Как-то даже немного жаль, что избирательные страсти в Иркутской области закончились. Что ни говори, но электорату от предвыборного конфликта, как это ни странно, было только лучше. Сергей Ерощенко в этот период спустился наконец со своих бизнес-небес на землю и стал более оперативно реагировать на различные безобразия. А его тогда ещё оппозиционный тёзка Левченко, который эти факты донёс до сведения широкой общественности, не давал действующей власти возможности эти проблемы замылить. Правда, и этого краткого периода правдолюбия хватило, чтобы лишний раз осознать: социально-экономические процессы в нашей области не куда-то там поступательно идут или, к примеру, целенаправленно движутся, а летят кувырком в коррупционную пропасть…

Ворон ворону глаз не выклюет

Прозвучит тривиально, но в нашей российской действительности преступления совершают все. И те, кто должен их регистрировать, и те, кто должен контролировать регистрирующих. Поэтому пока отдельные сотрудники Следственного управления Следственного комитета России по Иркутской области (СУ СК РФ) под руководством Андрея Бунёва неусыпно покрывали противоправную деятельность чиновников команды бывшего губернатора, в области распустился целый коррупционный букет: профессиональное рейдерство, легализация незаконных построек, кумовство и протекционизм, отмывание «грязных» денег, сокрытие преступлений за мзду, а то и просто по принципу «ворон ворону глаз не выклюет». При условии, конечно, что оба ворона облечены властью…
По сути дела, прошедшие губернаторские выборы и их довольно неожиданный для многих результат — следствие инициации электорального гнева, вызванного всеми теми коррупционными нечистотами, которые вывалились на избирателя за последние месяцы. Оказалось, что за благородным фасадом деятельности команды Сергея Ерощенко, который тщательно штукатурили маляры-отделочники из областного Следственного управления, беззастенчиво разворовывались бюджетные средства.

ПОКА — «ХАЛАТНОСТЬ»

Только после прямого обращения депутатов Госдумы (по инициативе Антона Романова) к председателю СК РФ Александру Бастрыкину удалось наконец «разморозить» лежащие под сукном у Андрея Бунёва три уголовных дела против высокопоставленных чиновников ерощенковской команды. Речь идёт о сорванном вводе в эксплуатацию Ледового дворца в Иркутске, незаконной трате бюджетных денег при строительстве детских садов в области, а также нарушениях при расходовании бюджетных средств на ремонт гостиничного комплекса «Ангарские хутора». По всем трём эпизодам наконец-то дан ход уголовным делам по статье 293 (часть 1) УК РФ «Халатность».
О чиновничьих злоупотреблениях по всем трём случаям сказано уже достаточно громко и много. Тем не менее остановимся на отдельных особо беззастенчивых моментах, которые просто не могли не стать предметом пристального изучения сотрудников того же СК. Правда, дальше «изучения» дело до поры до времени не двигалось…

Сколько стоит сад построить?

По сведениям Счётной палаты РФ, в нашем регионе сооружались самые дорогие детские сады в стране. Естественно, в конечном итоге за счёт областного бюджета. Так, в Приангарье были построены три типовых детсада на 49 мест по цене 75 млн рублей каждый, т. е. создание одного места обошлось почти в полтора миллиона рублей. Строительство велось по проекту с использованием быстровозводимой технологии. Если по-простому — старым как мир недолговечным сборно-щитовым методом.
При условии выделения бесплатного участка под строительство, использования типового проекта, недорогих стройматериалов стоимость таких зданий должна быть гораздо ниже. Во всяком случае, специалисты утверждают, что даже капитальные дошкольные учреждения в кирпичном исполнении обходятся дешевле. К тому же эти самые построенные чуть ли не из золота детские сады были сданы с многочисленными недоделками и уже сейчас требуют ремонта. Вал жалоб с требованием провести проверку натыкался на молчаливый железобетон правоохранительных органов. И даже акт Счётной палаты, выявившей многочисленные нарушения, не стал для следственных органов поводом возбудить уголовное дело.

Президентская игрушка губернатора

Ещё загадочнее обстоят дела с другим не менее «популярным» в Иркутской области объектом — гостиничным комплексом «Ангарские хутора». Окружение Сергея Ерощенко всегда рекламировало комплекс как резиденцию президента, но из глав государств там был только Ельцин, да и то в далёкие 90-е. Зато завсегдатаями на «Хуторах» до недавнего времени были вчерашний губернатор и его друзья. А чтобы строительно-хозяйственная деятельность «Ангарских хуторов» не стала предметом аудита соответствующих органов, комплекс был объявлен резиденцией российского президента, что не соответствует действительности, к тому же узаконен в статусе запасного пункта управления и засекречен. Именно поэтому до сих пор достоверно неизвестно, сколько точно бюджетных средств потратил Ерощенко на свою дорогую игрушку. Суммы называются разные и варьируются от 250 до 500 миллионов рублей.
Помимо нецелевого использования средств регионального бюджета на реконструкцию «Хуторов» (по данным Контрольно-счётной палаты Иркутской области — 197 миллионов рублей) аудиторами было обнаружено многократное завышение цен на оборудование и комплектацию. Для объекта были приобретены 11 пожарных шкафов с комплектами пожарных рукавов на сумму 1,86 млн рублей. Как выяснилось, всё это можно купить всего за 42 тысячи. Получилось, что цена завышена практически в 45 раз.
По-настоящему даже не президентской, а царской оказалась и комплектация тренажёрного зала, где установлены две ванны-джакузи из японского кипариса, обошедшиеся областному бюджету почти в три миллиона рублей. Акриловые эквиваленты (оценка специалистов) даже по максимуму стоили бы 318 тысяч…
Губернаторская вертикаль под надёжной крышей
Всё вышеизложенное давно уже не является секретом для регионального Следственного управления и его руководителя Андрея Бунёва, генеральское тело которого, наверное, неоднократно нежил японский кипарис президентской резиденции. Материалы проверки по детсадам и якобы президентской резиденции «Ангарские хутора» были положены на служебные столы Следственного управления ещё в декабре прошлого года. А превратились в реальные уголовные дела только после прямого указания Александра Бастрыкина совсем недавно.
И раз уж «братки» из Следственного управления плотно крышевали губернаторскую вертикаль, оберегая её от внезапных московских и прочих проверок, то они по праву рассчитывали, что и на их деятельность, частенько выходящую за рамки дозволенного законом, команда Ерощенко будет смотреть снисходительно и сквозь пальцы. Что на протяжении ряда лет и происходило.

ПОШУМЕТЬ ДЛЯ КАМЕРЫ

Июльское скандальное видео, анонимно размещённое в интернете, где сотрудники СУ СК РФ по Иркутской области якобы проводят штурм подпольного казино (на ул. Аларской в Иркутске), который завершился дальнейшим грандиозным погромом, лишний раз наводит на мысль о том, что бесконтрольность и безнаказанность развращают.
Вначале, надо полагать с подачи руководства регионального Следкома, телевизионщики выдали зрителям красивую картинку, смонтированную из видеоматериалов, предоставленных правоохранителями. Бравые сотрудники СОБРа крушили входную дверь, а затем зачем-то ломились в окно с выключенным светом на втором этаже. Происходящий захват «гнезда разврата и порока» выглядел впечатляюще. Были и задержанные, и игровые автоматы, и прочие атрибуты подпольных азартных игрищ. Само собой, громкое уголовное дело тоже было возбуждено.
Анонимный автор выложенного в Сеть видеоролика, используя кадры момента штурма, рассказал о бесчинствах, которые устроили захватчики в недействующем казино, и обвинил следователей СК в фальсификации уголовного дела.
Как утверждал аноним, штурмовалось абсолютно пустое здание, в котором не было ни охраны, ни посетителей, а автоматы и столы для рулеток не работали. Обыск проводился без понятых. Сотрудники правоохранительных органов самозабвенно крушили мебель и стены, с корнем выдирали видеокамеры, ломали сейфы и «одноруких бандитов». А так называемые «задержанные» свободно передвигались по салону, затем вместе с группой захвата отдали должное содержимому бара заведения.

Группа или труппа захвата?

Когда ситуация окончательно вышла из-под контроля, исполняющий обязанности главы СКР по Иркутской области Андрей Бунёв был вынужден встретиться с журналистами (14 июля) и ответить на их вопросы. По словам генерала, обвинения в фальсификации уголовного дела не имеют под собой никаких оснований. Казино было действующим. Более того, посетители и сотрудники подпольного игорного заведения поспешно сбежали перед самым штурмом. Вероятно, предположил Бунёв, произошла утечка информации, и кто-то их предупредил.
Позже стало известно, что нескольких участников скандальной постановки на улице Аларской уволили, а двое отделались дисциплинарной ответственностью. Было возбуждено уголовное дело по статье «Превышение должностных полномочий». Широкой огласке эти факты так и не были преданы…
Вся эта история, даже учитывая невнятные комментарии руководителя иркутского управления СК, вообще-то отдаёт откровенной фальшью. Откуда взялись подставные «задержанные»? Как можно в течение буквально нескольких минут сориентироваться в ситуации и достаточно правдиво отыграть на камеру фиктивное задержание? Ну разве что если вместо группы захвата в казино выезжала труппа артистов Иркутского драматического театра.

Кому и суд не указ

Довольно часто отдельные представители областного СК игнорируют и судебные решения, считая, очевидно, что толкование того же Уголовного кодекса находится в их исключительной компетенции.
24 июня 2014 года Усольский горсуд рассмотрел дело по исковому заявлению Службы по охране природы и озера Байкал Иркутской области к администрации Тельминского МО о ликвидации несанкционированной свалки площадью 15 тысяч кв. метров. Суд, исследовав все факты и доказательства, решил «обязать администрацию Тельминского МО (глава — Михаил Ерофеев) организовать ликвидацию свалки и вывоз ТБО на объекты размещения отходов производства и потребления».
Спустя более полугода «Народный контроль» обратился в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела по статье 315 УК РФ («Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта») в отношении главы администрации Тельминского МО Михаила Ерофеева. Суть заявления состояла в следующем: решение Усольского суда вступило в силу 5 августа 2014 года, таким образом, у Ерофеева было достаточно времени, чтобы запланировать средства на исполнение решения суда. Между тем никаких попыток для его исполнения предпринято не было.

Как «осадили» Осадчего

Ну а дальше, как говорится, пошла писать губерния. Доследственную проверку поручили следователю по особо важным делам следственного отдела по городу Усолью-Сибирскому СУ СК РФ майору юстиции Артёму Осадчему. Ретивый служака на голубом глазу уже в начале марта соорудил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по упомянутому заявлению.
Господин майор не удосужился придать этому документу хотя бы видимость убедительности. Не проверены объяснения Михаила Ерофеева о постоянной уборке стихийной свалки, безоговорочно положенные в основу постановления. Не дана должная оценка показаниям главы поселения о том, что он заключает договоры на очистку несанкционированной свалки. При этом бытовые отходы не вывозятся, как было предписано судом, а банально закапываются в том же месте. При этом майор юстиции Осадчий в качестве подтверждения указанных доводов ссылается на документы, которые потеряли свою силу после принятия Усольским городским судом решения о ликвидации свалки.
В общем, содержание постановления можно вполне принять за художественно-протокольный свист в исполнении квалифицированного халтурщика от следствия.
Дальнейшие обращения общественников из «Народного контроля» в правоохранительные органы, а также Усольский городской суд пока ни к чему не привели. Отложенные по надуманным поводам суды, ворох издевательских отписок под копирку.
Вот красноречивый пример из ответа замруководителя регионального СК майора юстиции Р. Н. Ямалиева председателю правления «Народного контроля»: «Ваши доводы о ненадлежащем проведении доследственной проверки следователем по особо важным делам следственного отдела по городу Усолье-Сибирскому Осадчим не нашли своего подтверждения. Следователю Осадчему строго указано на недопустимость подобных нарушений…».
Оцените вопиющую абсурдность этой фразы — начальство следователя Осадчего приходит к выводу о том, что нарушений при проведении доследственной проверки нет, но при этом указывает ему на недопустимость подобных нарушений. «Наказание» майор Осадчий получил — по нашим сведениям, пошёл на повышение и был назначен руководителем СУ в Зиме.
Ну а пока всё на своём месте. Несанкционированная свалка близ Тельмы всё так же продолжает травить усольчан ядовитым дымом. Следователи СК в Усолье всё так же отказывают общественникам в возбуждении уголовного дела в отношении главы Тельминского МО. Судья Усольского городского суда Глотова всё так же, месяцами вместо пяти дней (требование ГПК), рассматривает жалобы в отношении отказных постановлений, а Михаил Ерофеев всё так же продолжает закапывать в землю то, что осталось от сгоревшего мусора. Правда, в отличие от майора Осадчего, на повышение пока не пошёл. Хоть это радует.

Артем Дзюба

Добавить комментарий