Главная

Санкционные поддавки: Какие общие экономические интересы у России и США?

Холодной войне России и США помешают наши общие экономические интересы

Противостояние с Западом – накладное дело. Наши потери от санкций – порядка 52 млрд долларов за три года. Эту цифру озвучил президент Владимир Путин в ходе своей летней «прямой линии». Но и Запад тоже несёт существенные потери – российский лидер оценил их в 100 млрд долларов за три года. Впрочем, потери могли быть существенно больше, если бы условия диктовала только политика. По счастью, есть ещё бизнес. Война войной, а торговля строго по расписанию!

Как-то странно: Америка и Европа вводят всё новые ограничения, а министр экономического развития Максим Орешкин несколько дней назад констатировал, что Россия «не испытывает в этой связи существенных трудностей». Так бывает? Приспособились, мол, за три года, разъясняет Орешкин. Вот и рост экономики у нас налицо, и рубль крепчает. Да только не потому ли, что значительная часть взаимных ударов в войне санкций – это чистой воды показуха и видимость? Как только речь заходит о чём-то на самом деле серьёзном, что могло бы крепко ударить по экономике, будь то хоть отключение России от платёжной системы SWIFT или ограничение поставок на Запад титана, противостоящие стороны резко «включают заднюю». Санкции? Нет, не слышали. И вообще, мы же с вами партнёры, не так ли?


«Титановая бомба»

Часть российской элиты – та, которая условно считается патриотической, – давно предлагает покончить с санкциями простым и верным способом. Всего-то и требуется – ограничить поставки российского титана в Америку и Европу. И после этого у Запада навсегда отпадёт желание продолжать с нашей страной войну санкций. Рассуждения отчасти верны. Авиационная промышленность Европы зависит от российских поставок титана как минимум на 60%, Америки – примерно на столько же. Один только «Боинг» «съедает» 35% наших поставок, а ведь есть ещё конгломерат «Юнайтед Текнолоджиз», выпускающий вертолёты, авиадвигатели и прочую продукцию двойного назначения, который традиционно не «светит» свою статистику поставок из России. Порядка 80% титана, потребляемого Америкой, – это импорт. При этом имеется одна существенная тонкость. До недавнего времени импортом титана ведал и распоряжался Государственный стратегический военный резерв США. Возникала у авиастроителей потребность – они обращались в эту структуру. Пока однажды не выяснилось, что титан закончился. То есть вообще! Склады пусты. В 1999–2005 годах резерв умудрился полностью распродать весь свой стратегический запас – 34 800 метрических тонн. Поставив тем самым авиастроительную отрасль в весьма щекотливое положение. С тех самых пор «Боинг» и «Юнайтед Текнолоджиз» были вынуждены сами заботиться и о сырье, и об особых отношениях со странами-поставщиками. Понятно теперь, почему оба концерна даже не думают участвовать в санкционной войне? Да, есть, конечно, ещё китайский и украинский титан. Но в Запорожье его производят не слишком-то много, а в Поднебесной не стремятся увеличивать экспорт – стратегическое сырьё слишком нужно самим.

Допустим, Россия решит ограничить поставки титана в Европу и за океан, как предлагают член комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов, экономист Сергей Глазьев и военный эксперт Игорь Коротченко. По Америке это ударит наотмашь, нет никаких сомнений. Скажем точнее – по заокеанской оборонке. «Супер Хорнеты» Ф-18, бомбящие позиции халифата в Ираке, на 20% сделаны из титана. Чтобы произвести один Ф-35 пятого поколения, требуется 15 тонн титанового сырья. Европейский А380 почти целиком сделан из уральского металла. Вот только ясно, что Запад просто так не утрётся, ответная реакция может последовать весьма жёсткая. Например, по той же авиационной линии. Российский гражданский авиапарк на 90% – сплошь «Боинги» и «Эрбасы», 570 машин. Если эти компании прекратят обслуживать самолёты и откажутся от поставок запчастей, у нас начнётся настоящий транспортный коллапс, признался бывший замминистра гражданской авиации СССР Олег Смирнов: «Россия разом лишится воздушного транспорта». Советский авиапарк к распаду страны насчитывал 35 тыс. бортов, и ни один не был произведён за границей. А сегодня у нас практически нет серийных машин – Ил-114 и «Суперджет» Сухого ещё нужно «поставить на крыло», считает эксперт, а «Иркут» МС-21 всё ещё на стадии испытаний. Так что риск прекращения авиаперевозок действительно слишком велик. Но и это, оказывается, не вся тоска-печаль. «Мы даже смазочные авиационные материалы перестали производить, даже авиационный бензин мы закупаем за рубежом, – разъясняет Олег Смирнов. – Если всё это разом исчезнет, как мы сможем эксплуатировать иностранную авиатехнику?» В общем, не с руки нам титановую войну с Америкой начинать. К слову, «Боинг» помимо титана закупает в нашей стране и другое сырьё.

А ещё оплачивает российским компаниям инженерные и IT-услуги – примерно на 5 миллиардов. В Москве работает самый большой за пределами США инженерный и конструкторский центр компании – 1500 человек персонала. И «Боинг» строит в России ещё один такой центр. Ну и к чему начинать титановое противостояние, если выгоднее сыграть в поддавки – к взаимному удовольствию российских и западных деловых кругов?


Константин ЗЯТЬКОВ, главный редактор сайта «Версия»:

– Мир, казалось, отвык от протекционистской борьбы. В XIX веке протекционистов стали теснить адепты свободной торговли. Казалось, так выгоднее всем. Особенно когда развивается экономика. Но сейчас маятник качнуло в другую сторону. Мы опускаем шлагбаумы и устанавливаем барьеры – по всем законам протекционизма. Может, потому, что кормушка «усохла» и больше не наполняется за счёт роста эффективности, которая обеспечивалась переходом на индустриальную и постиндустриальную экономику. Может, потому, что перестали надуваться нефтяные «пузыри». Или потому, что Китай с Африкой более не в состоянии поглотить всего, что производится в мире. Кто-то явно предвидел, что мировая экономика рушится и следует установить заграждения, чтобы крушение одних стран и валют не зацепило другие. Это такая «политическая предусмотрительность». Или всё же политическая безмозглость? Мы сами роем себе могилу. Граждане всех стран теперь будут вынуждены оплачивать политический пафос своего руководства, изображающего победоносное участие в экономических войнах ради того, чтобы сохранить под собой кресло.

Рынок на поле боя

Справедливости ради стоит отметить, что помимо титана американцы зависят и от поставок российского скандия – на 100%, галлия – на 99%, висмута – на 91% и сурьмы – на 85%. И вообще, по статистике Государственного стратегического военного резерва США, из 19 металлов и видов минерального сырья, представляющих оборонный интерес для страны, Россия поставляет более половины наименований. Обострять войну санкций по-настоящему – поставить российский импорт под вопрос. А Вашингтон слишком прагматичен. Как, впрочем, и Москва.

А уж как прагматичен Киев, с которого, собственно, и началась эта канитель с антироссийскими санкциями! Казалось бы, мы воюем, во всяком случае, так рассказывают своему народу и международной общественности украинские власти. А что же на самом деле? В этом году российско-украинский товарооборот вырос на 30% – до 3,5 млрд долларов в первом квартале. Кроме того, «страна-агрессор» Россия вошла в тройку крупнейших инвесторов украинской экономики. Российские телеканалы клеймят на чём свет стоит Петра Порошенко, в то время как все наши торговые сети завалены продукцией его фирмы «Рошен». Липецкий завод то ли закрыт, то ли на стадии остановки производства, зато в Калужской и Челябинской областях без лишней помпы строятся две новые кондитерские фабрики. Да что там какие-то шоколадки: строящие Керченский мост самосвалы работают на аккумуляторах «ИСТА» – их выпускает днепропетровский завод «Энергоавтоматика», который принадлежит Порошенко. В первом квартале российские покупатели истратили на украинские продукты без малого миллиард долларов. «Почти всё строительство в Москве – на нашей арматуре, – констатировал украинский экономист Александр Охрименко. – Украинские станки и двигатели не берут в Европе, только подшипники и провода, зато Россия «съедает» всё, что производят машиностроители соседней страны, от тракторов и железнодорожных вагонов до побочной продукции в виде дверных замков и ключей». Не похоже, что наши страны воюют. Согласитесь, сложно представить, чтобы Советский Союз и Германия во время Великой Отечественной поставляли друг другу сырьё и «Мерседесы», да ещё не таясь, на голубом глазу. Может, пора отменять санкции?

Вот и миллиардеры из «незалежной», как ни в чём не бывало, продолжают заниматься бизнесом в России – даже изгнанный было на пике «русской весны» одиозный Игорь Коломойский недавно вернулся. Либкин, Юркевич, Косюк – уже и не разберёшь, то ли это украинские воротилы, то ли российские.

Взять тот же марганец, без которого встанет российская металлургия и оборонка. Своего у нас завались. Кузбасское месторождение готово к отгрузке, проложена дорога в Хакасию. Нужно только достроить там предприятие. Но, несмотря на неоднократные указания Путина Внешэкономбанк и правительство РФ саботируют отечественное производство. В результате с Украины мы завозим примерно пятую часть того, в чём нуждаемся, – остальное, значительно переплачивая, покупаем у китайцев. А знаете, кто основной поставщик украинского марганца в Россию? Не поверите – группа компаний «Приват», принадлежащая Игорю Коломойскому. Война, знаете ли, войной, а бизнес бизнесом.



Сергей ГЛАЗЬЕВ, экономист:

– Переход к протекционизму вовсе не гарантирует стабильности. А те изменения, которые мы сегодня наблюдаем, напоминают события накануне Второй мировой войны. Стремясь удержать своё мировое господство, Великобритания, с одной стороны, потакала немецким нацистам, натравливая их на СССР, а с другой стороны, противостояла доступу импортных, в первую очередь американских, товаров на имперские рынки. Наверное, той войны, как и Первой мировой, можно было бы избежать, если бы властвующие элиты ведущих стран мира договорились. Но сочетание объективных противоречий и субъективных факторов сложилось не в пользу мира. Есть некоторые аналогии с днём сегодняшним, не находите?

Что важнее: политика или бизнес?

Как видим, санкции не распространяются на зоны взаимного интереса. Это как если бы два дуэлянта после каждого нанесённого удара тщательно проверяли друг дружку, нет ли серьёзных ран. Есть и другая аллегория, в духе «гибридной войны» в Донбассе. Стороны обстреливают друг друга из артиллерии, экономя снаряды и не слишком тщательно целясь, чтобы жертв и разрушений было поменьше. При этом одни не штурмуют Луганск и Донецк, а другие не пытаются взять Мариуполь. Чистые поддавки. Как и санкции. Условно говоря, есть болевые точки, по которым разрешено наносить удары.

И есть другие, по которым бить нельзя. Возникает причудливая реальность, как в случае с импортом турецких овощей. На днях Россельхознадзор разрешил возобновить поставки перца, кабачков, тыквы – вплоть до латука и салата «Айсберг». Но помидоров – ни-ни. Впрочем, целесообразность берёт верх и в случае с помидорами: если ещё в начале августа в Минсельхозе были настроены категорично, то на днях глава ведомства Александр Ткачёв допустил возможность таких поставок в межсезонье – зимой и ранней весной. Экономическая целесообразность явно берёт верх над политическими амбициями?

Резюмируем. Санкции используют только там, где удобно, – и так поступают обе стороны противостояния. Где неудобно, противостоящие стороны, как ни в чём не бывало, продолжают вести торговлю. Бизнес явно в приоритете перед чистой политикой. Даже не так: политика становится инструментом бизнеса. Россия заинтересована в укреплении своего сельского хозяйства? Запретим турецкие помидоры, поможем нашим крестьянам вырастить свои. Не растут? Снова разрешим экспорт – ничего личного! Дружим с Минском и Баку? Тогда не замечаем, что турецкие помидоры хлынули к нам из Белоруссии и Азербайджана. Да что там какие-то помидоры – наплевать даже на белорусские креветки (в Свислочи их нынче, что ли, вылавливают?). Но нет никаких сомнений, что отыграть можно и в противоположную сторону – если возникнет такая необходимость. Выгодно сохранять напряжение с Украиной? Ну как не порадеть Порошенко или Коломойскому, в которых заинтересован российский бизнес. Аморально? Возможно. Зато прагматично!

И вот какой напрашивается вывод: в современных реалиях концептуальные политические решения принимают не только политики, но и бизнес-сообщество. Оно может подыграть политикам – если увидит в том свой интерес, а может сыграть в собственную игру, и политики вряд ли смогут противиться. Конгресс США будет хоть тысячу раз увещевать тот же «Боинг» – вы же патриоты, присоединяйтесь к санкциям! Но что толку, если «Боингу» это невыгодно? Но ведь и у простых смертных, не у элиты, всё точно так же. Патриотические российские издания могут сколько угодно взывать к чувствам россиян – не ешьте конфеты «Рошен», ведь на них кровь детей Донбасса. Ага, сейчас – они же на 10 рублей дешевле. Мораль? Не знаем такого слова! Зато деньги считать мастера.

Источник

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика