Пандемия, судя по всему, вносит существенные коррективы в оценку эффективности глав регионов. Теперь им приходится принимать решения по мерам противодействия распространению инфекции самостоятельно – Москва предоставила территориям такое право. Вопрос в том, как найти баланс: и заразу победить, и экономику не развалить, и уберечь народ от паники и социального взрыва.

Президент России сделал очередное – на этот раз уже совершенно прямое – внушение губернаторам, которое можно рассматривать как последнее предупреждение. За которым, соответственно, последуют жёсткие решения.

Случилось это на недавнем совещании по противодействию коронавирусу, когда Путин напомнил, что регионы отстают от Москвы (в темпах распространения заразы) на три‑четыре недели. То есть, заметил он, у всех есть ещё запас времени. Вот только он, этот самый запас, может быстро таять, а потому его «нельзя расходовать бездумно, он должен быть использован самым эффективным образом».

Совсем недавно мы проводили совещание со всеми субъектами Российской Федерации, я ещё раз хочу обратить на это внимание: если не будет что‑то вовремя доделано, буду рассматривать это как преступную халатность со всеми вытекающими последствиями, не только административного характера,

– отбросив деликатность, объявил президент.

И продолжил – комментируя резкий всплеск заболеваемости, вызванный очагами заражения:

Я знаю, о чём идёт речь, и это просто результат разгильдяйства. По‑другому не могу это назвать, поэтому прошу – и специалистов на местах, и руководителей регионов, и врачей, и руководителей предприятий – относиться ко всем вопросам и ко всем требованиям главных санитарных врачей и специалистов самым серьёзным образом, иначе мы будем иметь вот такие факты, о которых в том числе упоминалось и сегодня на нашей встрече,

 заключил Владимир Путин.

Больше половины очагов заболеваемости – в медучреждениях

О каких «фактах» шла речь на президентском совещании, понятно – тех, в которых, за исключением Москвы и Подмосковья (где сегодня самый большой уровень заболеваемости – понятно, почему, об этом говорилось не раз: из-за туристов, вернувшихся из-за рубежа, проигнорировавших самоизоляцию и разнёсших заразу повсеместно), распространённость выше, чем в среднем по России.

Были названы: Коми (распространение – 24,6 человека на 100 тысяч населения), Мурманская область, Санкт-Петербург.

Но напряглись, соответственно, и все остальные.

И причины тому есть.

Сейчас практически по всем территориям – рост. Причём по ряду из них – резкий всплеск.

Плюс 97 заболевших в уже упоминавшейся Республике Коми, 68 новых инфицированных – в Нижегородской области, по 35 – в Тамбовской и Ленинградской областях, 34 – в Смоленской, по 27 – в Рязанской области и Пермском крае, 23 – в Удмуртии и Татарстане, 20 – в Ростовской области и так далее.

врачиСейчас практически по всем территориям России наблюдается рост заболеваемости. Фото: Александр Авилов / АГН "Москва"  

О чём это говорит? Возникают постепенно очаги распространения коронавируса.

При этом свыше половины из них – вспышки в клиниках.

«Сегодня у нас из 74-х очагов 55 процентов ‒ это очаги в лечебных учреждениях, к сожалению. Но здесь мы тоже активно работаем – с тем, чтобы не нарушить и работу лечебных учреждений, и вместе с тем обеспечить безопасность», – пояснила руководитель Роспотребнадзора Анна Попова.

«Как же так? Жили – не тужили, а тут – работать надо» 

Соответственно, первая задача в губерниях – локализовать эти очаги. И времени на раскачку нет.

Между тем, источники сразу в нескольких регионах сообщили Царьграду, что в окружении глав – состояние, близкое к смятению.

И, как ни парадоксально это прозвучит, причиной тому – финансирование из федерального центра. Регионы получат, в зависимости от конкретной ситуации и численности населения, суммы, сопоставимые с теми, что тратились в обычное время на поддержку отраслей экономики.

 

Это – миллиарды рублей.

На перепрофилирование медучреждений под приём пациентов с коронавирусом, закупку аппаратов ИВЛ и так далее. Не считая денег, которые придётся распределять, добавляя из своих бюджетов, на дополнительные выплаты медикам, поддержку пострадавших сегментов бизнеса и прочее.

Фишка, однако, в том, что не получится, как до пандемии, радостно вещать, отгружая СМИ финансы на «освещение деятельности», о старте очередного замечательного инвестпроекта, а потом сдвигать сроки (по причине «удорожания материалов» и «уточнения параметров»), превращая его в смешной долгострой.

Результаты в Кремле, это очевидно, хотят видеть, что называется, здесь и сейчас. Средства выделили? Почему вспышка? Где меры контроля? Каковы показатели?

«Как так-то, а? – трут в задумчивости затылки в губерниях. – Жили-жили, не тужили, и вот – здрасьте, приехали!»

А им в ответ – да, ребята, вот так, надо поработать. Думайте сами.

А при чём здесь губернаторы? Они же диагнозы пациентам не ставят

Стимул есть. В том смысле, что некоторые прорехи в губернаторском корпусе коронавирус уже сделал.

Во-первых, в начале апреля Путин подписал указ о досрочном прекращении полномочий главы Коми Сергея Гапликова – вполне красноречиво назначив на этот пост временно исполняющим обязанности замминистра здравоохранения Владимира Уйбу.

Во-вторых, "ушёл" в отставку губернатор Архангельской области Игоря Орлова и назначил на его место руководителя Ненецкого автономного округа Александра Цыбульского, кресло которого, в свою очередь, занял вице-губернатор НАО Юлий Бездудный.

Покинул пост и глава Камчатки Владимир Илюхин.

Все примеры вполне показательны.

Особенно – в Коми. Вспоминаем здесь слова Поповой относительно очагов в медучреждениях (а там сразу в нескольких больницах, одна за другой, случились вспышки), и всё становится на свои места.

Но есть ведь ещё и другие или уже действующие, или потенциальные очаги.

В Уфе, например, где на карантин пришлось закрыть тысячу с лишним человек в Республиканской клинической больнице, поскольку там не смогли предотвратить контакты между заражёнными и прочими пациентами и врачами. Десятки уже заболевших.

Или вот – Вязьма в Смоленской области: коронавирус обнаружен у многих постояльцев дома престарелых. И весь город закрыт.

Вспышка COVID-19 – и в Мурманской области. Но не в больнице, а на стройке. 79 человек разом! Плюс ещё сколько «под подозрением».

врачи

В Коми сразу в нескольких больницах, одна за другой, случились вспышки заболевания. Фото: Александр Авилов / АГН "Москва"  

А в Брянской области очаг оказался в религиозной общине.

При чём здесь губернаторы? Логичный вопрос. Не они же, в конце концов, порядки в больницах устанавливают, и дезинфекцию не они проводят, и диагнозы тоже не их задача ставить.

Но они – «при чём». Потому что обязаны наладить работу так, чтобы срывов, которые приводят к тяжёлым последствиям, не было.

Как будем действовать: пожёстче или помягче, а?

И губернаторы, разумеется, движимые инстинктом «креслосохранения», стараются – и даже изо всех сил.

Поначалу смотрели на Москву, копируя её действия, но когда поняли, что ситуация в столице иная (Собянин, наученный реакцией на первые жёсткие действия, потом уже, объявляя о новых мерах, говорил: «Согласовано с руководством страны»), принялись играть на опережение.

Чечня и Кубань практически одновременно объявили, что вводят карантин (потом, правда, пришлось давать пояснения, после явного недоумения по поводу таких шагов в Белом доме, что, мол, границы-то насовсем не закрывали).

Татарстан начал выпускать людей на улицу по SMS, Нижегородская область – по QR-коду.

В Крыму и Челябинской области, как и ещё в ряде регионов, блокпосты на трассах – дабы регулировать въезд транзитного транспорта.

Ростов-на-Дону закрыли для чужих, только для «своих» и по спецпропускам.

На Урале и в Сибири начали объявлять «сухой закон», запрещая продавать спиртное.

И везде, разумеется, жесточайшая самоизоляция – с карой для нарушителей в виде привлечения к административной ответственности – в соответствии с поправками в КоАП, внесёнными оперативно Госдумой.

Вот только, опять-таки, каждый губернский руководитель, определяя меру наказания, руководствовался собственными соображениями.

Одни выбирали эдакий «лайт-вариант» – применяя статью «Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения ЧС» (20.6.1 КоАП РФ), которая предусматривает штраф от тысячи рублей.

Другие – более жёсткий приём: «Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения» (при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, ч. 2 ст. 6.3 КоАП), а по ней карают уже от 15 тысяч.

«Объясните, почему мне нельзя самоизолироваться на даче?»

И вот здесь – ещё нюанс. Точнее, даже два. Но они очень тесно переплетены.

Первый – то, что называется «градусом социальной терпимости». В том смысле, что наш народ не привык к жёстким мерам изоляции, пусть даже и необходимым.

Особенно если ему не могут доходчиво на местах разъяснить, отчего, скажем, муж, которому пришлось уйти на выходные, не может отвезти на работу на собственном автомобиле жену, чья организация продолжает работать, и у которой есть спецпропуск?

 

Или почему, особенно на юге, а вскоре будет по всей стране, нельзя выехать на дачу и заняться огородом, ведь там и людей меньше, чем в городе, и вообще – если промедлить, не вскопать землю и не высадить саженцы, то вообще не будет урожая.

И кто установил искомые «сто метров до ближайшего к дому магазина», если чуть дальше есть торговая точка, где то же самое можно купить дешевле.

А как быть малому бизнесу, который не имеет возможности выполнять свои заказы и подряды?

Иные регионы, кстати, уже подсчитали и озвучили – вслух, чтобы услышали в федеральном центре, – сколько они потеряют из-за ограничительных мер, введённых из-за «уханьской заразы».

Если коротко – миллиарды. Десятки миллиардов.

И это – второй момент. Экономический.

Он, как и упомянутые выше настроения в обществе, будет одним из основополагающих факторов при оценке КПД губернаторов. Потому что запереть границы, закрыть границы, никого не впускать и не выпускать, дело-то, признаем откровенно, не столь хитрое.

А вот как выбираться из ямы, нивелировать потери экономики, – нужно иметь понимание. Даже с помощью денег из госказны, которые будут – точно, будут! – просить регионы на покрытие убытков.

Тем более работодатели, под шум волны, дабы минимизировать свои убытки, начали отправлять в отпуска без содержания и увольнять сотрудников.

Одни отпускают гайки, другие закручивают. А отвечать, в итоге, придётся и тем, и другим

И губернские начальники потихоньку начинают лавировать. Две трети регионов уже объявили о смягчении ранее введённых ограничений.

Первая мера – расширение собственных, на уровне субъектов, списков предприятий, которым разрешено работать в выходные дни (таковые, напомним, объявлены до 30 апреля). Некоторые расширили свой перечень «действующих» вдвое, включив в него и МФЦ, и автомойки, и шиномонтажки, и салоны красоты (в ХМАО, допустим), и, например, магазины, торгующие стройматериалами и садовым инвентарём.

Вторая – облегчение режима самоизоляции. В Архангельской области, на Алтае и в Приморье, допустим, теперь позволили жителям спокойно проводить самоизоляцию на дачах, в Удмуртии – заниматься бегом на улице, а в Хакасии – гулять с детьми, но неподалёку от места проживания.

Более того – в Приморском крае (36 заболевших на среду, 15 апреля, – плюс четыре за последние сутки и двое умерших) школы возвращаются к очному обучению, хоть и в неполном режиме.

Вместе с тем другие регионы – Башкирия, в частности, Якутия, Чувашия, Оренбургская область и ещё ряд – напротив, закручивают гайки самоизоляции ещё крепче.

Но – тут уж, кто и какими методами решил искоренять коронавирусную инфекцию.

Спросят, повторим вновь, по результату. И степень «преступной халатности», по которой пообещал рассматривать «недоработки» президент, у каждого, соответственно, получится своя собственная: в зависимости от «действия» или «бездействия».

А в том, что кого-то призовут к ответственности, и не только административной, сомнений практически нет.

 

Источник: Царьград

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить