Главная

Куда ведут Европу бездетные вожди

По странному совпадению, три ведущие страны ЕС возглавляют бездетные политики. В других европейских странах политиков «свободных от детей» тоже хватает. Журналист «КП» Дмитрий Стешин и политолог Егор Холмогоров в эфире Радио «Комсомольская правда» попытались выяснить – что это: совпадение, или признак вымирания?

Дмитрий СТЕШИН (далее – Д.С.)

- Принято считать, что в демократиях разных видов, политику делегируются народом некие навыки и добродетели. Он – витрина социума, его смысл и его порождение. Понимали это и в СССР, где были ограничения для карьеры по партийной линии у холостых и бездетных. Где можно было вылететь с треском из партии за «аморалку» - то есть, супружескую измену. Сложно подсчитать, сколько семей удалось сохранить благодаря этому, сколько детей удалось родить и вырастить. Бездетность считалась неким изъяном во все времена и эпохи. А теперь – норма? Европейцы понимают, что для вымирающего общества это немного странно?

Егор ХОЛМОГОРОВ (далее – Е.Х.)

- Все осознают современные европейцы. Совершенно осознанно они предпочли мать троих детей Ле Пен бездетному Макрону, женатому на очень пожилой женщине, так называемым «лавандовым браком». Это брак, который прикрывает «альтернативные сексуальные наклонности» одно из участников этого союза.

Д.С.

- Откуда взялась в Европе эта мода на бездетность, на сознательную депопуляцию? Причем, о конечном итоге предупреждали еще и Вольтер и Монтескье – пророчили Европе полное вымирание в ближайшую тысячу лет…

Е.Х.

- Франция была первой вымирающей европейской страной. Имея бешеный прирост населения в 17-ом веке, она стала резко терять население уже через сто лет. Француженки очень рано освоили контрацепцию, «жизнь для себя» и в «свое удовольствие». Об этом писал в очерках французской демографии Фернан Бродель. Писал еще в 1984 году!

Д.С.

- Как контрацепция попала в «социальный оборот», как она стала приемлемой для общества? Что произошло?

Е.Х.

- Надломилась мораль. Перестали верить, что «дети от Бога». В рамках «просвещенной морали» перестали уделять должное внимание к семье. А потом, внезапно, стали модными идеи английского священника Мальтуса, так называемое «мальтузианство» – регулирование рождаемости является единственным способом избавить бедняков от нищеты. Как ни странно, но для своей эпохи Мальтус был прав! Демографический рост съедал весь доход от экономического роста. Люди работали, но не богатели. Разбогатели они только во время нашествия в Европу чумы в 14 веке, когда вымерла треть населения.

Д.С.

- Помню-помню, читал. Богачи жаловались, что «холопы стали ходить в господском платье и требовать за работу оплату золотом»…

Е.Х.

- Да, были большие зарплаты, большие наследства, множество «выморочного имущества». Мальтус обобщил последствия эпидемии, и начал проповедовать ограничение рождаемости среди бедняков. И во многом, он был прав!

Д.С.

- Единственное, что не учел Мальтус – небывалую мобильность населения в 21-м веке, отсутствие границ, условность национальных суверенитетов и как результат – стремительно меняющийся этнический и религиозный состав населения Европы.

Е.Х.

- Самый парадокс, что регулировать рождаемость стали, когда потребность в этом отпала, во время промышленной революции! Людям стали внушать, что «дети мешают комфорту, самореализации, карьере». Собственно и результаты работы стали измеряться не заработком, а карьерой.

Д.С.

- Фактически, в цивилизованном мире, дети не нужны. Гражданин с накопительной пенсией, в 99 случаях, не будет собирать объедки на помойках. То есть, дети уже давным-давно не страховка от нищей старости. Кстати, один из политиков-популистов, в свое время предлагал для повышения рождаемости – отменить пенсии вообще, и в этом было некое злое, но рациональное зерно.

Е.Х.

- Система устроена так, что даже политики-«чайлд фри», более конкурентны, чем многодетные противники. Лидер германской антиглобалистской партии «Альтернатива для Германии» Фрауке Петри заявила, что не идет на выборы – ждет пятого ребенка. Следом племянница Ле Пен, Марион, заявила, что «уходит из политики, потому что слишком мало времени проводит с дочерью».

Д.С.

- Что поражает. Мы с вами прекрасно понимаем суть происходящего, видим конечный итог. Кое-кто понимает в Европе. Цитирую: «Европа кончает жизнь самоубийством, или, по крайней мере, ее руководители решили покончить жизнь самоубийством» - Дуглас Мюррей, «Таймс». В то же время идет параллельный процесс, и он широко освещается теми же европейскими СМИ, его не скрывают – Европу целенаправленно и быстро заселяют людьми иных культур, религий и мировоззрений. Все, в целом понятно, что замена населения в Европе – процесс контролируемый. Что происходит?

Е.Х.

- Бездетность главных европейских политиков означает, что у них нет ощущения страны, они не оставляют эту страну своим детям. «После нас хоть потоп». Они не прогнозируют счастливого будущего своих детей. Чувство наследования, чувство передачи и земли и традиции, биологическая преемственность – это очень ценили в Старой Европе. И в России ценили. У нас, в Московском царстве был институт «местничества», когда человека назначали на какую-то должность, оценивая в первую очередь, заслуги его предков. Это была важнейшая защитная система государства. Все это стерто и отвергнуто, и принято считать, что народ можно составить искусственно, из произвольных частей. Тут как раз подоспел пропагандистский фильм Гая Ричи «Меч короля Артура». Где «король Артур» - парень, который вырос в лондонском борделе, его «рыцари» - компания из негров, малайцев и прочих. И такой характерный африканец говорит «королю»: «Мы твой народ». Это смешно, но это целенаправленно внушается англосаксам. И по другому уже быть не может.

Д.С.

- Но ведь за этих ультралиберальных политиков, голосует немало людей пусть и иных культур, но совершенно традиционных ценностей! Фундаменталистских ценностей! Может быть, тот кто модерирует процесс смены населения в Европе, считает, что этих людей можно будет быстро загнать в мультикультурность? Не думаю, что режиссеры планируют устроить в Европе Третий Халифат…

Е.Х.

- Да, они верят, что через поколение в исламских семьях будут мальчики-геи и девочки-бутчи… Они забывают главное. У всех этих народов есть «родовые гнезда», где идут совсем другие процессы. Большинство исламских стран, переживших «свободу» 70-х годов, когда в арабском и африканском мире хватали из рук жвачки, рок-музыку и презервативы, опять развернулись к фундаментализму. В результате происходит то, что описывал политик Тилл Сарацин – эмигрант уезжает из Европы за женой на Родину, и привозит жену в хиджабе. А так же маму и папу жены. Девочку в этой семье растят с мыслью, что нет ничего страшнее, чем потерять честь с иноверцем, а мальчика готовят к тому, что он должен в случае чего, вступиться за сестру и совершить «убийство чести». То есть, второе поколение этой семьи живет в филиале турецкой провинции Хатай, которая почему-то расположена под Берлином.

Д.С.

- То есть, у турков, включаются механизмы, защищающие их популяцию – грех их в этом обвинять.

Е.Х.

- Да. А немцы ходят вокруг и говорят про толерантность и какой-то «немецкий ислам». Хотя это полная глупость. У нас это понимают. Понимают, что единственный способ победить ИГИЛ (запрещенная в РФ организация – прим.авт.), это полностью его уничтожить. Потому что никакого «сепаратного ислама» не существует. И умма будет воспроизводить людей-фундаменталистов с шариатскими ценностями, и вскоре они станут главными в европейском мире.

Д.С.

- Я все ждал, когда мигрантам в Европе предложат, не сочтите за оскорбление, «ислам-лайт», какую-то обновленную, облегченную версию традиционной религии. Как это делали с христианством. Однако, этого нет. Об этом Европа даже боится заикаться!

Е.Х.

- Нет и не будет! Эти люди пришли и принесли в Европу свою культуру. Может быть и поделом, потому что Европа доставила России немало зла. С другой стороны, нельзя не осознавать, что Европа для человечества колыбель культуры и генератор развития. И, конечно, хотелось бы ее спасти. Понятно, что никакой Путин с помощью «кремлевских хакеров» и «Викиликс», Марин Ле Пен не посадит править Францией. Это могут сделать только сами французы. Но, только треть французов согласились идти за политиком-матерью. Две трети предпочли выбрать откровенно-клоунскую фигуру. Про это писал в дневниках Достоевский: «Мы, европейцы, преследуем своей целью веселость, а более ничего».

Полная версия передачи с Егором Холмогоровым.

ДОСЬЕ КП

Ангела Меркель – канцлер Германии, 62 года, два брака. Бездетна.

Эммануэль Макрон – президент Франции, 39 лет, в браке бездетен.

Тереза Мэй – премьер-министр Великобритании, 60 лет, в браке 37 лет, бездетна.

Стефан Левен – премьер-министр Швеции, 59 лет, в браке с 2003 года, бездетен.

Паоло Джентилоне – глава правительства Италии, 62 года, бездетен.

Марк Рютте – глава правительства Нидерландов, 50 лет, холост и бездетен.

Жан Клод Юнкер - председатель Европейской комиссии, 64 года, бездетен.

КОМПЕТЕНТНО

Игорь БЕЛОБОРОДОВ, демограф:

- Ситуация с Европой понятна. Нет ни одного известного мне демографического прогноза, который бы сулил прирост населения. И это не смотря на не прекращающийся поток мигрантов! Должны быть приняты меры, стимулирующие рождаемость. Только монетарная стимуляция не поможет, она очень ограничена по своему эффекту. Не поможет «налог на малодетность» - только вызовет социальные конфликты. В России, например, с 1992 года, естественная убыль населения превысила 13 миллионов человек.В последние годы падение несколько замедлилось – были предприняты меры. Не только «материнский капитал», но и информационное воздействие и некоторая профилактика абортов. Но все это делалось хаотично, без плана, без системы. В итоге, в 2016 году детей родилось на 52 тысячи меньше, чем в 2015. По первым месяцам этого года, рождаемость снизилась на 9%, если сравнивать с прошлыми годами. На брачный рынок России выходит все меньше женихов и невест.

Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика