“...Он направил пистолет в его ноги и сказал, что сейчас выстрелит и за это ему ничего не будет. Тут у него зазвонил сотовый телефон. Фролов посмотрел на телефон и похвалился, что тому звонит кто-то из милицейского начальства”… из материалов уголовного дела №24720 от 21.04.2011 года (показания потерпевшего А-ва В.).

АНДРЕЙ ПОБЕРЕЖНЫЙ: В БОРЬБЕ СО ЗЛОМ

История пьяной выходки ревякинского главы Леонида Фролова получила широкую огласку не в 2011 году, как следовало ожидать, а только в 2015. Связано это было с политическими амбициями Фролова на выборах мэра Иркутского района. Тогда избирательный штаб его главного оппонента, главы Уриковского МО Андрея Побережного, предпринял меры по распространению аудиозаписи, размещенной на Youtube-­канале под названием «Чиновник Фролов и свидетели Иеговы». Расчёт вполне оправданный: какой нормальный человек в здравом уме проголосует за кандидата с явно выраженными психопатическими отклонениями? Однако Фролов из этой дурно пахнущей истории выкрутился и из морального урода, публично заявляющего о готовности убивать и жечь женщин и детей, стал защитником христианских ценностей и поборником православных традиций.

По прошествии нескольких лет мы возвращаемся к истории, состоящий из «белых пятен», лжи и фальсификаций. Цель — найти ответ на главный вопрос — что же заставило членов религиозной общины прятать девочек Юлю и Катю от пьяного Фролова?

Из материалов уголовного дела (потерпевший А-в В.): — «17 апреля ко мне в дом пришли свидетели Иеговы, чтобы отметить дату смерти Иисуса Христа. Всего 45 человек, в том числе женщины, старики и дети. Все разместились на лавочках для гостей в комнате. Перед лавочками был выставлен пюпитр для докладчика. Сначала пели песню, потом произносилась молитва. В этот момент на пороге появился глава Ревякинского МО Фролов Л. и, оттолкнув докладчика от пюпитра, сказал, что докладывать будет он.

Выражаясь нецензурной бранью, Фролов вытащил из кобуры пистолет …, направил его мне в голову и стал требовать номера телефонов Юлии Мурару и Екатерины Беген. Он сказал, что, если через пять минут они ему не позвонят, он убьет меня, и сделал выстрел в потолок. … Далее Фролов продолжил угрожать убийством и тем, что сожжет дом, уничтожит их всех, при этом все время направлял заряженный пистолет в мою сторону. …Он продолжал угрозы около 30 минут. Все это время дети плакали. Затем Фролов начал угрожать Бабрину М. Он направил пистолет в его ноги и сказал, что сейчас выстрелит и за это ему ничего не будет”.

СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ

Зачем ему нужны были номера телефонов девочек, Фролов не пояснил. Однако, согласно версии, неоднократно озвучиваемой им самим, свою дикую выходку муниципальный чиновник объясняет… видениями во сне. По версии Фролова, к нему во сне явилась девочка Юля, которая пожаловалась, что ее вовлекли в секту иеговисты, и попросила дядю Леню ее оттуда вызволить.

Устанавливая истину, ответим на вопрос: Могло ли быть “видение” Фролову в реальности? Если да, то что в действительности могло сниться чиновнику и почему?

Обратим внимание на одну деталь: время возможного пресловутого “видения”. Из постановления следственного отдела по Иркутскому району от 22.08.2012 года следует, что Фролов пришел в дом на Школьной, 9 в 20.32, через две минуты после начала праздника. При этом Фролов уже успел поспать и, узрев “видение”, сразу кинулся спасать “бедную девочку”. Версия, объясняющая вышеописанные преступные действия “сном”, выглядит как минимум странно.

ВОПРОС: Если Леонид Фролов “спасал” Юлю, то зачем ему понадобились номера телефонов ее матери и девочки Кати?

Версия “хранителя христианских скреп”, которой Фролов объяснял свою выходку, фактическими обстоятельствами не подтверждается. Ведь в молитвенном доме он Юлю не застал — значит, и спасать от тлетворной идеологии сектантов в тот вечер было некого. И похоже, что именно это обстоятельство Фролова и взбесило.

Из материалов уголовного дела (показания потерпевшего, А-ва): — “Достав пистолет, Фролов Л. держал в правой руке, достал левой рукой сотовый телефон и положил на пюпитр, сказав ему, чтобы через пять минут ему позвонила Беген Е. … Затем Фролов также попросил у него, чтобы тому перезвонила Мурару Людмила и Мурару Юлия. … Затем Фролов Л. направил в его (А-ва) голову вышеуказанный пистолет и сказал, что, если сейчас не позвонят, Фролов Л. его убьет”.

Сухое повествование протокола не может передать всей выдаваемой Леонидом Петровичем экспрессии, зато существующая аудиозапись достаточно эмоциональна: — “Позвони ребенку! Ты, сука, позвони!” Отборный мат, выстрелы, глухие удары по ­чему-то мягкому (рукояткой пистолета по голове), женские крики, вызванные ужасом происходящего, и детский плач. “Я тебя просто н…й уничтожу и сожгу, б..дь. Это я говорю, мне п…й ваше все это…”

И все это ради простого разговора с женщиной и двумя девочками? Подобную гиперопеку по отношению к чужим детям нельзя считать нормальной, особенно при доведении до открытых угроз и стрельбы. В тот вечер остатки разума Леонида Петровича, не успевшие окончательно отключиться под действием алкоголя, были подчинены перверсивной
иерархии действий: заполучить объекты вожделений, несмотря ни на что. Своеобразный замкнутый цикл действия выходит за все допустимые границы, а значит, Фролов хотел от девушек ­чего-то особенного, явно не вписывающегося в схему родительской заботы.

ВЕРСИЯ РЕДАКЦИИ: Более правдоподобной выглядит другая версия. Напомним, пьяный Фролов под угрозой расправы, размахивая пистолетом, потребовал телефоны Людмилы Мурару, её дочери, Юлии и Екатерины Беген. С легендой о “сновидении” это расходится вразрез. Зато даёт ответ на вопрос, для чего они ему потребовались в действительности. Согласитесь, поведение пьяного Фролова в этой истории напоминает модель поведения определенной части мужчин увлекаемых жаждой приключений под воздействием алкоголя.

Учитывая, что версия “видения” в легенде Фролова является ключевой и, что еще важнее, во многом оправдывающей мотив скотского поведения чиновника по отношению к членам общины, представляется разумным дать слово экспертам в области психиатрии.

Судебный психиатр Алексей Щенников: В различных психологических теориях снам придается большое значение. Как правило, считается, что в снах так или иначе проявляются наши подсознательные потребности и желания, в большей или меньшей степени подавляемые наяву. Особое значение в психоаналитической теории, например, придается подсознательным желаниям, реализуемым во сне. Такие желания, не могут прорываться в явном виде, и возникающее противоречие наша психика разрешает, продуцируя, «иносказательные» образы.

Переводим то, о чем сказал эксперт. Если история со сновидением с участием Юли не выдумка Фролова, то роль ее в этой истории определялась совсем иначе, срежиссированная, по мнению эксперта: — “…подосознанным сексуальным желанием, реализуемым во сне”. Если это так, и “сон в летнюю ночь” имел место быть, то только в форме извращенной фантазии по отношению к объекту вожделений.

ВОПРОС: Почему всю свою злобу Фролов выместил не на родителях Катерины Беген, а на священнослужителе А-ве?

ВЕРСИЯ РЕДАКЦИИ: После ознакомления с фактическими обстоятельствами напрашивается вывод: члены религиозной общины, назначенные сектантами и отступниками от истинной православной веры, в действительности оказались единственными, кто встал на защиту девочек от чиновника, страдающего алкоголизмом. Они проявили человечность и сострадание к девочкам. Члены общины прятали девочек от Фролова, когда он в пьяном виде появлялся в деревне. Возможно, так было и в этот вечер. Не удивительно, что, не обнаружив свою “законную” добычу, альфа-­фермер Фролов воспринял действия руководителя общины А-ва, как личный вызов и как единственное препятствие на пути к удовлетворению своих фантазий.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ

Если описать картину происходящего 17 апреля 2011 года двумя словами, то Фролов пришел в чужой дом и, сидя с пистолетом, постреливал в потолок, обещая всех убить и сжечь. Описываемые события больше похожи на захват заложников. Однако уголовное дело по ­какой-то причине возбудили лишь по ч. 1 статьи 119 УК РФ “угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью”. Да и оно спустя полтора года было прекращено якобы в связи с деятельным раскаянием. Фролов за свою неконтролируемую пьяную выходку, которая могла стоить людям, в том числе детям, жизни, не понес совершенно никакого наказания. Впрочем, это не удивительно. Особенно если вспомнить о звонке Фролову в тот памятный вечер “неизвестного милицейского начальника”.

Не исключено, что им мог быть Олег Парфенов, на тот момент начальник милиции Иркутско-­сельского района, давний приятель и соратник Фролова по банным утехам. Скорее всего, именно он объяснил Фролову, какие последствия того ждут в случае, если правда о его пристрастиях станет известна не только запуганным деревенским жителям, но и компетентным органам.

Из постановления о прекращении уголовного дела от 22 августа 2012 года, вынесенного следователем следственного отдела по Иркутскому района СУ СК РФ Тохтоевым М. А., видно, что сотрудникам не удалось допросить ключевых свидетелей (возможно — потерпевших). На момент вынесения постановления Екатерина Беген отбыла во Францию, а Юлия Мурару — на Кавказ. По какой причине их не стали допрашивать, пока они жили в России, остается только догадываться. Ясно одно: для подозреваемого в уголовном преступлении Фролова это стало удивительным везением и подарком судьбы.

Посудите сами: следователей совсем не интересовало, что думают родные и близкие девочек, и как они объясняют такую гиперопеку со стороны уже немолодого женатого мужчины. Катя и Юля не допрашивались по причине якобы неспособности милиции установить их местонахождение, что уже выглядит крайне подозрительно. Со слов самого Фролова, Юлию и Катерину из страны вывезли. И уж совсем странной выглядит развязка этой истории с заявителем. Руководителю общины, священнослужителю А-ву, за два удара по голове пистолетом Макарова Фролов приносит свои извинения. И ­почему-то приобретает дом в Польше для главного областного иеговиста. Ответ на вопрос: “Е­му-то за что?” — лежит на поверхности. Искренне верующий А-в перед богом остался чист и на сделку с совестью не пошел и просто замолчал. А областное руководство “свидетелей” оказалось вполне договороспособным, взяв на себя вопрос, связанный с выполнением “обета молчания” остальными участниками, соблюдающегося и по сей день.

ВОПРОС: Если Леонид Фролов чист перед законом и перед совестью, для чего потребовались спецоперации по переселению девочек и руководителя религиозной общины за границу?

Ответы на эти вопросы обязаны были дать правоохранительные органы. Возможно, что следователь Тахтоев М. полтора года занимался только тем, что разваливал уголовное дело и выполнить свой долг сотруднику помешала пресловутая российская коррупция. Создать видимость законности правового решения было нетрудно, особенно в условиях всеобщего молчания “ревякинских ягнят”. Защищаемое российской Фемидой “зло” не только осталось на свободе, но и свободно разгуливает с предвыборной программой по всему Иркутскому району. При случае, с чувством выполненного долга, рассказывая своим избирателям удачно обкатанную пять лет назад байку про то, как гоняло “проклятых сектантов”, про традиционные семейные ценности и, конечно же, нетленные христианские скрепы…

Сергей Балакирев

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить