В день, когда многие в России ругают Трампа за новые санкции, есть повод сказать президенту США спасибо. Именно он приложил руку к тому, чтобы разрешить спор, который больше двадцати лет вела Россия со своими соседями по Каспийскому морю. Каким же образом это произошло?

В это воскресенье Владимир Путин, а также его коллеги из Ирана, Азербайджана и Туркмении по приглашению Нурсултана Назарбаева, как ожидается, соберутся в казахском городе Актау на берегу Каспия. Встреча обещает стать прорывной – после 22 лет споров должна быть наконец подписана конвенция о правовом статусе Каспийского моря.

Если заинтересованность России очевидна (Путин одобрил проект конвенции еще в июне), то большим сюрпризом стала сговорчивость Ирана. Неуступчивость исламской республики, которая не может поделить с соседним Азербайджаном богатое шельфовое месторождение, была, пожалуй, одним из главных препятствий в решении каспийского вопроса. Но сейчас президент Хасан Роухани готов поставить свою подпись с дозволения верховного аятоллы Али Хаменеи. Напомним, что незадолго до этого, в мае, имело место важное и крайне неприятное для Ирана событие – Дональд Трамп привел в исполнение свою давнюю угрозу: США разорвали ядерную сделку с Ираном, возобновив ранее замороженные санкции.

Трампу – которого сейчас вспоминают недобрым словом за очередные антироссийские санкции – в одном случае можно сказать спасибо. «Если чего-то произойдет на этом саммите, то одной из причин подвижек являются, конечно, американские санкции против Ирана», – заметил в комментарии газете ВЗГЛЯД главный научный сотрудник Исследовательского института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко. «Иранцам просто необходимы другие выходы, им совершенно не к месту продолжать выяснение отношений с Азербайджаном и Туркменистаном по поводу Каспия», – заметил собеседник.

«По большому счету эта конвенция – основной документ, который регулирует 60–70% от всех вопросов, которые имеются в Каспийском бассейне. Этого вполне достаточно, чтобы начать разработку месторождений, привлечь инвестиции и ориентировать экономику на ресурсы Каспия. Без этого никто не имел права в одностороннем порядке что-то сделать, потому что это беспокоило соседние государства», – разъяснил газете ВЗГЛЯД директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров.

При этом новый статус Каспия в том числе подразумевает важный для России момент – гарантируется, что в акватории не будет вооруженных сил некаспийских государств.

С другой стороны, как сообщил замглавы МИД Григорий Карасин, «предусмотренный режим гарантирует свободу развития ВМС, плавания и действий российских военных кораблей в общем водном пространстве». Это важно, учитывая возрастающую роль Каспийской флотилии – вспомним, например, запуск «Калибров» по целям в Сирии и ее предстоящую передислокацию из Астрахани в Дербент, поближе к морским границам.

Напомним, что в последние пять лет периодически сообщается о том, что Казахстан готов предоставить США и НАТО свой порт в том же самом Актау – для транзита грузов в Афганистан. Такие неприятные для нас прогнозы последний раз звучали не далее как в апреле. Теперь же Каспий де-юре превращается в водоем для внутреннего пользования, где чужим появляться будет как минимум сложнее.

Какую же дипломатам удалось найти формулу компромисса? Она очень оригинальна: Каспий – это не море и не озеро. «Будет особый правовой статус», – пояснил накануне «Коммерсанту» замглавы МИД Григорий Карасин.

Если до 1991 года было лишь два каспийских государства – СССР и Иран, то теперь море приходится делить уже впятером. Сложности добавляет неясный статус Каспия, по поводу которого даже у географов нет единого мнения: то ли это самое большое бессточное озеро на Земле, то ли это полноценное, хотя и замкнутое море. Вопрос не праздный с точки зрения геополитики, экономики и международного права.

Дело в том, что по международному праву море делится по одним принципам, а озеро – по другим. Если Каспий – трансграничное озеро (на чем до последнего момента настаивал Иран), то все пять стран могли бы требовать равного раздела его ресурсов, по 20 процентов моря каждому, со всеми нефтяными и газовыми кладовыми на дне. Если это все-таки море, то действует Конвенция ООН по морскому праву: 12-мильная суверенная зона у каждой страны и нейтральные воды посреди моря (которых сейчас нет). Из «морского» статуса Каспия в том числе следовало бы: здесь могут находиться вооруженные силы и посторонних государств – тех же США, например.

Понятно, почему морской вариант не устраивал Иран – его каспийское побережье изогнуто, и суверенная зона куда меньше иранских претензий. Эта страна заявляет права на пятую часть акватории и соответствующие нефтяные и газовые месторождения. В 2001 году Иран и Азербайджан едва не вступили в войну вокруг одного из них. В воздух даже были подняты боевые самолеты, открывался огонь. Сошлись на том, что разработку месторождения пришлось просто остановить. Напомним и о бурном споре между Азербайджаном и Туркменией.

«Иран был не единственной страной, которая выдвигала многие возражения. Туркменистан делал то же самое. Плюс ко всему сказывались неразрешенные вопросы между Туркменистаном и Азербайджаном по газовым месторождениям Каспия», – констатировала в комментарии газете ВЗГЛЯД востоковед Каринэ Геворгян.

Теперь решение, кажется, найдено. Новая конвенция подразумевает, что дно и воды будут делиться по-разному. Что касается «собственно воды»: акватория делится на территориальные воды и рыболовные зоны стран-участниц и «общее водное пространство». В общем пространстве, как уже было сказано, могут свободно действовать ВМС каспийских стран.

На первый взгляд, каспийский компромисс идет целиком в плюс Москве. Но есть и явные минусы: конвенция позволит Туркмении и Азербайджану построить Транскаспийский газопровод, против строительства которого раньше выступала Россия. По понятной причине: транзит туркменского газа через Азербайджан, Грузию, Турцию и далее в Евросоюз создает конкуренцию «Турецкому потоку» и другим «нашим» трубопроводам. Впрочем, эксперты говорят, что сейчас эта угроза ослабла – почти весь свой газ туркмены надолго вперед продали китайцам, а в Евросоюзе сейчас цены на газ не такие, чтобы новый трубопровод окупился в обозримом будущем. Так что между всеми пятью странами неожиданно сложился консенсус.

«Такое ощущение, что местные элиты подустали от того, что там происходит, и считают, что пора приходить к каким-то соглашениям, – считает Малашенко. – И какое-то соглашение, достаточно устраивающее большинство сторон, мне кажется, будет достигнуто».

VZ.RU

В создании и потреблении пропаганды участвуют люди как умные, так и глупые. Они группируются по ту или другую сторону власти. Среднего тут не бывает - они тяготеют либо к одним, либо к другим. Для этих двух категорий существуют несколько разновидностей пропагандистских формул.

1. Для глупых вне власти: "Народ хороший - власть плохая". (Разрушим до основанья, а затем).

2. Для глупых во власти: "Народ плохой - власть хорошая". («Аксиома Грефа»).

3. Для умных вне власти: "И народ не хороший, и власть не плохая". (В смысле - у всех есть достоинства и недостатки.)

4. Для умных во власти: "И народ хороший, и власть хорошая". (Позиция кота-Леопольда).

Вся пропаганда США и их пятой колонны в России построена на первом тезисе для глупых вне власти: "В России хороший народ и плохая власть. Причём всегда". Подчёркивается, что Запад, который сам по себе вне сферы всякого зла, а только воплощённое сбалансированное и отстоявшееся добро, очень хорошо относится к российскому народу, приветствует его и желает ему всяческого благополучия и процветания, которые он заслужил. Вся же ненависть Запада сконцентрирована только на российской власти и в первую очередь на президенте России Владимире Путине.

До огромного количества наших недоумков, пасущихся на всяких патриотических ресурсах - от ряда консервативных газет до платформы для социальной журналистики КОНТ, не говоря уже о записных либералах, не выходящих из-за микрофонов "Эха Москвы" и "Радио Свобода", до всех до них удалось довести мысль, которую они теперь тщательно повторяют: России нужно только поскорее избавиться от Путина. И снимут все санкции, будет прогресс, куча денег и шмоток, в России наступят прежние сытные тучные времена, чиновники станут работать за среднюю по стране зарплату, суды станут некоммерческими, а граждане - счастливыми. Очень многие в это верят истово, воспринимая мир не головой, а спинным мозгом, вернее тем, что под ним.

 

Мысль о том, что в пропаганде Запада нужно всегда тщательно подчёркивать - мы хорошо относимся к российскому народу и плохо к его власти - лежит в основе всего, что выходит из-под пера англо-американского агитпропа. Немцы попроще – там могут себе позволить не особо скрывать плохое отношение ко всем русским. Вспомните футбольные репортажи немецкого телевидения с нашего чемпионата мира, где нам откровенного хамили некоторые обозреватели, и ведущие им это позволяли. Это установка.

Но если немцев можно понять (но не простить) – им любить нас после весны 1945 года не за что, ведь дедушки и бабушки нынешних немцев служили в Вермахте и СС, за что были нашими дедушками и бабушками намотаны на танковые гусеницы, развешаны по деревьям и отстреляны, как собаки, о чём мы им каждый год напоминаем 9 мая, то англичане от русских напрямую по физиономии еще не получали. Им легче лицемерить и говорить нам, как они нас любят и спать не могут от мысли, что у нас что-то не так.

Вводя очередные санкции против России, Запад подчёркивает – они не направлены против хорошего российского народа. Они исключительно нацелены против плохой российской власти. Понимая, что россияне свою власть в целом не любят, хотя всегда за неё голосуют (немцу и прочему шведу умом Россию, как известно, не понять), англосаксы хотят подстроиться под русские настроения и показать, что они с нами солидарны и хотят того же, что и мы. Нашего счастья они хотят. Всего-навсего. А для нашего счастья нам надо поскорее избавиться от Путина, Крыма, Калининграда, Сибири, ядерного оружия, Газпрома, Роснефти, ФСБ и Минобороны. И будет нам счастье.

И многие думают, что от санкций пострадают исключительно Греф, Миллер, Сечин, Костин, Медведев и Силуанов. Ибо у них зарплата большая и им поделом. А мы как перебивались с хлеба на квас, так и дальше будем. Санкции – это не по нашу душу. Это вон они пусть переживают. У нас в европах и америках имущества нет. «Наши люди в булочную на такси не ездят». Вы нам наши пенсии отдайте. И если в Америке их раскулачат, то мы только подержим. Отомстите за нас, ребята.

Огромное количество подобных недоумков агрессивной истерикой заполняют все комментарии – ибо сами статьи писать не умеют в силу умственных особенностей. Именно они, лузгая семечки, наполняют собой все Майданы и Болотные, переходя с выражением одобрения и радости от групп имени Навального к группам свидетелей Зюганова. Полезные идиоты - как сказал о них Владимир Ильич Ленин в одной из своих работ.

Так вот для подобных политических детей остро необходимо указать на великую американскую ложь по поводу того, что им остро нравится русский народ, и они желают ему благополучия, а всё зло в России исключительно от Путина.

Как известно, в финансах у нас теперь с лёгкой руки Николая Старикова разбирается каждая домохозяйка и каждый слесарь-сантехник. Все знают теперь, что ЦБ РФ государству не принадлежит, "их" ФРС - частная лавочка, доллар - не валюта  США, а Кеннеди убили за попытку потеснить банкиров. Но дальше финансовая грамота народа не идёт. И это правильно – нельзя в стране всем быть бухгалтерами. Кто-то должен и в сантехнике разбираться.

Но если банкиры не лезут в сантехнику, то почему-то куча "сантехников" лезет в банковское дело. О прочих пенсионерах и инженерах и говорить не приходится, им пальца в рот не клади – тут через одного все готовые аудиторы Счётной палаты. Как в старом израильском анекдоте о том, как трудно быть президентом в Израиле - стране, где два с лишним миллиона президентов. 

Учёного учить – только портить, но те, кто ещё не полностью убиты учением, должны знать: санкции США направлены не против российской власти, а против каждого россиянина. Которые сами после спровоцированного извне ухудшения жизни должны развернуться не против США, а против российской власти. И подтолкнуть её к капитуляции. Ибо как же завладеть Россией при живой-то власти?! Те, кто санкции готовил, подсчитали – и написали об этом в американских газетах – что если отсечь российские банки от операций в США, то в России так упадёт курс рубля, что кредитные ресурсы, над удешевлением которых последние годы бьётся "не наш" Центробанк, подорожают на 20%! ЦБ не сможет опустить проценты по межбанковским кредитам и будет их снова повышать!  А это значит, что Россия должна с помощью США забыть о дешёвом кредите. Банковский процент усилиями внешних санкций останется выше уровня рентабельности.

 

Это означает ИХ  запрет на  НАШЕ развитие, дальнейший спад в экономике, безработицу для вас, любезные, постоянный рост цен, отсутствие денег на пенсии и как следствие ненавидимые народом пенсионные и налоговые реформы. Вынужденные конфискации денег у крупных компаний очень хорошо настраивают ещё и крупный бизнес против власти. Дорогие россияне! Не тяните с цветной революцией. Всё в ваших руках. Как говорили у вас в советской торговле - граждане, вы сами себя задерживаете. Вы не любите вашу власть? Прекрасно! Мы тоже её не любим! Удивительное совпадение наших желаний!  Давайте с ней что-нибудь сделаем на брудершафт! Бензин ваш - идеи наши.

Как писал Гёте: "И всё это Лорелея сделала пеньем своим". Слушайте заморских Сирен и идите ко дну. И улыбайтесь - вас снимает скрытая камера! Шеф любит идиотов!

ИА REX

У России-2018 и СССР-1940 много общего. И тогда, и сейчас мир замер накануне неизбежной мировой войны за глобальный передел мира. И тогда, и сейчас во главе страны стояли политики, имевшие самый большой в мире государственный опыт. И тогда, и сейчас Россия выжидает, играет в поддавки и выигрывает себе время. И тогда, и сейчас стоит та же самая мобилизационная задача: «Или мы проскочим этот путь за 10−15 лет, или нас сомнут».

Многие скептики говорят: нынешний народ — не тот, что был в СССР. Гнилой народец. С тем можно было войну выиграть, с этим нельзя. Это не так. Это замена реальности пропагандистскими штампами. И тогда народ был всякий, и сейчас. И тогда у НКВД было чем заниматься, и сейчас у ФСБ находится. Тем не менее если завтра война — настоящая, на выживание — народ опять встанет в очереди у военкоматов. Даже если он там не нужен и исход войны решат ракетчики. Так что и тогда, и сейчас с мобилизационной идеологией всё не просто. Тогда коллективизацию и раскулачивание не любили, сейчас приватизацию не любят, но когда враг вторгся, каждый делает выбор. Подавляющее большинство выбирает окопы, меньшинство — службу врагу. Всё без изменений.

Из-за того, что человек избегает травмирующей действительности, осознание начала войны всегда приходит с опозданием. В войну втягиваются постепенно. Предконфликтную стадию и сам конфликт принято разделять между собой, хотя на самом деле это разные стадии одного и того же процесса. Накопление конфликтного потенциала в виде риторики — это уже признак военной ситуации. Думать, что война — это когда пограничники кричат в телефонную трубку, что видят танки, форсировавшие реку, и пехоту, заполняющую предполье, а командующие округов ошалело наблюдают тучи плывущих в небе куда-то в тыл армад бомбардировщиков — всё это неправильное толкование войны. Война — это уже само намерение нанести вам вред. Способ исполнения желания — глубоко вторичен.

Сейчас Россия столкнулась с феноменом инициативной эскалации конфликта со стороны США. Многим не хочется верить, что это война. Хочется верить, что это просто пугающие жесты, что всё рассосётся, как ложная беременность. Но это ошибка — ничего не рассосётся. Свои проблемы США могут решить только силой. Уверенно и непреклонно американский правящий класс движется к вооружённой фазе мирового конфликта, где конфликт с Россией — лишь фрагмент. Но фрагмент центральный.

Уже пройдена стадия насмешек и иронии, обмена колкостями, выдвижения ультиматумов, началась стадия расчеловечивания и дегуманизации противника. Следом за этой стадией начинается диверсионная война, перетекающая в войну тотальную, где столкновения армий — лишь часть тотальной войны, и далеко не всегда главная. Да, силовые шаги закрепляют успех, но главное делается до этого. Главное — это отрезание противника от ключевых ресурсов войны — союзов, денег, привлекательного имиджа, сырья, технологий.

Как относиться к тому, что мы узнали об очередной волне санкций, инициированной американским Конгрессом? Это блеф или реальность? Это война или торг? Ответить на эти вопросы необходимо, чтобы выбрать правильную политику. Давайте подробнее рассмотрим выставленные нам условия.

Конгресс США принимает закон о шести пунктах.

1. Создание антироссийского ведомства в статусе общенационального центра по борьбе с российской угрозой. Годовой бюджет — 250 миллионов долларов.

2. Запрет на расчёты с крупнейшими системными российскими банками, прежде всего, имеющими государственный пакет акций. Частников, типа «Альфа-банка», такие репрессии не касаются — по причине полной лояльности к американцам руководства таких банков. То есть американцы чётко очертили свою агентуру в России.

3. Запрет на операции с российскими евробондами. Нам не только в долларах запретят продавать государственные облигации, но и в евро. То есть наступление по всем фронтам.

4. Признание России государством — спонсором терроризма. Это чтобы отсечь все поползновения европейцев как-то торговаться с американцами по вопросу смягчения санкций к России.

5. Запрет на операции с российскими облигациями федерального займа в долларах для американских инвесторов.

6. Начало пропагандистской кампании по компрометации Владимира Путина под общим названием «Активизация поиска активов Путина по всему миру».

То есть Россию обозначили как врага и создали ведомство по постоянной борьбе с нею. Персонализировали Лидера своего врага — Владимира Путина. Против него идёт вся атака. Это кроме того, что борьба с Россией является постоянной задачей всех американских ведомств, от минфина до Пентагона, все 12 месяцев в году. Тут форма войны — санкции. В этом задача нового ведомства. Американцы — народ системный, и всё решают системно. Есть функция управления — есть под неё структура.

Любой процесс — это цели и пакет решаемых задач по достижению этой цели. Американцы создали структуру для решения нескольких задач по ведению войны с Россией посредством механизма санкций как одного из средств войны — НАТО и СМИ никто со счетов не сбрасывал.

США и Британия увязывают в единый пакет требования к России. Или Россия пускает на свои заводы, которые выберут англосаксы, так называемую «инспекцию ООН», которая ищет следы производства химического оружия, либо через 90 дней вступают в силу санкции. И тогда полная и безоговорочная изоляция России в мире. В чём тут смысл?

На самом деле это выбор без выбора. Это разведка боем. Если Россия пустит инспекцию, это означает, что она уступила давлению, и его надо наращивать дальше, потому что это сработало. Нам выдвинут десять новых ультиматумов. Комиссия «инспекторов ООН», даже если её приведут на Урюпинский хлебозавод, найдёт там белое порошкообразное вещество, «хайли лайкли» напоминающее отравляющее средство, и потребует расширить допуск к другим заводам, собирая попутно нужную развединформацию и параллельно выставляя обвинительные приговоры, образцы которых уже напечатаны и разосланы членам инспекции. То есть по результатам инспекции Россия в любом случае получит изоляцию, оправданную приговором комиссии.

Если Россия никого никуда не пустит, она получит ту же изоляцию, но уже за то, что не пустила инспекцию и тем самым поставила себя вне мирового сообщества. Спонсор терроризма и всё прочее уже обозначено.

Параллельно идёт мощнейшая кампания по поиску «путинских сокровищ»: замков, кладов, сундуков с пиастрами, фотографий с самолётов каких-то вилл, виноградников, копий банковских чеков с выделенными фломастером цифрами и названиями отделений банков, доверенностей третьих лиц на других третьих лиц. Какие-то фото растерянных поваров и удивлённых виолончелистов. Два месяца такой истерики — и все будут уверены, что Путин богаче Ротшильда. Ложек, правда, не нашли, но осадок остался. Аргумент простой — «об этом все знают». Одним словом — «хайли лайкли».

Манера переговорного поведения в данном случае со стороны США — это «Терминатор». Такой персонаж с железной головой, бить по которой бесполезно. Стиль поведения — наезд. Ультиматум. Силовая модель. Есть определённые манипуляционные стратегии, разрушающие эту модель, но если оппонент хочет именно драться, а не вести переговоры, он будет именно драться и идти к драке. И ничего вы с этим не поделаете.

А хотят ли «американские» войны, в отличие от русских, которые, как известно, войны никогда не хотят? Посмотрим на говорящие головы американского правящего класса. Они озвучивают «городу и миру» то, что хочет донести до всеобщего сведения этот класс.

Есть два классика жанра, известных широкой публике (прочие известны меньше) — это Збигнев Бжезинский и Джордж Фридман, глава компании «Стратфор», известного пропагандистского центра, оформленного под аналитический. И если Бжезинского все так или иначе читали, хотя бы в виде пары-тройки известных цитат, то о работах Фридмана известно меньше, чем о нём самом. А тут есть над чем задуматься.

В 90-е годы у Фридмана вышла довольно интересная книга под названием «Следующие 100 лет: Прогноз событий XXI века». В ней сформулированы все прозрения американского истеблишмента в отношении России. И все их истинные намерения, проявление которых мы видим сейчас. Слово автору:

«Сложилось мнение, что холодная война разрешила русский вопрос, но это всего лишь впечатление. … Принимая во внимание тот факт, что Россия не развалилась, можно уверенно сказать, что русский геополитический вопрос возникнет вновь. Учитывая, что Россия в настоящий момент вновь набирает энергию, можно предположить, что русский вопрос возникнет скорее раньше, чем позже. Этот будущий конфликт не будет повторением холодной войны, как Первая мировая война не была повторением наполеоновских войн. Но в этом конфликте будет поставлен фундаментальный русский вопрос: ЕСЛИ РОССИЯ — ЕДИНОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО, ТО ГДЕ НАХОДЯТСЯ ЕЁ ГРАНИЦЫ И КАКОВЫ ЕЁ ОТНОШЕНИЯ С СОСЕДЯМИ? Этот вопрос будет определять следующий крупный этап мировой истории, в период, предшествующий 2020 году».

То есть американской элитой чёрным по белому поставлен под сомнение принцип единства российского государства в его границах (Россия — единое национальное государство без всяких «если») и сформулирован вопрос, как Западу не допустить возвращения России в её исторические границы. Всем способами, вплоть до военных. Вот так и никак иначе.

«Война США с исламским миром уже заканчивается, и новый конфликт не за горами. Россия восстанавливает свою прежнюю сферу влияния и неизбежно вступит в противоречие с интересами США. Русские будут продвигаться на запад по территории Восточно-Европейской равнины. Когда Россия вновь окрепнет, она столкнется с контролируемым США НАТО в трех прибалтийских государствах — Эстонии, Латвии и Литве, а также в Польше. В начале XXI в. будут и другие источники разногласий, но именно эта новая холодная война приведет к появлению горячих точек после окончания войны между США и мусульманами.

Россия обязательно попытается вновь установить свои порядки, а США обязательно попытаются этому помешать. Но, в конечном счете, Россия не сможет победить. Ее глубокие внутренние проблемы, стремительно сокращающееся население и плохая инфраструктура в итоге делают надежды России на долговременное существование призрачными. И вторая холодная война, не такая страшная и гораздо менее глобальная, чем первая, закончится схожим образом — падением России».

Стоит отбросить аргументационную часть в силу её явной пропагандистской предвзятости и обратиться к части констатирующей. Эти констатации очень трезвые.

Американский правящий класс прекрасно понимает, что Россия никогда не смирится с фактом своей ослабленности и потерей влияния на исторических территориях. Россия непременно однажды окрепнет и приложит все силы, чтобы вернуть утраченное. И тут она должна наткнуться на позиции НАТО и объединённого Запада, который должен не допустить усиления России.

Далее Фридман приводит мнение правящих кругов США по китайской угрозе:

«Многие люди предсказывают, что основным претендентом на место США будет Китай, а не Россия. Я не согласен с этим мнением по трем причинам. Во-первых, если внимательно посмотреть на карту Китая, видно, что он находится в довольно изолированном положении, на севере гранича с Сибирью, а на юге — с Гималаями и покрытыми джунглями территориями. Если также учесть, что большинство населения проживает в восточной части страны, становится очевидно, что Китаю будет не так-то просто расширять свои границы.

Во-вторых, Китай уже много веков не является крупной морской державой, а создание флота подразумевает не только строительство кораблей, но и подготовку квалифицированных и опытных моряков, на что уйдет много лет.

В-третьих, есть более веская причина не беспокоиться по поводу Китая, так как этой стране свойственна хроническая нестабильность. Каждый раз, когда Китай открывает свои границы внешнему миру, прибрежные районы начинают процветать, но подавляющее большинство китайцев, живущих в глубине страны, по-прежнему прозябают в нищете, что и выливается в напряженность, конфликты и нестабильность.

В силу этого решения в сфере экономики принимаются по политическим мотивам, что делает их неэффективными и способствует росту коррупции. Это не первый раз, когда Китай открывает внутренний рынок для иностранной торговли, и не последний, когда в результате подобного шага он приходит в нестабильное состояние. И, безусловно, в его истории не в последний раз появляется такая фигура, как Мао Цзэдун, чтобы изолировать страну от окружающего мира, сделать всех одинаково богатыми (или одинаково бедными) и начать цикл заново.

Некоторые люди полагают, что мировые тенденции, наметившиеся в последние 30 лет, будут существовать в течение неопределенного времени. Я думаю, что в наступающем десятилетии китайский цикл перейдет на свою следующую и неизбежную стадию. А США, для которых Китай вовсе не является соперником, будут стараться ему помогать и удерживать от распада, чтобы сохранить его в качестве противовеса России. Нынешний динамичный рост экономики Китая не перейдет в долгосрочный успех».

Здесь так же абсолютно прямо заявлено: для США не Китай, а именно Россия является приоритетом №1 и главным политическим врагом, уничтожение которого является главнейшей исторической задачей. Пока Россия существует даже в своих нынешних усечённых границах, США не могут жить спокойно. Само существование России угрожает США нетерпимым образом.

Отдельно хочу обратить внимание на вот эти слова Фридмана: «Учитывая, что Россия в настоящий момент вновь набирает энергию». Во-первых, это мнение хоть и ангажированного, но достаточно профессионального аналитика. И если наши враги считают, что при Владимире Путине Россия опасно для них стала набирать энергию, то всем внутрироссийским критикам Путина, отрицающим и высмеивающим усиление России под его правлением, очень стоит обратить внимание: Фридман с ними не согласен. Он бы рад был согласиться, но не может. И потому встревожен сверх всякой меры.

Во-вторых, если для врагов факт усиления России стал страшной реальностью, то те, кто с этим не согласен, аналитиками быть не могут. Злопыхателями могут, а аналитиками нет. Их мнение учитывается на выборах, но никак не может быть принято во внимание как адекватная оценка действительности. И это при всём при том, что проблем в России масса, и некоторые из них закономерно (из-за либералов в правительстве) обостряются. Но многие и решаются — и это является основой для сохраняющейся внутренней стабильности, несмотря на проблемы.

Но главной проблемой России остаётся модернизационный скачок. Россия осуществляет его в условиях откровенной войны. Пока отсутствует обмен ударами армий. Всё прочее — в наличии.

Фридман пишет: «…В ответ США вторглись в исламский мир. Но страна не ставила перед собой цели победить. Было даже не ясно, что именно будет означать победу. Целью США было просто разрушить исламский мир и настроить входящие в него страны друг против друга, чтобы исламская империя больше никогда не возникла».

В отношении России преследуется такая же цель — просто разрушить Русский мир и настроить входящие в него центр и национальные окраины друг против друга, чтобы Российская империя больше никогда не возникла.

То есть США, затевая новый виток санкционной войны, ни в коем случае не блефуют и не торгуются. Блеф отличается от лжи тем, что ложь — это то, чего не может быть, а блеф на определённом этапе может и воплотиться. Весь вопрос лишь в том, где эта грань на самом деле. В этом всё дело. США не отступят — им некуда отступать. Они поняли роковую ошибку, когда недоразрушили Россию в 90-х. Кризисом глобального капитализма они сейчас загнаны в угол, как крыса. Силы для броска у них пока есть. Но пугает их то, что силы недавно разгромленной России прибывают, а силы недавно победивших США убывают.

Возвращение Крыма Россией показало, что торжество победы Запада оказалось ложным. Россия уже сделала шаг — вернула Крым. И Запад ничего не смог сделать! Если не взорвать Россию, следующий шаг последует в любой момент. И ещё один. Пока Россия не вернётся в границы СССР. И потому США действуют с крайней позиции силы. С позиции Терминатора. Поэтому они бьют по российским финансам и технологиям — самым уязвимым секторам, связанным либералами с Западом. Это расслабляющий удар. Он должен вызвать переворот. Дальше последует вторжение.

В прессе есть множество статей, где взвешиваются для России риски и опасности нового курса США. Так или иначе, они существуют, хотя и не фатальные. Однако пока никто не написал о том, в чём слабость именно позиции Терминатора для самих США. А она есть, и она существенна. Основана она на двух моментах: во-первых, не прочитаны риски для такой позиции, и, во-вторых, не просчитаны потерянные возможности.

В России это осмыслил Путин. В США эти опасности осмыслил только Киссинджер и узкий круг его соратников. Но они сейчас в явном меньшинстве. Всё решают неоконы. Они не воспринимают эти два пункта и навязывают Америке свой курс. И этот курс — война. Это не попытка напугать или поторговаться. Это именно война на уничтожение государства противника. Она требует ответных мер военного характера. Прежде всего, настройки общества и командования на мышление военного времени.

Видимость мира закончена, и с каждым месяцем война будет идти по нарастающей. Скоро США вовсе перестанут считаться с наносимым себе ущербом. За это время в мире сложится широкая коалиция антиамериканских сил, основой этой коалиции станут БРИКС и ШОС. Добавятся Турция, Пакистан, Иран. Новые антиамериканские союзы начнут развивать внедолларовую торговлю, понимая, что им угрожает общая опасность.

В любом случае план США направлен только на то, что лишённые доступа к работающим банкоматам и валютным расчётам граждане России сметут власть и призовут либералов, которые и поделят Россию на несколько частей и навсегда решат русский вопрос в пользу Запада. Все нашествия на Русь за последнюю 1000 лет, с которыми приходили завоеватели, исходили из этой же идеи. И никогда их расчёты не оправдывались. И вот сейчас опять война, и опять с теми же надеждами. История, действительно, некоторых так ничему и не учит.

ИА REGNUM

Помощник президента России Андрей Белоусов, предложивший изъять более 500 миллиардов рублей сверхдоходов у некоторых металлургических, химических и нефтехимических компаний, отреагировал на рассказанный владельцем Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимиром Лисиным анекдот. Чиновника цитирует принадлежащая семье Демьяна Кудрявцева газета «Ведомости».

Лисин рассказал журналистам анекдот, в котором заяц, открывший убыточный обменник, хвастался большим оборотом, невзирая на нерентабельность. «Любителям рассказывать анекдоты хочу напомнить главный закон капитализма: "Делиться надо"», — заметил Белоусов.

Свою инициативу помощник президента объяснил желанием добиться более равномерного распределения налоговой нагрузки. По его словам, пока лишь требуется создать механизм, позволяющий изымать у сырьевых экспортеров часть сверхдоходов, которые получены от ослабления рубля. Непосредственно изымать средства, подчеркивает чиновник, пока не планируется — финансирование выполнения нового майского указа (на него требуется около восьми триллионов рублей) будет обеспечено из других источников, хотя до этого сообщалось, что деньги собираются как раз на поставленные главой государства стратегические задачи.

В перечень компаний, у которых можно было бы изъять сверхдоходы, Белоусов включил, в частности, «Норникель», «Алросу», «Сибур», Evraz, «Северсталь», «Полюс», «Мечел» и НЛМК. На фоне этих новостей акции указанных предприятий упали в цене. Вместе с тем, по данным источников ТАСС, на совещании в Минпромторге обсуждалось возможное расширение списка.

В Кремле пояснили, что президент Владимир Путин пока не давал согласия на изъятие средств, а одобрил лишь проработку этого вопроса в правительстве на экспертном уровне.

lenta.ru

10 лет назад русский народ, русский солдат впервые за постсоветское время, эти годы позора и полного унижения, наконец-то обрели себя как защитники слабых и униженных, как та альтернативная мировая сила, которая способна не только навести порядок у себя дома, но и защитить близкие народы и территории.

В ночь на 8 августа 2008 года решалось нечто гораздо большее, чем судьба Южной Осетии. В те часы, когда русские миротворцы вместе с осетинскими ополченцами героически держали оборону Цхинвала против тысяч грузин, пришедших убивать мирных граждан, историческое время замерло в ожидании ответа на вопрос, придет ли российская армия: осмелится ли Москва?

Это был вопрос даже не военный или геополитический, это был вопрос того же накала, что и «быть или не быть»...

Ждали с надеждой те, кто в подвалах Цхинвала трясся от страха быть убитым при равнодушном молчании мирового сообщества. Ждали миллионы у мониторов, жадно ловившие в интернете каждую весточку. Ждали и те, кто в роскошных кабинетах по другую сторону планеты дал отмашку на очередной геноцид – с уверенностью, что Россия не осмелится. Осмелилась.

Несколько лет спустя однокурсник, случайно оказавшийся в Цхинвале в роковые дни, рассказывал, что таких благодарности и радости, испытанных им при появлении русской армии, он не ощущал никогда в жизни. Местные жители готовы были целовать гусеницы российских танков, ибо то были не смертоносные машины, а голуби мира с железным опереньем.

По всем расчетам западных стратегов, русские голуби не должны были прийти на помощь, но они пришли. Нет, русские солдаты еще не приобрели лоск и стиль вежливых, еще было далеко до Крыма и Сирии. Но именно тогда начался тот путь возвращения на международную арену, который Россия прошла за 10 лет.

Однако в те страшные часы никто этого не знал и не понимал. Саакашвили, накануне пообещавший осетинам мир и переговоры, был абсолютно убежден в беззащитности Цхинвала. Смена главного лица в Кремле после президентских выборов, трудности проведения реформы в российской армии, начало Олимпиады в Китае, всемерная поддержка западных патронов – все это рисовало в больной фантазии военного преступника надежные гарантии успеха.

Командующий грузинскими миротворцами генерал Мамука Курашвили в ночном эфире телеканала «Рустави-2» без всяких экивоков заявил о «восстановлении конституционного порядка в зоне конфликта» – и только потом, спохватившись, Тбилиси опроверг слова болтливого военного.

Грузины, вооруженные новейшей техникой НАТО, шли в атаку с полной уверенностью, что им ничто не помешает завершить операцию «Чистое поле». Они въезжали в Цхинвал под громкую музыку и расстреливали гражданские машины огнем в упор.

Геноцид? Да. А чего им было бояться? Что CNN побежит в Цхинвал до того, пока тела будут закопаны, а дым выветрит гарь и вонь массового убийства, и расскажет об исчезнувшей Южной Осетии? Нет, конечно.

Все было на мази. Не учтена была только пара факторов – политическая воля Москвы и воинская доблесть русского солдата.

Как вспоминают очевидцы, бойцы демократической Грузии были шокированы, столкнувшись лоб в лоб с русскими солдатами – не миротворцами, а подготовленными бойцами 58-й армии и других частей ВС РФ.

Нет, Пятидневная война отнюдь не была легкой прогулкой для наших ребят, как может показаться из простого дайджеста событий. Она вскрыла в российской армии массу недостатков – прежде всего технических, организационных: многого не хватало, многое не работало или морально устарело.

В том-то и дело, что – как бы сейчас это ни было трудно представить – в августе 2008-го грузинская армия превосходила российскую в оснащении и организации. Как вспоминали летчики, ПВО Грузии стреляли по ним так часто, будто из автомата – ракет и снарядов ПЗРК не жалели. А их средства РЭБ полностью подавили российскую военную связь. Что говорить, если в ходе боев были потеряны четыре самолёта, в том числе Ту-22.

Россия победила в той войне, как ни странно, не количеством, а духом. К тому времени, когда наша армия развернулась на всю тогдашнюю мощь (авиация, артиллерия, флот), грузины были уже морально сломлены, столкнувшись с тем, как воюет русский солдат. И это не голливудская бравада и пустое бахвальство. Примеров тому десятки – запечатленные видеоотчетами и закрепленные государственными наградами.

То, что вытворял капитан Алексей Ухватов и его разведывательная рота 135-го мотострелкового полка, даже в теории трудно представить.

Направленные в Цхинвал для получения разведданных, они водили за нос тысячи бойцов противника, в том числе элитный спецназ Грузии. Рота Ухватова пробилась к миротворческому батальону, помогла организовать оборону, а затем в ночной вылазке уничтожила вражескую установку «Град» вместе с экипажем.

Утром 9 августа разведчики, продолжая наводить удары артиллерии, разгромили колону грузинских коммандос и взяли некоторые районы города под свой контроль. Когда силы были на исходе, ребята Ухватова вывели миротворцев и мирных жителей из города практически без потерь. Встретившие их товарищи не могли поверить своим глазам. Надо ли говорить, что почувствовал в те часы противник?

Другой капитан, танкист Юрий Яковлев, командир танковой роты 141-го отдельного танкового батальона, лично уничтожил семь единиц бронетехники, выбив агрессора из села под Цхинвалом. После чего направился в город на помощь миротворцам. Прикрывая их в течение нескольких часов, израсходовал все боеприпасы, а грузинские танки подошли почти вплотную. Но Яковлев не сбежал и, подставляя под выстрелы лобовую броню, выдержал четыре прямых попадания, но устоял.

Еще более невероятным кажется подвиг командира танка сержанта Сергея Мыльникова, который в ходе того же боя в Цхинвале направил уже не имевшую боекомплекта машину на 20 грузинских военных и вынудил их бежать.

Легендарный Анатолий Лебедь, прошедший Афганистан, Балканскую войну, Чечню, в составе специальной группы участвовал в операции, в результате которой на военно-морской базе в Поти были потоплены катера грузинских ВМС, из-за чего туда не смогли пришвартоваться корабли НАТО.

Недалеко оттуда, на морском театре военных действий, командир малого ракетного корабля «Мираж» Иван Дубик уничтожил один корабль противника, другой сильно повредил.

Но главным символом 08.08.08 стал безымянный и ненагражденный парень с известного фото. По легенде, он в одиночку остановил колонну грузинских войск, которые после отступления и перегруппировки решили вернуться в Гори и наткнулись на блокпост. После нецензурного ответа русского солдата, куда им надо идти, грузины развернулись и ушли. Трудно сказать, насколько это правда фактически, но это правда по сути, поскольку отражает главное, что произошло в ходе Пятидневной войны.

В те уже далекие дни 10 лет назад Россия, русский народ, русский солдат впервые за постсоветское время, эти годы позора и полного унижения, наконец-то обрели себя как защитники слабых и униженных, как та альтернативная мировая сила, которая способна не только навести порядок у себя дома, но и защитить близкие народы и территории. Проявилось то самое важное, что делает нас русскими. Мы впервые почувствовали себя сильными, справедливыми и способными на подвиг.

#{author}Без победы в 08.08.08 не было бы ни Крыма-2014, ни Сирии-2015.

Защитив Цхинвал и осетин вопреки сопротивлению и визгу «мирового сообщества», Россия вновь вошла в большую Историю и поверила в себя. Не говоря уже о том, что были спасены мирные граждане республик, укреплен мир на Кавказе, а по итогам анализа была ускорена работа по модернизации армии и усилению информационных инструментов борьбы с западными медиа.

Вероятно, Пятидневную войну вместе с разразившимся в сентябре того же года мировым финансовым кризисом будущие историки назовут настоящим началом XXI века. Тем рубежом, с которого началось возрождение российской цивилизации и нисхождение Pax Americana. А все потому, что на одной из пыльных улиц Цхинвала русский солдат вдруг осознал, что кроме него в этом мире «свободы и прогресса» некому защитить слабых и безоружных.

vz.ru

Похоже, первый раунд подготовки к реализации пенсионной реформы подошел к концу. Мы можем выглянуть из окопа и осмотреться. Тем более что интересного и важного произошло за это время не так уж мало…

Вероятно, главным промежуточным итогом первого раунда можно назвать вовсе не принятие соответствующего закона «в первом чтении» (в этом, как раз, мало кто сомневался, ибо машина для голосования у нас работает на «отлично»). Нет, главный итог в ином: общество настолько явно и однозначно не приняло предложенный проект реформы, что власть, похоже, всерьез задумалась над тем, как же быть с падающими рейтингами.


И опросы общественного мнения, и первые акции протеста, и смелые голоса некоторых политиков (которые тут же, впрочем, попытались заглушить скандалами и внутрипартийными репрессиями) показали, что на этот раз привычного «одобрямса» не будет. И как бы ни надрывался телевизор, сколько бы там ни показывали фриковатых старичков, которым «по паспорту восемьдесят, а биологически — сорок пять», привычный алгоритм забалтывания и промывания мозгов дает сбой за сбоем. Людей все сложнее убедить в том, что черное — это белое.

Люди не хотят действовать против своих собственных интересов. Им предлагают подарить государству миллион своих кровных рублей, а они, паршивцы такие, не хотят! Они отказываются даже променять свой миллион на жалкую подачку в тысячу рублей в месяц – очень, просто очень несознательные россияне!

Дело усугубляется ещё и тем, что правительство страны практически полностью растеряло всякие остатки авторитета. То есть средний россиянин настолько презирает «наемный персонал» под руководством Медведева, что слушать какие-то доводы этих людей ему просто неинтересно. Да и смысл? Министры давно доказали, что всякий диалог с ними все равно что разговор со стенкой – результат всегда одинаковый.

А это значит, что в результате продавливания данной реформы придется разменивать авторитет кого-то другого. Кого? А тут даже трех попыток не надо, чтобы догадаться – кроме президента Путина, у нас, в общем, и нет властных структур, которые бы этот авторитет имели. Точнее, можно было бы назвать министерства и организации, никак не относящиеся к экономическому блоку нашего руководства. Но убедить людей, что за пенсионную реформу отвечает Шойгу или Лавров, будет ещё сложнее.

Власть попала в ловушку, которую давно и долго готовила сама. Очень удобно быть единственной реальной силой в стране, низведя роль правительства и Думы до уровня технических учреждений. Но вдруг выяснилось, что разделить ответственность просто не с кем: политические амебы вроде Медведева, Матвиенко или Володина для этого просто не приспособлены.

Поэтому похоже, что с пенсионной реформой придется «что-то делать». Правда, пока ещё никто точно не знает, что же именно, но некоторые вбросы в СМИ уже идут. Не оставляя попыток все-таки переубедить «дорогих россиян», власть нащупывает почву для небольшого тактического отступления. И вот как это на данный момент выглядит…

Основных вариантов «маневра» всего три. Первый довольно прост и радикален: повышение пенсионного возраста отменить вовсе или отложить на достаточно длительный срок.

Вариант этот выглядит не очень перспективным: проблемы в пенсионной системе есть, и их действительно надо как-то решать. А решать гибко и эффективно мы, к сожалению, пока не умеем. Поэтому правительство и связанный с ним блок «экономистов-рыночников» наверняка продолжат убеждать Кремль в том, что мы просто обязаны пойти по пути непопулярных реформ – иначе, дескать, просто не выживем.

И все-таки полностью исключать такого развития событий тоже не следует. Владимир Владимирович свой рейтинг ценит и бережет, прекрасно понимая, что только благодаря ему управлять страной получается без особого людоедства и агрессии. Поэтому рискнем предположить: если кампания по промыванию сознания «дорогих россиян» нужных результатов не даст, Владимир Владимирович однажды может появиться перед телекамерами и сказать, что после долгих раздумий и взвешивания всех «за и против» он отказывается от предложенного варианта реформы.

Рейтинг снова взлетит до небес. И это, в общем, совсем не плохо. Плохо другое – то, что в таком случае работа по реформированию пенсионной системы наверняка будет свернута, и все риски и угрозы, которыми нас так пугают, могут воплотиться в реальность на очередном витке нашего перманентного «экономического кризиса».

Следующий вариант является одним из компромиссов между желаниями правительства и более взвешенным подходом некоторых экспертов и аналитиков. Он сводится к увеличению переходного периода, в течение которого пенсионный возраст будет повышаться.

Фактически это тот самый принцип «на год за год», то есть повышение пенсионного возраста на год ежегодно, что позволит, по мнению Медведева, сделать реформу пенсионной системы «почти незаметной» для населения. Более того, уже в принятом в первом чтении проекте закона эта формула была несколько смягчена как для мужчин, так и для женщин, в результате чего крайними сроками реализации реформы стали 2028 год для мужчин и 2034 год для женщин.

Проблема (для власти) в том, что это послабление оказалось не очень убедительным для тех, кого правительство хочет своей реформой осчастливить. И очень похоже, что очередным размазыванием сроков дело не исправить. А раз так, этот вариант тоже выглядит как-то не убедительно. Скорее, мы можем говорить о том, что увеличение сроков реализации реформы может стать одним из способов снизить общее неприятие повышения пенсионного возраста, идущим в комплексе с другими мерами, и не более.

Третий вариант, на который намекают различные эксперты: общее смягчение реформы. И в первую очередь это должно коснуться самого возраста выхода на пенсию. Предполагается, что пенсионный возраст для женщин может быть снижен до 60 лет, а для мужчин – до 63.

Этот вариант, вероятно, может стать базовым для адептов пенсионной реформы. Правда, с поправкой на то, что в чистом виде и этого, скорее всего, будет недостаточно. А значит, придется добавлять некоторые важные моменты, без которых вся реформа выглядит просто каким-то издевательством.

Вообще, нужно признать, что даже в недрах «Единой России» и ОНФ были некоторые здравые предложения относительно методов реформы. В частности, корректнее отнестись в жителям Крайнего Севера и приравненных к нему территорий, которым тоже предполагается поднять пенсионный возраст на 5 и 8 лет соответственно, пусть и с более низкой «базы» (с 55 для мужчин и 50 для женщин сейчас). Также всерьез обсуждался (да и сейчас обсуждается) крайне важный вопрос с введением квоты для рабочих предпенсионного возраста.

Эти меры, помимо того, что имеют под собой серьезное обоснование, по меньшей мере ещё и справедливы. Согласитесь, уравнивать (или почти уравнивать) возраст выхода на пенсию для жителей Ингушетии, где средний мужчина-пенсионер после выхода на пенсию живет ещё 23 года, и Еврейской автономной области, где в среднем эта цифра едва достигает 12 лет, не совсем корректно и справедливо. Да и вопрос с трудоустройством людей предпенсинного возраста является очень острым даже сейчас.

Помимо этого, предлагается ещё и смягчить закон для женщин, чтобы они выходили на пенсию не в 63, а в 60 лет. Дело в том, что аргументы правительства, которое считает, что сейчас домашняя нагрузка на мужчин и женщин почти сравнялась, все-таки несколько лукавы. Да и нагрузку, связанную с родами и грудным вскармливанием, в принципе трудно как-то адекватно сравнить.

Разумеется, есть и более странные предложения. Вот Борис Титов, например, предлагает вообще пенсионный возраст отменить. Накопил стаж, и вот тебе пенсия, как бы говорит нам омбудсмен. И как объяснять ему, что у нас сотни тысяч (если не миллионы) людей заняты в различных серых схемах, что в строительстве, например, вообще почти невозможно найти долговременную работу с полным соцпакетом – в лучшем случае нанимают до окончания какого-то подряда, и строитель может месяцами быть без работы или перебиваться случайными заработками в ожидании чего-то лучшего?..

Наш бизнес-омбудсмен, вероятно, живет в какой-то другой стране, где нет серых зарплат, бесправных рабочих и обнаглевших от безнаказанности бизнес-кидал, которые могут вообще не заплатить за полгода работы…

Только не надо думать, что лирическим отступлением в адрес Бориса Титова автор хочет отвлечь читателя от безграмотных министров. Отнюдь нет. Это всего лишь попытка показать уровень экспертизы. Ведь предполагается, что кого-то не назначат на должность официального правозащитника? Ан нет, «не все так однозначно»…

Подытоживая сказанное, нужно отметить: весьма вероятно, что правительство и кремлевские политтехнологи изначально и предполагали вбросить в общество грубый, сырой вариант реформы. Чтобы потом, как водится, под видом "улучшений" и "уступок" протащить то, что планировалось изначально.

Да, прием не новый, не в первый и не в последний раз применяющийся. Но надо признать, что в этот раз он используется как-то особенно безграмотно и бестолково. В «кремлевских башнях» давно никого не наказывали, и кто-то расслабился?

topwar.ru

Или просчитали все, кроме глухого раздражения народа, которому надоело такое вот наглое манипулирование?

Десятилетие "пятидневной войны" вовсе не из-за августовского новостного затишья стало заметным информационным поводом в России. Интервью участников, воспоминания и анализ тогдашних событий заполнили медиапространство страны, потому что слишком уж значимыми и масштабными оказались последствия того короткого локального военного конфликта, который сам по себе не тянул на глобальный размах.

Когда обсуждают эти последствия, обычно делают акцент на уроках, которые извлекло российское руководство из конфликта вокруг Южной Осетии. Их было множество, но чаще всего вспоминают геополитические и военные.

 С одной стороны, операция Тбилиси против Цхинвала оказалась той точкой, когда Москва не просто осознала, что геополитически отступать больше нельзя, но и смогла отстоять (причем и в военном, и в политическом аспекте) свою позицию вплоть до радикального шага в виде признания Южной Осетии и Абхазии. А с другой стороны, именно та военная операция окончательно обнажила, что с российской армией надо что-то делать, что храбрость и мужество солдат очень скоро не смогут больше компенсировать глубокую организационную и технологическую отсталость Вооруженных сил страны.

Плоды, извлеченные из тех уроков, Россия пожинает уже несколько лет, и преувеличить их значение невозможно. Во многом благодаря выводам и решениям, принятым по итогам 08.08.08, Москва смогла вернуть себе статус ключевого геополитического игрока мира.

Но ирония судьбы заключается в том, что ничуть не меньшее — а может быть, в чем-то даже большее — влияние на судьбу мира оказали ошибки, совершенные тогда обеими сторонами. Речь, разумеется, не о Грузии, которая оказалась просто разыгранной картой в глобальной геополитической партии, а о реальных игроках — России и Западе.

Среди удивительных особенностей "пятидневной войны" чаще других называют то, насколько молниеносно успокоилась тогда международная ситуация вокруг нее. После первого негативного отклика на действия России на Западе очень быстро пошел откат. Уже спустя несколько недель мир делал вид, что ничего особенного не произошло, да и в целом конфликт в Южной Осетии никак не повлиял на отношения России со странами Запада и их лидерами.

К тому же Москва смогла без особых проблем доказать свою правоту партнерам по мировой арене, в результате чего международная комиссия, расследовавшая причины конфликта, возложила ответственность за начало боевых действий на грузинскую сторону.

Спустя десять лет, после бесчисленных провокаций, обвинений, скандалов, инсинуаций и прямой лжи, что приняла на себя Россия за последние годы, подобная реакция Запада на тогдашние действия нашей страны выглядит неправдоподобной.

Представляется, что именно в этой странной — по нынешним меркам — реакции Запада на "пятидневную войну" и таятся причины, в итоге существенным образом повлиявшие на то, куда пришел мир к настоящему моменту.

Российская военная операция в Южной Осетии стала для России важнейшей точкой отсчета, которая, с одной стороны, подтвердила в ее собственных глазах статус страны как ключевой региональной державы, а с другой — заставила приступить к важнейшим трансформационным процессам внутри страны.

Однако на Западе произошедшее в августе 2008 года восприняли совершенно иначе — как последние геополитические конвульсии "агонизирующей экс-державы": невелико достижение справиться с Грузией, но зато вы посмотрите на ужасное состояние российской армии. Еще немного, и она окончательно прекратит свое существование, а там и России останется недолго.

Как следствие, та удивительно рациональная и мягкая — опять-таки в нынешних реалиях — реакция международного сообщества была, по существу, нежеланием тратить силы на добивание и так умирающего мастодонта. В этом просто не видели смысла.

Впрочем, ошибку допустил тогда не только Запад.

У нас западная реакция на "пятидневную войну" была интерпретирована с точки зрения традиционных, многовековых правил международной политики: сыграна еще одна геополитическая партия, выигрыш — хотя и несколько неожиданно для остальных — остался за Москвой, а прочие игроки признали результаты. Традиции, церемонии, дипломатические правила, политес большой мировой политики и формальное закрепление результата в виде официального документа — все так, как и должно быть.

Именно поэтому для нашей страны неожиданным стало обнажение реального отношения к ней со стороны Запада в ходе событий последних лет, начало которым положил украинский кризис. С 2014 года России пришлось осознать и принять, что нет больше никаких правил, что любые обещания могут быть нарушены уже на следующий день, что подписи великих держав не стоят даже бумаги, на которой они проставлены, а кровавые провокации и фантасмагорическая ложь стала расходным элементом ежедневных процессов.

Совсем не случайно Владимир Путин регулярно припоминает Европе подписанный ее министрами иностранных дел документ, который должен был урегулировать конфликт между украинскими властями и майданом, но был отправлен в корзину уже на следующий день. Именно это соглашение стало для Кремля символом перехода Запада в отношениях с Россией к игре вообще без всяких правил.

Справедливости ради — наша ошибка в интерпретации реакции Запада на конфликт в Южной Осетии не стала критической. Разумеется, неприятно — и даже болезненно — осознавать, что реальность куда более сурова, чем казалось, и вместо боксерского матча ты вынужден участвовать в грязной уличной драке "все на одного". Но есть во всем этом и утешающий момент.

В отличие от России, Запад совершил по-настоящему роковую ошибку, не поняв, что на самом деле значила для нее "пятидневная война".

Можно только догадываться, каким путем пошла бы история, если бы США с партнерами все поняли правильно, осознали, что на самом деле это первые признаки возрождения великой державы, и обратили всю свою мощь на сокрушение России еще тогда, в 2008 году (отметим в скобках — той, куда более слабой России). Можно только предполагать, справилась бы наша страна, российское общество и государство с тем уровнем давления, что пришлось выдержать с 2014 года.

Но для нашей страны этот вопрос теперь представляет чисто гипотетический интерес. А вот локти по поводу собственной недальновидности десятилетней давности пусть кусают другие.

ria.ru

Любая партия власти — это всегда искусственно созданное формирование, сутью которого является занятие позиции в политическом центре для стабилизации согласовательных процессов в политической системе. Партия власти создаётся для участия в выборах как институт парламентской демократии. В противовес партии власти создаются партии оппозиции.

Любая власть — это сумма возможностей ключевых групп, способных оказывать влияние и отстаивать свои интересы. В этих группах всегда существуют разные, зачастую полярные политические предпочтения, и чтобы система не теряла сбалансированности, эти группы выделяют представителей в некий постоянно работающий орган, который действует в виде правящей политической партии.

В связи с этими соображениями, партия власти не есть власть, но приводной ремень власти. Настоящая власть стоит за партией, и если партия перестала быть актуальной, её спокойно распускают и создают другую. В этом смысле партии «Наш Дом Россия» и «Единая Россия» являются партией власти, а КПСС ею не являлась, ибо сама являлась властью. За КПСС не стоял правящий класс, КПСС сама была правящим классом. И когда он раскололся, КПСС погибла, не создав преемника, а вместе с КПСС-властью погибло и государство.

Ни роспуск НДР, ни расформирование ЕР не привели (-дут) к расколу правящего класса и не станут причиной гибели России. Залогом устойчивости государства является не устойчивость в партии власти, а устойчивость в самой власти той группы, что стоит за партией и над партией. Которая способна создавать партии власти до тех пор, пока властные группы способны договариваться между собой. Никто не сомневается, что ЕР как структура способна исчезнуть по команде сверху и немедленно объявить учредительный съезд по созданию новой партии власти. Поэтому сама по себе форма с названием глубоко вторична и не важна. Важным является решение элит о продолжении сотрудничества. Есть такое решение — есть партия власти, нет решения — нет партии власти.

Будучи партией политического центра, партия власти всегда отбрасывает идеологические акценты, за что подвергается критике как популистская и безыдейная. Это не так. Идея и идеология всякой партии власти есть сама власть, её сохранение и удержание. А курс — дело вторичное, он может меняться. Курс есть производная от возможностей и условий властвования. Постоянным является лишь само властвование. И это правильно, потому что воля к власти — основа всякого порядка. А без порядка нет государства.

Невозможно быть государству, где никто не стремится к власти и не хочет её. Такого быть не может, ибо государство создаётся не только господствующим классом, но и всем народом, которому без государства не выжить. Без народа никакой правящий класс государства не создаст. Будут лишь враждующие племена, но не государство. Правящий класс потому правит, что выражает не только свои, но и общие интересы.

Любая власть правит до тех пор, пока она решает общенациональные проблемы. Как только она перестаёт это делать, никакая воля к власти не способна ей эту власть сохранить. Государство — это качающаяся пирамида, глава государства — гарант устойчивости этой пирамиды, потому он может далеко не всё, что от него требуют и ждут. От него требуют справедливости, а он ищет устойчивости.

Порой такая устойчивость достигается в ущерб справедливости. Ибо есть вероятность в борьбе за справедливость и диктатуру класса, навязавшего всем прочим своё понимание справедливости, так потерять устойчивость, что рухнет государство, а тогда уже ни о какой справедливости говорить вовсе не придётся. Таким образом, появляется принцип, о котором невозможно сказать вслух: устойчивость государства выше справедливости.

Но все истины относительны и применимы лишь в момент времени. Не бывает устойчивым государство, где постоянно справедливость приносится в жертву устойчивости. То, что целесообразно как тактика, ошибочно как стратегия. Поэтому любая партия власти так или иначе всегда в той или иной степени сталкивается с темой справедливости и предлагает свою трактовку этого понятия.

Пенсионная реформа поставила политическую систему на грань системного кризиса. Точнее, стала катализатором кризиса, назревшего уже давно, ещё до парламентских выборов в Думу 2016 года. Уже тогда стал ясно, что существующие думские партии неадекватно отражают настроения масс и не могут решать задачу стабилизации политической системы в период турбулентности, а напротив, генерируют кризисы перманентно.

Ни по вопросу экономической реформы, ни по теме налоговой системы, ни по проблемам образования и здравоохранения, а теперь ещё и по вопросу пенсионной реформы — ни по одной из животрепещущих тем актуальной повестки системные думские партии не в силах предложить курс, принимаемый населением и ключевыми властными группами. Президент всё больше и больше вынужден работать в режиме прямого ручного управления, превращаясь из арбитра в пожарника или кризисного управляющего.

Такая система управления зашла в тупик и требует переформатирования политической системы, пока она не сгенерировала острейший кризис. Президент как мог оттягивал момент пересмотра элитного консенсуса, но необходимость этого шага с каждым месяцем всё сильнее себя проявляет. Выработка нового договора — это всегда всплеск конфликтности и обострение внутриэлитных споров, поэтому понятно, что раньше времени затевать это не стоит, однако когда кризисы скапливаются и грозят перейти в резонанс, дальнейшее откладывание этого шага чревато самыми серьёзными последствиями.

Общая тенденция развития процесса в России означает поляризацию политических сил, а это очень опасная тенденция. Начавшись с конфликта по поводу пенсионной реформы, противостояние, как пожар, грозит перекинуться на все прочие темы содержания политико-экономического курса, и это очень трудно остановить. Если не перекроить политический ландшафт, однажды неизбежна гражданская война, когда конфликт выгорит вместе с государством. И чем дольше тянуть с этим решением, тем больше шансов потерять контроль над событиями.

Правительство может продавить пенсионную реформу — ему уже некуда отступать в этом вопросе. Аргументы правительства совершенно рациональны: в рамках существующей модели капитализма в России никакой альтернативы повышению пенсионного возраста нет. Этого можно избежать только приступив к смене существующей системы накопления и перераспределения капиталов. Сопротивление существующей элиты этим намерениям будет таким же страшным, как сопротивление глобалистской аристократии США намерениям Трампа, но другой альтернативы нет.

Как ни смягчай, это, по сути, революция, то есть отстранение одних кланов от источников дохода и приведение к ним других — с изменением схемы возникновения самих доходов, наполнения и расходования бюджета. Путь, которого президент Владимир Путин, оставаясь консерватором, всеми силами стремится избежать, справедливо сомневаясь в способности России эти потрясения выдержать. Но не всё удаётся консервировать бесконечно — бывают решения, которые откладывать вечно не получится.

И для того, чтобы провести политическую реформу, цель которой — облегчить реформу экономическую, власти придётся решать вопрос переформатирования партийной системы России. Новые политические партии смогут добиться нового общественного договора и с чистого листа начать новую политическую историю страны. Точнее, продолжить модернизацию так, чтобы общество было согласно на предлагаемые меры.

На этот период президент должен получить расширенные полномочия, что должно найти отражение в Конституции, которую также придётся менять. Сделать это с использованием максимума кредита доверия общества сможет только новая партия власти, собравшая вокруг себя новые партии оппозиции. Не случайно лидеры партии «Справедливая Россия» и «ЛДПР» уже высказали в печати идею превращения нашей политической систему в двухпартийную, претендуя на роль социал-демократической партии, которая будет оппонентом партии консервативной.

Вопрос о том, примет ли общество именно этих политиков в качестве социал-демократических лидеров или потребует новых лиц, второстепенный. Главное — идея носится в воздухе и неспроста озвучивается именно сейчас. Раньше с этим предпочитали не спешить, рассматривая реформу лишь как гипотезу, но время требует коррекции планов. Это позволит процессу остаться в конституционном поле, и ни одна ветвь власти не утратит легитимности. Так страна сможет вырваться из тупика кризиса и выйти на новые рубежи для движения дальше. Все попытки консервировать существующую систему сдержек и противовесов не отложат кризис, а углубят его.

Нам известно, что все эти необходимости администрация президента видит и варианты решений имеет. Они только ждут окончательного оформления и команды к запуску. Детали будут прорисованы в зависимости от ситуации. Это и реформа Госсовета, и реструктуризация партийного ландшафта, и изменения отношений центра и регионов. Идея земства, которая периодически всплывает на поверхность, не зря возникла и ждёт своего часа.

В периоды кризисов элита спасает себя и страну лишь тем, что идёт на жертвы. Рост авторитарности политического режима в этот период не только неизбежен, но и спасителен. Он ослабевает, когда кризис модернизации пройден, и пришла пора перейти к демократизации (чтобы не употреблять термин «либерализация», за которым уже стоит не понимание свобод, а понимание либерального тоталитаризма). Россия прошла период либерализации и вступила в период авторитаризма. Только так можно пережить кризис и выйти из него в развитие, а не в распад.

Всё это делает реформу политической системы особо актуальной. Высока вероятность того, что в течение двух-трёх лет эта задача перейдёт из гипотетической в актуальную плоскость. Россию ждёт появление новой партийной системы. Нынешняя партия власти решила свою историческую задачу и исчерпала свои возможности. Оппозиция полностью утратила способность получать общественную поддержку, несмотря на выросший протестный потенциал общества.

Если ничего не поменять, страна рискует на следующих выборах получить колоссальные проблемы с легитимностью парламентской представительской системы. Это спровоцирует правительственный кризис. А он, в свою очередь, приведёт к расколу элит. Поэтому после эпопеи борьбы вокруг пенсионной реформы обществу и элитам нужно быть готовым к реформе политической системы.

 ИА REGNUM.

Губернатор Кубани Вениамин Кондратьев попросил у Москвы 1,2 триллиона рублей на строительство «дороги к морю» между Джубгой и Сочи. Он оказался не первым и не последним главой региона, который нацелился на триллионные мегапроекты. Где взять на них деньги?

Кондратьеву отказали

Губернаторы продолжают слать президенту Владимиру Путину предложения в «Стратегию пространственного развития РФ до 2025 года». Этот документ сейчас разрабатывает правительство в исполнение президентского указа «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ».

Краснодарский губернатор Вениамин Кондратьев предлагает реконструировать автодорогу «Джубга — Сочи» (А-147). Сегодня она представляет собой двухполосный горный серпантин, а глава Кубани хочет построить спрямляющую магистраль длиной 120 километров — в четыре полосы, скоростную, с максимальной скоростью движения 120 км/ч. По словам Кондратьева, новая дорога «жизненно необходима» Краснодарскому краю, поскольку серпантин работает на пределе пропускной способности.

Фактически, конечно, речь идет не о реконструкции существующей дороги, а о строительстве новой. Она будет включать обходы Туапсе, Сочи и поселка Лазаревское, 43 моста и 27 тоннелей, на что, по оценкам Кондратьева, потребуется не менее 1,2 триллиона (для сравнения: Крымский мост обошелся федеральному бюджету в 228 миллиардов).

Минтранс в тот же день сообщил, что сметная стоимость составит никак не менее 1,6 триллиона. Но вовсе не по причине дороговизны Минтранс предложил отказаться от проекта, а из-за того, что ради строительства пришлось бы прекратить движение по прибрежной железной дороге (ее бы как раз и пересекала новая трасса).

Впрочем, вряд ли Вениамин Кондратьев откажется от своих планов, которые сулят Краснодарскому краю гигантские вливания. Кстати, он оказался далеко не первым губернатором, который запросил у Москвы больше триллиона рублей на мегапроект.

Еще в конце июня чеченский лидер Рамзан Кадыров предложил построить высокоскоростную железнодорожную магистраль от Ростова-на-Дону, которая свяжет воедино Краснодар, Майкоп, Минеральные Воды и все столицы республик Северного Кавказа.

Железная дорога, скорость движения на которой будет достигать 400 км/ч, пройдет в том числе через Грозный, а завершится в Махачкале. Кадыров объясняет ее значимость тем, что дорога позволит увеличить поток грузов Каспийский торгово-транспортно-логистический хаб (он должен появиться на базе Махачкалинского морского торгового порта).

Кадыров также предлагает включить этот проект в «Стратегию пространственного развития РФ до 2025 года». Примерная стоимость дороги — не менее триллиона рублей. Минтранс уже позитивно высказался по поводу строительства дороги, которая даст мультипликативный эффект для развития СКФО. А вот Кондратьеву денег не дают…

Всем подавай новые дороги, мосты и метро…

О чем еще просили президента губернаторы? В июне мэр Новосибирска Анатолий Локоть записал видеообращение к президенту с просьбой выделить деньги на строительство метро. Сегодня в городе-миллионнике действует всего две линии с 13 станциями, последняя из которых введена в строй в 2010 году. У властей города и области намечены три этапа развития новосибирского метрополитена и приблизительные сроки их реализации. Первый — строительство Дзержинской линии — должен закончиться в начале 2020 года. В 2022 году закончится второй этап — строительство станции «Спортивная». На третьем этапе планируется продление Ленинской линии до площади Станиславского, но сроки завершения пока не названы.

Правда, без помощи из федерального бюджета не обойтись — по разным оценкам, строительство метро обойдется в сумму от 25 до 90 млрд. рублей. И все равно дешевле, чем краснодарская «дорога к морю».

Президент по поводу проекта новосибирского метро еще не высказался. А вот другой проект — создания моста на Сахалин — практически поддержал, распорядившись сделать необходимые расчеты. Ратует за него глава Сахалинской области Олег Кожемяко, который несколько лет назад будучи губернатором Приамурья затеял проект «Золотая миля», да потом все ушло под воду.

Мост, конечно, будет круче любой золотой мили. Вместе с подъездными путями мост потянет на 540 миллиардов рублей. То есть будет в два раза дороже Крымского моста.

Такая дороговизна объясняется тем, что построить придется 580 километров автомобильных дорог и железнодорожных путей (к Комсомольску-на-Амуре и станции Ныш на Сахалине).

Еще один мегапроект совместно вынашивают сразу два губернатора — ставропольский Владимир Владимиров и карачаево-черкесский Рашид Темрезов. Как и Кондратьев, они мечтают построить скоростную автодорогу, которая свяжет воедино сразу три курорта — Кисловодск, Архыз и сочинскую Красную Поляну. Трасса протяженностью 290 километров обойдется, по предварительным оценкам, не дешевле 200 миллиардов рублей.

Эта цифра, впервые озвученная еще в прошлом году, поначалу казалась фантастической. Теперь же, на фоне триллионных запросов иных губернаторов, аппетиты глав на Северном Кавказе кажутся не такими уж и большими. Скромными, всего 200 миллиардов (предварительно, конечно), оказались и мечтания недавно назначенного губернатора Ямало-Ненецкого округа Дмитрия Артюхова — он хочет построить «Северный широтный ход», которая свяжет воедино Северную и Свердловскую железную дороги. По задумке губернатора, межрегиональный проект даст толчок для промышленного развития Крайнего Севера: будет проще транспортировать грузы с месторождений до портов.

Кстати, продолжают рекой литься деньги и на Крымский полуостров, где только на строительство и реконструкцию автотрассы «Таврида» протяженностью 250 километров губернатор Сергей Аксенов хочет получить почти 150 миллиардов. Кстати, в отличие от прочих мегапроектов, существующих лишь на бумаге, он уже реализуется — первая очередь маршрута «Керчь — Симферополь» должна быть запущена в декабре нынешнего года.

Такие проекты нужны только подрядчикам

«СП»: — Последние месяцы отметились резкой активизацией региональных элит по продвижению своих мегапроектов. С чем это связано? Неужели губернаторы не понимают, что в стране не 2007 тучный год, и переизбытка денег в бюджете нет?

— Губернаторы берут пример с президента. Если денег на пенсии нет, зато есть деньги на олимпиады и чемпионаты мира, на Сирию и Центрально-Африканскую республику, то почему бы деньгам не найтись и на очередные стройки века, — говорит старший научный сотрудник Института экономической политики Сергей Жаворонков. — Почему бы, например, не воплотить в жизнь проект «Единой России» 2002 года по строительству скоростной трассы в Анадырь?

Главный интересант этих мегапроектов — подрядчики, и их не волнует, что подобные проекты не окупятся никогда, а, напротив, потребуют еще дополнительных денег на их содержание. Но, безусловно, проекты с триллионными сметами — это не уровень губернатора. Губернаторы тут играют «в пас» с федеральными чиновниками и с потенциальными спецподрядчиками этих проектов.

«СП»: — Многие из предложенных мегапроектов (например, по строительству трассы из Кисловодска в Сочи) появились еще в советские времена. В советские годы начинали строить метро в Красноярске, Омске, Новосибирске, а потом бросили… Неужели, думаете, такие проекты, просчитанные еще советскими экономистами, не будут иметь мультипликативного эффекта?

— Для экономики регионов эффект таких мегапроектов будет исключительно краткосрочный — занятость, субподряды на время строительства. Вот, скажем, расширить новосибирское метро было бы безусловно полезно для жителей города, и намного полезнее не нужных гражданам мостов на Сахалин. Но мультипликативного эффекта там не будет! Или, скажем, проект «Северного морского пути», который нужен только одной структуре, «Ямал СПГ», на много лет вперед освобожденной от налогов и экспортных пошлин. Так в чем его выгода для государства, не вполне ясно.

svpressa.ru

Едва ли ещё найдутся в мире два человека, так сильно желавшие встретиться и так долго не имевшие для этого возможности, как Владимир Путин и Дональд Трамп — два мощных мировых игрока, представляющие два мощных враждебных лагеря, и с таким интересом и уважением друг к другу, что страсти шекспировских трагедий и драм буквально меркнут в сравнении с накалом ревностных страстей вокруг перспективы встречи этих двух тяжеловесов глобальной политики.

Недавно «Газпром» объявил, что по итогам 2018 года выйдет на исторический рекорд: поставит 200 млрд куб. м газа в дальнее зарубежье, то есть в Европу. Недорогого трубного газа. Вот на этом газпромовском суку сидит Европа и вводит против него санкции, пилит его бандеровской неонацистской Украиной. И сколько ещё это может продолжаться?

Возможная встреча лидеров России и США приобретает всё более четкие контуры, на глазах превращаясь из зыбкой вероятности в неизбежную геополитическую реальность. И что же? Мир замер в радостном ожидании события, которое, по идее, должно стать решительным шагом к снижению охватившей его напряжённости, сравниваемой аналитиками с новой «холодной войной»? Ничего подобного... Владимир Путин и Дональд Трамп ещё не встретились, а Западный мир уже в замер от ужаса в предвкушении... 

Говорят, что президент США Дональд Трамп непредсказуем, и это осложняет и усложняет международные отношения. Это заблуждение, Трамп очень логичен, просто он следует своей имперской логике и говорит, что думает. Он не демагог. Его логика железная, и он идёт к своей цели, преодолевая всё на своём пути. Известно, что Трамп считает важным встретиться с президентом Путиным, представляющим другую империю на этой планете, он никогда не скрывал этого, но только сейчас стало понятно, как он шёл к этой цели, когда неожиданно для всего мира, в том числе атлантического сообщества, открылась подготовка его саммита с Путиным уже в июле этого года.

Вчера на фоне открытия ЧМ-2018 в лентах новостей как-то затерялось прогремевшее как гром среди ясного неба заявление президента США Дональда Трампа о том, что Крым — это Россия.

Вслед за артиллерийскими катерами Россия перебросила с Каспия на Азов ракетные корабли, стрелявшие «Калибрами» по Сирии. И это уже не объяснишь защитой Крымского моста. Это выглядит скорее как ответ на захват Украиной российского сейнера и на украинские обстрелы Донбасса.

Чемпионат мира по футболу – не только спортивный праздник, но ещё и политическое мероприятие. Не только в смысле продвижения в мире образа настоящей России, но и как удобный повод для встреч на высшем уровне и переговоров. В ближайший месяц в нашу страну приедет множество политиков из самых разных стран мира. Какое это имеет значение для Москвы?

Главным внешнеполитическим событием «Прямой линии» с Владимиром Путиным стал ответ президента России Захару Прилепину, российскому писателю и советнику главы ДНР Александра Захарченко, высказавшему тревогу в связи с тем, что бандеровцы воспользуются Чемпионатом мира по футболу в России и начнут активные боевые действия на Донбассе. Президент России сказал: «Я надеюсь, до таких провокаций дело не дойдёт. Но, если это случится, это будет иметь очень тяжёлые последствия для украинской государственности в целом».

Hal Turner Radioshow: Несколько минут назад мои источники в Пентагоне подтвердили мне появившиеся в социальных сетях сообщения о том, что  целых два стратегических бомбардировщика B-52 сегодня пролетели прямо над искусственными островами, построенными КНР в Южно-Китайском море.

Несмотря на провокации и хамство журналиста, Владимир Владимирович настойчиво и уверенно гнул свою линию на суверенитет и защиту национальных интересов России.

Хорошо дружить с крупным хищником, когда охота его удачна, и добычи много: падальщикам остаётся много костей догрызать, они жиреют вместе с «альфой». Однако чем хуже идёт охота у крупного зверя, тем тревожнее скулят на луну койоты. Оголодавший «друг» в любой момент может их самих слопать! Падальщик не может убежать - он отвык сам охотиться. Но он набирает дистанцию - чтобы на всякий случай быть подальше от «альфы», чьё рычание всё более тревожно...

Официальный представитель МИД России Мария Захарова, выступая на брифинге внешнеполитического ведомства, прямо связала обострение в Донбассе с деятельностью американского «уполномоченного» по Украине Курта Волкера.

Эффекта от вчерашнего громкого заявления в виде очередного обвинения в адрес России Международной следственной группы JIT, расследующей обстоятельства крушения Boeing над Донбассом в июле 2014 года, хватило всего на несколько часов.

Прошло более двух лет с тех пор, как Леонид Фролов совершил головокружительную карьеру, покинув деревню Ревякина и очутившись в кресле мэра Иркутского района. Срок вполне достаточный, чтобы вчерашние избиратели смогли по достоинству оценить способности Леонида Петровича «хозяйство вести», хорошо отрекламированные во время предвыборной кампании.

Расширяющийся армянский майдан затронул вопрос глобальных целей России в регионе и способности их достижения в текущих условиях.

Сейчас популярно сравнивать текущие армянские события с Украиной февраля 2014 года и спорить о степени их похожести или непохожести между собой. Тем более что пока все там развивается в самом негативном варианте, подспудно наталкивающем на мысль о прямом внешнем вмешательстве неких иностранных спецслужб. Хотя таковое наверняка тоже «может иметь место быть», действительность всё же выглядит несколько иначе.

Разжигая новый виток агрессии в Донбассе, в Киеве должны, наконец, понять, что российские ракеты в состоянии уничтожить ВСУ, и никакой армии не надо будет даже переходить границу.

Об этом на своей странице в социальной сети Facebook заявил член Общественной палаты РФ, советник председателя Госдумы, глава «Русской гуманитарной миссии» Евгений Примаков.

Миф о России как стране-бензоколонке и её сырьевом проклятии призван разрушить сильные инструменты её геополитического влияния и могущества.

В России последнее время стало символом продвинутости и осведомлённости рассуждать о том, что мы - большая бензоколонка и страна одной газовой трубы. То есть Россия - это сидящая на долларовой наркотической игле сырьевая колония США, снабжающая их вассалов дешёвым топливом и удовлетворяющаяся за эту услугу дешёвой резаной бумагой зелёного цвета, которую к тому же приходится хранить в самих США, готовых эту бумагу отнять при первом желании. Да и до бумаги дело не дойдёт - речь идёт просто о циферках в компьютере, зачеркнуть которые США вообще ничего не стоит.

Вероятно, администрация Трампа в принципе не ожидала, что санкции против "Русала" не только приведут к кризису на мировом рынке алюминия, но и спровоцируют ситуацию, когда в качестве лоббистов российских компаний выступят сразу несколько лидеров Европейского союза, а главным сторонником "отката" санкций окажется президент Макрон. То, что США не могут изолировать Россию, в целом уже давно стало самоочевидным, но вот неспособность Вашингтона безболезненно отрезать от мирового рынка даже одну крупную российскую компанию — это новый и сильный довод в пользу тех, кто считает возможности американской санкционной политики практически исчерпанными. Конечно, у Америки есть еще несколько вариантов болезненных экономических санкций — начиная от мер против российского госдолга и заканчивая полным запретом на использование российскими компаниями долларовой системы расчетов. Однако все эти схемы уже попадают в категорию "назло бабушке отморожу уши".

Российский медиакласс, к сожалению, зачастую руководствуется очень странной картиной мира, в которой Вашингтон выступает неким центром Вселенной, а также эталоном долгосрочного планирования. Для того чтобы предметно обсудить ситуацию вокруг ослабления санкций против "Русала", нужно сначала внести некоторые коррективы в то описание реальности, которое до сих пор транслировала на аудиторию России значительная часть российских же СМИ.

Наглядный пример когнитивного искажения: в наших медиа со ссылкой на источники Wall Street Journal прошла информация о том, что Ангела Меркель попросит Дональда Трампа освободить немецкие компании от американских санкций, под которые они могут попасть из-за сотрудничества с российскими "санкционными" компаниями.

Из такой формулировки может следовать умозаключение о том, что "вывод" немецких компаний из-под санкций и продолжение их сотрудничества с российскими контрагентами зависят от милосердия вашингтонской администрации, которую Меркель будет чуть ли не умолять сжалиться над немецкими бизнесменами. На самом деле в оригинале статьи Wall Street Journal не идет речи о каких-либо унизительных просьбах.

 Там написано, что Меркель будет "проталкивать" или "продвигать" то самое исключение немецких компаний из-под санкций, что указывает на совершенно иную динамику отношений и другое соотношение сил. 

Аналогичная ситуация возникла в прошлом году: многим казалось, что вот-вот под американскими санкциями окажутся все европейские партнеры "Газпрома" по "Северному потоку — 2" и он будет сорван на радость Украине и американским сенаторам, вписавшим эти санкции в соответствующий закон. На практике же европейские дипломаты так надавили на вашингтонскую администрацию, что в рекордные сроки Госдеп выступил с официальными разъяснениями: санкции на "Северный поток — 2" не распространяются.

Этим Госдеп очень удивил тех, кто привык, что Белый дом может легко "прогибать" Евросоюз. Уже не может. Примерно с момента провала кабального договора по Трансатлантическому партнерству, который должен был закрепить и углубить статус ЕС в качестве американской колонии, влияние Вашингтона на Европу становится все более ограниченным.

Журналисты Financial Times описывают европейские попытки смягчения ситуации следующим образом: "Усилия, которыми руководит Франция, подчеркивают растущее европейское беспокойство по поводу последствий, которые могут нести санкции для ключевых европейских секторов — от автомобилей до самолетостроения". Один из французских чиновников предупредил, что санкции, которые серьезно затронули "Русал", будут иметь "прямое и серьезное воздействие на обеспечение ключевыми продуктами" и что определенное количество промышленных производств в Европе оказались под угрозой закрытия. "Это не заводы, которые можно снова открыть за ночь, поэтому необходимо решение, причем быстрое", — добавил он, подчеркнув, что "конструктивное взаимодействие с США уже происходит".

 Судя по тому, что американский Минфин решил ослабить санкции против "Русала" одновременно с визитом Макрона в Вашингтон, можно предположить, что так называемая конструктивная коммуникация французской стороны, которую поддержал ЕС в целом, оказалась вполне успешной.

Некоторые российские комментаторы и аналитики поспешили увидеть в заявлении американского Минфина хитрый план по принуждению России к продаже "Русала" американцам (или кому-то, на кого те укажут). Эта позиция понятна, но она подразумевает некий гроссмейстерский уровень работы вашингтонских стратегов, что не очень вяжется с наблюдаемой нами реальностью.

 "Бритва Оккама" указывает на более вероятное объяснение: администрация Трампа нашла единственный приемлемый способ удовлетворить коллективные требования европейских лидеров, которые хотели избавиться от риска остановки ключевых производств в ЕС. Отменить санкции против "Русала" "в лоб" было бы абсолютно невозможно по имиджевым причинам, а вот схема с фактической приостановкой санкций на пять месяцев и требованием сменить собственника дают возможность Белому дому в будущем заявить о великой и славной победе над ужасным российским олигархом, который якобы вмешивался в американские выборы с помощью политтехнолога Манафорта.

Один из главных русофобских "мозговых центров" США — Атлантический совет (The Atlantic Council) — интерпретирует ситуацию вполне однозначно: "Момент, выбранный для анонса изменения санкций, намекает на то, что администрация Трампа находилась под давлением, скорее всего, европейских и американских покупателей алюминия "Русала", а также товарных бирж".

 Никакого хитрого плана не было — лишь банальное дипломатическое давление, замешанное на интересах крупного бизнеса. С точки зрения американских "ястребов", произошедшее — "прогиб" и позор американской администрации. Джо Карпентер — известный ярый русофоб, советник Джо Байдена по внешней политике и куратор российского направления в американском Совете национальной безопасности при президенте Обаме — высказал позицию, которую в Вашингтоне многие разделяют: "В чем смысл подвергать санкциям конкретные лица, если не подвергать санкциям компании, которые им принадлежат? Разрешение Дерипаске выйти из "Русала" и спрятать свои деньги в российских активах, которые не могут попасть под санкции, уничтожает весь смысл введения этих санкций".

Действительно, многих в Штатах беспокоит тот факт, что Дерипаска может спастись от полного разорения. Впрочем, у российских властей есть план действий, который (по крайней мере с формальной точки зрения) удовлетворит амбиции тех американских сил, которые хотят видеть, что санкции нанесли какой-то серьезный ущерб Дерипаске.

 Эта схема заключается в том, чтобы на неопределенный срок национализировать "Русал" за какую-нибудь символическую плату — например, за один рубль. Министр финансов Силуанов уже говорил об этом — правда, в качестве теоретической (пока) возможности: "Как принцип поддержки — можем, наверное, рассматривать и национализацию за какую-то символическую сумму, с тем чтобы сохранить производство, трудовой коллектив и так далее. В целом может рассматриваться, если собственники попали под санкции".

Парадоксально, но тогда выиграют почти все, так как это позволит администрации Трампа заявить о полной победе, рабочим "Русала" — продолжить работу, российскому бюджету — получать прибыль, а европейским потребителям — российский алюминий. Нельзя исключать, что даже после смены собственника американцы откажутся снимать санкции, но и в этом случае всегда остается вариант: подождать еще одного визита в Вашингтон французского президента или немецкого канцлера. Как показывает практика, у них поразительно хорошо получается добиваться своего от Трампа, особенно когда дело идет о жизненных интересах крупного европейского бизнеса.

Иван Данилов, автор блога Crimson Alter

https://ria.ru

В жизни люди обычно все незнакомое и непонятная в первую очередь стремятся описать более простыми и понятными терминами или ситуациями с добавлением изрядной доли абстракции. Это как в англоязычном мире слово - драйвер. Оно может означать кучу самых разных смыслов, от водителя автомобиля или приводного механизма до компьютерной специализированной служебной программы. Драйвер. Он есть и что-то там делает. Железо + драйвер = понятный результат.

В целом это правильно, потому что работает, но как показывает практика в этой технологии существует огромный риск выхолащивания реальности. Что в конечном итоге искажает ее восприятие и ведет к снижению адекватности собственных реакций. Случившееся в Армении наглядный тому пример.

После 10 дней армянского «Бархатного майдана», премьер и бывший президент Армении Серж Саргсян решил повторить «подвиг» Януковича и подал в отставку. Националисты и евроориентированные либералы празднуют победу, но судя по развитию событий, уличная активность здесь была лишь прикрытием «кабинетного переворота». То есть элита, немалая часть которой работала на ЦРУ, договорилась о смене Саркисяна и «переориентации» Армении на Запад. Для Армении это грозит настоящей катастрофой, впрочем, и для России потери будут далеко не маленькими. 

Как и предсказывала "Катюша", на фоне провала в Солсбери и в Сирии США готовятся спустить с цепи Украину и уже начали информационную артподготовку предстоящего нападения. Госдеп официально обвинил Россию в том, что армия Украины обстреляла Донецкую фильтровальную станцию, оставив жителей ДНР без воды, а также в "предполагаемом" затоплении радиоактивной шахты в Енакиево, которое отравит воду в округе.

В Армении имеет место новая попытка «бархатной революции» со всеми привычными атрибутами, включая антироссийские лозунги.

Это в очередной раз актуализировало общественную дискуссию уже в России – правда, куда более вялую, чем обычно, – о ее политике в постсоветских странах.

Формальные итоги решительного удара западных стран по Сирии подведены.
Россия предложила осудить атаку Совету Безопасности ООН. Трое постоянных участников Совбеза (они же участники атаки) оказались против. Резолюция не принята.
В мире реальных фактов цифры тоже в целом установлены: выпущены 103 ракеты.

Сегодня Московский городской суд признал законным и обоснованным приговор бывшего министру экономического развития Алексею Улюкаеву, осужденному на восемь лет колонии за получение взятки в $2 млн, но при этом снял запрет на право занимать должности в органах госвласти, местного самоуправления и госкомпаниях.

«Приговор Замоскворецкого районного суда Москвы в отношении Улюкаева изменить, исключить из приговора запрет на право занимать должности в органах госвласти, местного самоуправления и госкомпаниях. В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы адвокатов без удовлетворения», – говорится в вердикте апелляционной инстанции, который цитирует «Интерфакс».

Новоиспеченный госсекретарь США вводит своих сограждан в опасное заблуждение, рассказывая сказки о возможности безнаказанно убивать русских.

Накануне многие русскоязычные медиаресурсы процитировали высказывание выдвинутого на пост госсекретаря США, экс-директора ЦРУ Майка Помпео о гибели в Сирии «пары сотен русских»:

В нынешней ситуации любое отступление смерти подобно.

Коллега Адекват пишет, и я с ним полностью согласен - ситуация невероятно опасная: "Трампу как никогда раньше выкручивают руки, чтобы он санкционировал удар. Удар при этом не цель, удар — средство; цель — пресечь в корне любые виды даже не на нормализацию, а хотя бы на стабилизацию отношений.

И снова у нас конфликт тех, кто ведётся на слова и декларации, с теми, кто смотрит на дела и события.

Целая куча народу мне писала после мартовского послания Президента «Ага! Путин снова говорил о необходимости приватизации! А ты нам что втирал?!». На что я им неизменно отвечал «Не смотрите на слова, смотрите на дела».

Снова будем всем миром спасать "наших" олигархов Вашингтон нанёс очередной, вполне предсказуемый, и далеко не последний, удар по российской экономике. Точнее, ударили по капиталам олигархов, а попали буквально в каждого россиянина.

Если Скрипали будут переданы в США, это будет означать выступление на стороне США против правительства Терезы Мэй по крайней мере одной из спецслужб Ее Величества.

Чудесное воскресение (прости, Господи, за этот оборот после Пасхи) Скрипалей означает очень простые и понятные вещи, пишет Михаил Делягин на своей странице в одной из соцсетей:

Американский дипломат, выступая на одном из культурных мероприятий Китая, поплатился за свои слова о Сталине. Подробности сообщил информационный портал «Политдайджест».
Американский атташе по культуре в КНР Роберт Форд выступил с речью на выставке современного искусства в Шанхае. Во время своего выступления, дипломат неосторожно высказал критику в отношении экс-главы СССР Иосифа Сталина. Атташе публично заявил о своей радости, что китайское искусство отошло от традиций кровавого сталинизма и перешло к современной форме.

Вся планета уже увидела вопиющую и позорную деградацию правящей англосаксонской элиты. Именно так (а не в пылу сражений) и умирают империи - когда все понимают, что королева голая.

Я не буду цитировать вчерашнее выступление Небензи по поводу отравления семейства Скрипалей. Оно само по себе великолепно и по сути, и по форме, и вполне заслуживает того, чтобы посмотреть его в оригинале и целиком.

Когда Владимир Путин принимал в Кремле министра иностранных дел Китая Ван И, другой китайский министр, генерал-полковник Вэй Фэнхэ, уже был на пути из Москвы в Минск. И хотя спецпредставителем китайского лидера был глава МИД, сенсацией стало заявление министра обороны. На фоне атаки, предпринятой Западом, две страны еще сильнее сомкнули ряды.

Дело движется к развязке. Более того, развязка уже совсем близко. Даже позволю себе сделать прогноз: в диапазоне от трех месяцев до полугода кризис в отношениях России и Запада вступит в новую фазу. И весьма вероятно, что это будет острая фаза, крайне болезненная для обеих сторон.

Но не спешите объявлять меня паникером: не исключено, что ситуация изменится в лучшую сторону, и мир сделает пару шагов от края той пропасти, к которой он подошел. Вероятность того или иного развития событий я оценивать не стану, но скажу, что шансы в обоих случаях достаточно высоки.

Определенная часть российской аудитории восприняла признание главы военной лаборатории в Портон-Дауне Гарри Айткенхеда в том, что российское происхождение "яда для Скрипаля" доказать там не удалось, как серьезную проблему для Терезы Мэй. Как минимум ожидается, что это признание должно создать ей трудности в плане продолжения дипломатической атаки на Россию.