Пожар в Нотр-Дам де Пари… Знаменитого собора больше нет. «Восстановить», как пообещал вчера Эммануэль Макрон, разумеется, восстановят. И может быть, даже при этом не разворуют две трети, как это иногда водится. Да и воровать-то, судя по кошмарным кадрам с телеэкрана, ничего не осталось.

Больше всего что потрясло? Комментарии, коих через прямой эфир «России 24» вчера прошли десятки. Самые разные по форме, от самых разных людей. Но все, как под копирку, одинаковые по содержанию. «Утрачена культурная ценность…», «погибла туристическая жемчужина…», «Париж лишился одного их двух своих символов – осталась только Эйфелева башня». И даже – «это удар по французской туриндустрии», «поток» в которой теперь «ослабеет», ведь 14 миллионов посетителей ежегодно. Было, а теперь не будет…

Это даже не цинизм, это вообще нечто бесхребетно-толерантно-запредельно-расчеловеченное. Когда ж еще дебет с кредитом сводить, как не на фоне трагедии! Танцы на руинах цивилизации. Менялы в Храме. Кому война – а кому мать родна! Ребята, окститесь! Вы о чем? Хоть бы кто-нибудь из «комментаторов» о верующих вспомнил и от туристов их отделил в этих 14 миллионах. Но… вы смеетесь, что ли? Кому в современном постхристианском мире чистогана нужны верующие? Они ж, в отличие от туристов, дохода не приносят. Просто бизнес – ничего личного.

А про сакральные смыслы и вообще разговора никакого нет. Апостолы со шпиля сняты всего за сутки до его обрушения. Кто-нибудь задался вопросом, что это означает, «чем пахнет»? Да бросьте вы – цивилизованные же люди вроде, на реставрацию их сняли, только и всего… На самом деле почти апокалипсический вопрос, не покинули ли нас апостолы совсем, что вообще происходит, и что будет, люди задают, но не с телеэкрана, а друг другу.

Простые люди, не «телеэлита», которой заикаться об этом, видимо, не велели. У нас-де светское государство, и во Франции тоже светское. Вдруг «оскорбят» своим «нетолерантным» мнением вульгарно атеистический индивидуализм, загримированный под «креативную» современность и прозу жизни, тех же однополых браков, например…

Вы думаете, мы с вами чем-то лучше их, и подле «наших осин» будто по-другому? В Троице-Сергиевой лавре – пример ближайшей христианско-православной святыни, связанной с именем – минуточку! - Сергия Радонежского. Которому Россия обязана очень многим. И что? На одного паломника десять, а то и двадцать туристов, большинство которых – иностранцы с Дальнего Востока. Летом чуть ли не в шортах и шлепанцах. Надо же на что-то храмы восстанавливать, французское государство и бизнесмены на 600 млн евро раскошелилось.

Французский кардинал на фоне трагедии Парижа объявляет повсеместные ночные службы. Мало кто из местных может припомнить, когда последний раз такое было. Проняло? Но проймет ли по-настоящему, чтобы не «когда гром грянул», а его не дожидаясь? Тем более, что по-настоящему он пока не гремел, хотя все к этому идет. Тучи на горизонте уже появились. И пожар, уничтоживший Нотр-Дам, - действительно «страшное знамение», смысл которого «еще предстоит осознать» - трудно здесь не согласиться с протоиереем Николаем Балашовым, заместителем главы ОВЦС – Отдела внешних церковных связей РПЦ.

 

«Нотр-Дам для христиан был потерян задолго до пожара, потому, что он по сути давно перестал быть христианским вместилищем Святого Духа, а стал светским центром развлечений, - на доступном бытовому восприятию языке объясняет ситуацию знакомый священник. – Утрата страшная, но еще страшнее то, что она символизирует. Бог разговаривает с человеком на языке событий, и умение правильно их распознавать – вопрос глубины Веры».

На память приходит притча о пламени, охватившем купол святой Софии Константинопольской при штурме Второго Рима османскими полчищами Мехмеда II. Языки огня, поплясав и не нанеся ему никакого ущерба, вдруг рванули ввысь, растворившись в небе. Вскоре после этого столица пала, вместе с Империей. Свято место пусто не бывает, но что, если место – уже не свято?

Кроме комментаторов, поражают близорукостью те, кто втихаря потирают руки: дескать, так им и надо. Доигралась-де Франция… Услышав набат, не стоит спрашивать, по ком он. Ибо и так понятно, и в воздухе разлито, что в набат просто так не бьют, и что это – по всем нам.

Провокация с поджогом? Очень даже возможно. Если верить источникам одного из российских православных телеканалов, именно эту версию считают основной в самом Париже. Только не обнародуют по понятным причинам. Но и Чернобыль, по признанию Горбачева, сделанному в одной из закрытых аудиторий, тоже был диверсией, а результаты глупости и предательства мало, чем друг от друга отличаются. В исторической проекции – так вообще ничем.

Франция, а может быть и Европа, после Нотр-Дама прежними уже, скорее всего, не будут никогда. Как не остался прежним после Чернобыля Советский Союз. А вскоре после трагедии его не стало совсем.

http://www.iarex.ru

Добавить комментарий