Трамп делает важную работу - разваливает трансатлантическую солидарность и блок НАТО.

Отказ США от «иранской» ядерной сделки фактически ведёт к проверке на прочность всех её международных политических и экономических связей, которую они скорее всего не пройдут. Сегодня уже можно точно сказать, в какой именно момент США совершили свою главную стратегическую ошибку.

Этим днем в Истории стало 8 мая 2018 года, когда Дональд Трамп продемонстрировал журналистам свою подпись под официальным решением о выходе Америки из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана. Тем самым стало окончательно ясно, что мировосприятие правящей элиты Соединенных Штатов решительно расходится не только со взглядами соседей по планете, но и с элементарным здравым смыслом.

Дело в том, что под выражением «иранская ядерная сделка» в действительности подразумевается официальный договор с Ираном, заключенный от лица ООН группой из шести стран, представлявших все мировое сообщество: США, России, КНР, Великобритании, Франции и Германии. Иными словами, исполнение условий соглашения от имени «всего мира» гарантировали все члены Совета безопасности Объединенных наций и, пусть ещё не официальный, но фактически уже однозначный глава Евросоюза.

Таким образом, своим шагом Трамп не просто отказал в снятии санкций какому-то Ирану, фактически он, от лица всей Америки, заявил остальному миру что-то вроде классического «или Иран или США»! Именно так, предельно категорично, потому что продолжение санкций означает принудительные меры наказания не только для собственно Ирана, но и для всех прочих стран и компаний волю Вашингтона ослушавшихся. 

Для США это фактически как all-in в покере, ставка буквально всего, что у игрока есть. Справедливости ради надо отметить, у него осталось еще достаточно много: американский контроль над мировыми финансами (МВФ, Всемирный банк, МБРР); пока ещё доминирование доллара, в котором сегодня производится 87,6% мировых расчётов; СВИФТ, интернет, социальные сети, ПО абсолютного большинства электронных устройств, ценообразование практически всех видов сырья; военные блоки НАТО, СЕАТО, АНЗЮК. За всем этим стоят обширные непубличные, но по-прежнему серьёзные политические связи, обеспечивающие международное влияние Америки.

Как бы странно это ни звучало, однако на «пан или пропал» Трамп пошел достаточно вовремя. На нисходящем тренде развития событий начинать торги следует, пока ещё имеется достаточно сильная позиция, ибо потом станет хуже, а значит окно доступных возможностей сузится. Расчёты показывают, что терять в мировой торговле почти по триллиону долларов в год США могут лишь до 2028 года, потом система рухнет. Пока же, особенно на фоне грамотно подаваемой информационной компании «по спасению мира от угрозы неконтролируемого распространения ядерного оружия», Вашингтон может пытаться выдавать всё за своего рода наполеоновский Аустерлиц, чтобы грохотом полковых барабанов отвлечь внимание аудитории от реально значащих вопросов.

Однако для союзников и партнёров США ультиматум выглядит несколько иначе и куда как не радужно. Например, для Евросоюза (и представляющей его Германии), снятие санкций с Ирана означало расширение иранского нефтяного экспорта, что сулило перспективы снижения мировых цен на нефть, и зависящих от них цен на газ. По оценкам немецких экспертов для энергозависимой Европы экономия могла составить более 700 млрд евро в год. Плюс к тому, Тегеран не мог бы обойтись без иностранной помощи в расширении своей добычи, тем самым потенциально формируя европейским производителям оборудования сбыт в объеме 2-2,6 трлн евро на общую сумму в течение ближайших 5-8 лет. 

Впрочем, европейские интересы в Иране энергетикой не ограничиваются. Достаточно вспомнить заблокированный американскими санкциями контракт на поставку в эту страну 100 самолетов Airbus A350 XWB на общую сумму 18 млрд долларов. Иными словами, совершённый Трампом шаг закрывает для Европы огромный рынок  до 7 трлн евро только прямых денег. С учётом страховок, грузоперевозок, аренды или продажи технологий, поставок узлов и блоков для перевооружения местной армии, перспективных проектов по ирригации и логистического направления «Север - Юг», цифра увеличивается минимум вдвое, а ряд экспертов говорят даже о 22-23 трлн. Сегодня в мире доходных мест вообще осталось слишком мало, чтобы такими перспективами разбрасываться.

И всё ради чего? Ради сохранения дружбы со страной, второй год подряд ищущей малейшие возможности закрытия своих рынков для европейского бизнеса? Ради США, требующих у ЕС увеличения ежегодной «военной дани» минимум на 72 млрд евро?  Не удивительно, что Евросоюз поддерживать американцев отказался. Вот с этого момента для Трампа и начинается его Ватерлоо.

Односторонний выход из соглашения означает, что с 8 мая 2018 года любые антииранские санкции перестают являться международными. Договор Ирана с ООН продолжает действовать, тем самым ставя на повестку дня вопрос о возможности и даже способности Организации как-либо приструнить зарвавшегося её члена. Сводись всё только к политической бюрократии, можно бы было закрывать тему сразу, но масштаб затронутых американцами денег очень сильно все меняет. Так что в ближайшей перспективе есть все основания ожидать начала серьезной войны между США и всеми их партнерами, внезапно поставленными перед вопросом: как сильно они жаждут самоубиться ради славы Вашингтона. Для Наполеона его Ватерлоо оказалось фатальным. Посмотрим, что выйдет у Трампа.

Александр Запольскис

www.iarex.ru

 

 

Добавить комментарий