Пошатывающиеся «сторонники» Побережного в предвкушении спонсорского «опохмела»
16 октября, пока большинство жителей Иркутского района готовилось к выходным, партия «Единая Россия» проводила шоу под названием «праймериз». Впрочем, и словечко, и само шоу когда-то заимствовали у столь нелюбимой теперь Америки. Чтобы не возникало ненужных ассоциаций, его «изящно» окрестили «предварительным внутрипартийным голосованием (ПВГ) по определению кандидата на должность мэра Иркутского района от партии «Единая Россия».

Брилка сглазил шестерых

Не каждый едросс вышепчет такую замысловатую комбинацию слов. Именно поэтому сами организаторы неофициально называли ПВГ на американский манер праймериз.
Анонсируя столь судьбоносное событие «медвежьей берлоги», 6 октября секретарь иркутского регионального отделения партии Сергей Брилка на пресс-конференции заявил:
— Сегодня уже просматривается 8 кандидатов, которые готовы участвовать в предварительном отборе. Может быть, их будет больше. Я не могу называть фамилии, чтобы не ставить людей в неудобное положение, если они вдруг передумают.
Сказал и сглазил… Из восьми человек пятеро передумали сразу. Видимо, решив не пятнать свою биографию участием в едроссовском «отборе», они предпочли идти на выборы мэра дедовским способомсобирать подписи как самовыдвиженцы. В результате, в партийном строю остались лишь глава администрации Уриковского МО Андрей Побережный, бывший заместитель губернатора по УОБО Анатолий Прокопьев и депутат иркутской районной думы Олег Логашов.
За три дня до праймериз свою кандидатуру отозвал и Логашов. Так что в финальном бюллетене значились лишь две фамилии.
По первой («открытой») модели — с неприкрытым подвозом желающих проголосовать-опохмелиться — было решено на этот раз устроить главную «медвежью» репетицию выборов. Сотрудники нашей редакции посетили четыре из десяти открытых участков «предварительного внутрипартийного голосования»: в Урике, Смоленщине и два в Маркова, расположенные по соседству на улице Мира.

Визит первый: Маркова

Только открылся в 11 часов участок в Доме культуры, тут же начали прибывать автобусы. Из них неуверенной поступью выходят гуськом помятого вида люди. Наиболее активные «сторонники» почему-то чудовищно коверкают фамилию своего «лидера». Андрея Побережного называют и Прибрежным, и Придорожным, и даже Перебежным. Но в штабе кандидата предвидели такую проблему, и чтобы их подопечные не перепутали в какую из двух строчек ставить крестик, каждому выдали по голубенькой листовочке с фамилией и краткой биографией «партийного кандидата в мэры». Пошатывающиеся друзья и сторонники «Единой России» столпились в неровную очередь.
Исполнив с грехом пополам свой «гражданский долг» «сторонники Побережного-Перебежного-Прибрежного» по счёту усаживаются обратно в автобус. Не спеша и мы едем вслед отчалившему пазику.
Если жители Изумрудного, Берёзового и всяких Николовых-Сергиевых посадов ни сном, ни духом не ведают ни про «праймериз», ни даже про настоящие выборы в декабре, то в самом Маркова царит оживление. Жилой фонд здесь сплошь социальный, обитатели — далеко не все благополучные. Естественно, охотники за головами (голосами) ринулись прежде всего сюда. Прямо у подъезда стоит мужчина неопределённого возраста с недельной щетиной на лице. Его явно штормит, но он зычно окликает редких прохожих подобного себе облика:
Чё, за нашу «Единую Россию» и её кандидата не хочешь проголосовать?В ответ трёхэтажный мат.Да нет, ты не понял. Нас типа хотят проспонсировать. Не понял, что ли? Короче, выпить хочешь? Тогда давай сюда.
Первоначальное пренебрежение сменяется живым, хотя и натужно скрываемым интересом. После разъяснений мужичок поднимается в подъезд за паспортом, затем бредёт по направлению к пазику. Наша журналистка Екатерина тоже решила отправиться по его стопам.
В автобусе единороссовская тётенька проверила у неё паспорт. Увидев, что прописка в Максимовщине, вначале встрепенулась, но вспомнила, что это тоже Иркутский район.
— Объяснили, за кого голосовать?
— За Андрея Евгеньевича Побережного, — быстро ответила Катя.
В автобусе стойкий запах перегара. Помимо алкашей несколько шумливых студентов. Когда те принялись обсуждать, что за Ерощенко платили гораздо больше — по тысяче рублей, тётенька сердито на них шикнула.
Вопреки слухам, с участниками праймериз прямо на крылечке не рассчитывались, это явное преувеличение. Во всяком случае, мы такого не наблюдали. Расчётной кассой для пеших избирателей служили ближайшие к участкам для голосования подворотни, а подвезённые получали гонорар в автобусах, и то лишь после отъезда.
Такса за голос плясала, как цены на бензин. С утра платили по 300 рублей. Сразу после полудня цена голоса опустилась до 200. И вправду, зачем платить больше? Где-то часам к пяти-шести тариф снова возросуже до 500 рублей. Видимо, исчерпался лимит тех, кто всегда готов «выполнить гражданско-партийный долг» за сумму, равнозначную двум пузырям дешёвого пойла.

Визит второй: Смоленщина

В селе Смоленщина продавец по имени Ольга рассказала, как к ней в магазинчик накануне заглянул гость, «явно из приезжих»:
— Солидный такой дядечка с усиками и бородкой. Представился Львом Валерьевичем. Купив жевательной резинки, поинтересовался, есть ли у меня тетрадка с должниками. Пообещал, если я дам номера их сотовых телефонов или хотя бы адреса, погасит им по 200 рублей долгу. Вдобавок каждому приобретёт в магазине, чего они пожелают: пива, водки или продуктов«в пределах разумного, конечно».
Телефоны я бы и не далавсё-таки персональные данные. К тому же у половины не было их и в помине, у другойзаблокированы. Но сама я всем должникам сообщила сказала, как связаться с Львом Валерьевичем. Мне только пользадолги в магазине проредить, и так никакой выручки!
Впрочем, женщина призналась, что в «книге страшного суда» у неё оказалось не так уж много задолжавших покупателей. На «Кавказе» (верхняя часть Смоленщины у железной дороги) совсем мало людей живёт, а ниже, у Иркута, народ большей частью вполне обеспеченный.
Видимо, поэтому Смоленщина сделала самый скромный вклад в едроссовские праймериз  всего около 40 человек.

Визит третий: Урик

Лидировал среди десяти участков Урик с 600 голосами ровно. Село раскололось на два лагеря — тех, кто искренне желает своему главе дальнейшего карьерного роста, и тех, кто Побережного люто ненавидит.
Первые убеждали нас (и себя), что в кресле районного мэра он прежде всего будет помнить о своих земляках, так как сам уриковский. Что «при кризисе» и нехватке денег на все сёла, для поддержки Урика точно их наскребёт.
Вторые, напротив, поминали Андрея Евгеньевича недобрыми словами. Ругали за мусор, неосвещённые улицы, битые дороги, отвратительное медобслуживание, водоснабжение, с которым обещает разобраться уже восемь лет.
Помимо этих двух основных мнений о Побережном, некоторые собеседники высказали особую точку зрения. Признавая в нём весьма посредственного руководителя села, всё же опасались, что «следующий может быть ещё хуже». Поэтому пусть в Урике остаётся! Такие голосовали за Прокопьева.
Разминувшись с последним автобусом в поддержку Побережного, мы поехали в Иркутск. В семь часов вечера праймериз в сёлах подошли к концу. Урны со всех участков должны были свезти на подсчёт в администрацию Иркутского района.

В ожидании банкета

Здесь, на Рабочего Штаба, 17, три месяца назад проводили обыски сотрудники Следственного комитета. Тогда в отношении Игоря Наумова завели уголовное дело по факту незаконного выделения земельных участков. Домашним арестом и отставкой в Иркутском районе бесславно завершилась эпоха Наумова. Игорь Викторович возглавлял не только район, он являлся по совместительству и секретарём партии «Единая Россия».
Сегодня районным едроссам предстояло определиться с очередным вожаком, который вновь поведёт их к «стабильности» и «реальным делам» — желательно всё-таки по возможности не уголовным.
В кабинете, где вскрывали урны, собрался партийный актив. Прибыли оба претендента на роль кандидата в мэры от ЕР: Андрей Побережный и Анатолий Прокопьев. Первый, хотя и владел информацией, сколько сегодня навозили его «сторонников», почему-то время от времени тревожно вскакивал и ходил туда-сюда по комнате. Необыкновенно тучный политтехнолог Побережного Лев Усольцев о чём-то перешёптывался со своим клиентом. Вероятно, давал установку на спокойствие.
Когда стало ясно, что от Прокопьева оторвались серьёзно, Побережный и впрямь заметно успокоился. Он набрал 1 354 голоса. Неплохой улов! Его соперник только 675, ещё 37 бюллетеней признали недействительными. Около 4 тысяч бюллетеней пришлось погасить — они так и остались невостребованными.
Хотя победитель «медвежьего» ПВГ оказался известен достаточно быстро, официальные результаты подбили только после 10 вечера. По одному бюллетеню, кстати выданному в Урике, была какая-то нестыковка. Его безуспешно искали то в стопке с заполненными, то погашенными бланками. Те и другие пришлось не раз пересчитывать. Андрей Побережный снова перешёптывался с политтехнологом — в потоке гулких фраз отчётливо слышалось слово «банкет».
И вот желанная победа. Интересно, ожидает ли наших героев продолжение банкета 6 декабря, когда состоятся уже настоящие, а не партийно-мультяшные выборы мэра Иркутского района?

Виктор Михайлов

Добавить комментарий

Комментарии  
#2 селянин 28.10.2015 13:49
Казаковские в своем репертуаре. Жителям этих мо позорище!
Цитировать
#1 Серафим 28.10.2015 13:12
Вот долбо..бы! Они, наверное и выборы так хотят выиграть!
Цитировать