки после операции, но следствие не стало утруждаться детальным исследованием причин. Выяснилось, что около полутора лет в центре прослушивались все разговоры, в результате чего и возникло это уголовное дело. Позже Роспотребнадзор провел эпидемиологическое расследование и изучил медицинские документы. В заключение сказано, что нарушения санитарного законодательства действительно были выявлены, но вспышки внутрибольничной инфекции не было.

Ну, и последний случай с Элиной Сушкевич в Калининграде. История почти что калька со случая в Жуковской ЦРБ Калужской области с той разницей, что Элина Сушкевич — врач-неонатолог, анестезиолог-реаниматолог отделения реанимации новорожденных перинатального центра Калининградской области, была приглашена в роддом. Ее обвиняют по ст.105 ч.2 УК РФ ("убийство малолетнего, заведомо находящегося в беспомощном состоянии группой лиц по предварительному сговору"). 6 ноября 2018 года в роддоме №4 Калининградской области родился ребенок с экстремально низкой массой тела — 700 грамм, на сроке 23 недели. Он прожил 5 часов и умер. По версии следствия, главный врач роддома велела педиатру ввести новорожденному сульфат магния, чтобы тот умер и не портил статистику роддома. И вроде как хотела сэкономить на дорогостоящих препаратах, правда, выяснилось, что препараты все-таки вводили.

Главного врача роддома арестовали еще в ноябре прошлого года, но вскоре отпустили под домашний арест, а 27 июня арестовали Элину Сушкевич. Ее 36 часов продержали в одиночной камере СИЗО. Сам факт того, что опытнейший врач одного лечебного учреждения пошел на убийство, чтобы "не портить статистику" другого учреждения, к которому не имеет никакого отношения, да еще таким странным способом — введением магнезии, удивителен и неправдоподобен. Этот препарат очень широко применяется в акушерстве: он нормализует тонус гладкой мускулатуры, обладает гипотензивными свойствами, применяют его при угрожающем аборте, отслойке плаценты, преждевременных родах, гестозах, повышенном маточном тонусе. То есть его, возможно, вводили матери перед родами. А кровообращение у матери и плода общее до самого отделения пуповины. Именно поэтому убийство младенца с помощью этого препарата выглядит совершенно абсурдным. 

Надо сказать, что мамочка, гражданка из Узбекистана, в женской консультации не наблюдалась, у нее уже было два выкидыша, а в роддом она поступила уже с отошедшими водами. Ее ребенку был проведен полный комплекс реанимационных мероприятий. Обычно таких детей забирают в перинатальный центр, однако состояние ребенка было тяжелое. 5 часов врачи боролись за его жизнь, но спасти не удалось. Во всем мире процент выживания таких детей составляет не более 5%, а процент инвалидизации выживших приближается к 100%. В этой ситуации, конечно, вопросов больше, чем ответов. 

Да, во многих случаях, кроме пока что последнего, здравый смысл победил, но что пережили врачи? Они измотаны давлением, допросами, вызовами, все время, пока шло следствие и суды, они не могли нормально жить и работать. А другие врачи, которые потрясены этими историями? После истории с доктором Сушкевич по всей стране прошли пикеты в защиту доктора. Создана петиция в ее защиту. А неонатологи Калининградской области обратились к президенту с просьбой защитить врачей. 

А сколько историй, связанных со взятками, в том числе и провокациями правоохранительных органов! А давление из-за психотропных и наркотических лекарств? Да, в прошлом году порядка 100 врачей попали в поле зрения правоохранителей в этой сфере. Но ведь врачей в стране полмиллиона! Из-за сотни недобросовестных деляг люди вынуждены страдать только потому, что врачи почему-то не хотят попасть за решетку из-за строгого контроля и ужесточения законодательства.

Например, правоохранительные органы Новосибирска решили усилить заботу о пациентах и организовать прием граждан, которых "обидели врачи", чуть ли не в лечебных учреждениях. На что глава Национальной медицинской палаты доктор Леонид Рошаль отреагировал следующим образом:

Я поддерживаю инициативу, одновременно предлагаем организовать в каждой поликлинике кабинет следственного комитета для приема граждан и конференц-зал для выездных заседаний суда. Хорошо было бы выделить в поликлинике еще изолятор с клеткой, наручники для заключения медработников и, кроме машины неотложной помощи, "воронок" с сотрудниками за счет средств ОМС. 

Дорогие выпускники, вы еще хотите быть врачами? Для начала — медицина теперь вовсе не благородная профессия спасения людей, а комплекс услуг. То есть врач оказывает услуги, а пациенты их потребляют. И никаких других отношений законодательно нет и не предвидится. Уважение к профессии падает, конкурс в медвузы снижается, а в медицинских учреждениях, особенно первичного звена, серьезный дефицит кадров, укомплектованность врачебных должностей — 79,7%. И если в 2000-м году на 100 000 населения был 421 врач, то сейчас — 374. Да и количество ставок снижается. Врачи уходят на пенсию и в частную медицину, выпускники вузов не всегда готовы на трудности практической медицины. А тут еще и правоохранительные органы нагоняют страх. И сейчас ожидается волна увольнений врачей. Все идет к тому, что врачи станут бездушными и бессердечными роботами, работающими четко по инструкциям. 

Удивляет безграмотность, доходящая до глупости выдвинутых обвинений. Это понятно не только врачам, но и любому думающему человеку. Такое впечатление, что это не роддома и стационары "улучшают статистику", а правоохранительные органы работают ради нее. 

https://ruposters.ru

Добавить комментарий