Вот и пришла очередная "круглая" дата — ровно два месяца с начала специальной военной операции России на Украине.
Так уж устроено наше сознание: оно сильно обусловлено фактором времени, поэтому всякий раз, когда приходит такая дата, мы автоматически охватываем внутренним взглядом прошедший период и оцениваем его.
В данном случае такое "автоматическое оценивание" будет относится к СВО.
Все вражеские бойцы информационного фронта прекрасно эту особенность нашего сознания знают, и потому в этот период обязательно будут самые различные вбросы, направленные на разрушение веры в нашу армию, в наше руководство, в Путь России и т.д.

С точки зрения нашей жизненной энергии, всё это направлено на «слив» энергии через такие нисходящие и разрушительные состояния психики, как разочарование, неверие, досада, злость, упадок духа, депрессивные волны и т.д.

Вражеские голоса будут вещать нам о том, что де военная операция «буксует», что ваши войска «увязли», что военно-​политическое руководство (ВПР) России «просчиталось» в плане оценки силы ВСУ и «воинского духа» ВСУ.
Нам будут "втирать", что ВПР России ошиблось в оценке готовности украинской элиты переметнуться на сторону России, кинув Зеленского.
Нас будут уверять, что российское руководство ошиблось в плане оценки готовности украинского общества встать на сторону России и подняться против той самой продажной власти, которую само же это украинское общество столь критиковало и откровенно не уважало — если не сказать, презирало.

Все люди, кто активно вовлечён в ситуацию, следит и анализирует происходящее в режиме онлайн, уже с этими вопросами за два-​то прошедших месяца вполне разобрались.

Но более широкий круг наших сограждан этот вопрос ещё не до конца для себя проработал, потому этих людей в ближайшее время ждёт нарастание внутреннего конфликта и соответственно потеря энергии.

Почему с этим вопросом необходимо разобраться (тем, кто ещё не разобрался)?

Да потому, что наши представления об украинском обществе и украинских вооружённых силах формировались у нас, россиян, на протяжении нескольких десятков лет (и наиболее активно —на протяжении восьми последних лет), а жёсткая коррекция этих представлений происходит вот прям сейчас, резко.

Срок в один-​два месяца — это очень малый срок по сравнению с теми годами, на протяжении которых наши представления формировались, сформировались и закрепились в подсознании, создавая ту картину мира, какую мы имели на момент начала СВО.

Коротко упомянем наиболее значительные факторы, способствовавшие формированию у нас всех тех представлений об украинском обществе, включая армию, с какими мы подошли к СВО и которые ныне находятся в конфликте с течением реальности.

Во-​первых, рассмотрим довольно распространённое в России представление о том, что ВСУ можно будет разгромить относительно быстро.

Самая очевидная причина — это много лет рассказов о деградации ВСУ в наших СМИ.

Многочисленные коррупционные скандалы, взрывы на складах боеприпасов, репортажи о пьянстве и наркомании в ВСУ, информация о постоянном конфликте националистических батальонов и регулярных частей ВСУ, рассказы о конфликтах ВСУ и жителей той части Донбасса, которая оставалась за Украиной, рассказы о тех психических проблемах, которые наблюдались у "ветеранов АТО" и т.д.

Реально много было информации о деградации ВСУ и даже если человек не следит за новостями целенаправленно, он это представление всё равно «ловил» в нашем общем информационном поле, в результате чего, сам того не осознавая на момент 24.02.2022 имел уверенность в "быстрой победе над ВСУ".

Далее. Ощущению слабости ВСУ относительно российской армии очень сильно поспособствовали ошеломительные успехи российских ВС в первые дни СВО.

Мощнейшая ракетная атака в ночь с 23 на 24 февраля, стремительные броски российских войск на севере Украины, на юге Украины, масштабное наступление войск ЛДНР на востоке Украины.

ВСУ реально были в шоке, а в наших СМИ царил очень оптимистичное настрой.

Не отставали и «диванные эксперты» типа Ю.Подоляки, вещавшие о «развале южного фронта ВСУ», о "развале обороны Киева" и прочих победных вещах.

Кроме того, большим обнадёживающим фактором явилось прямое обращение Путина в первые дни СВО к военным Украины: свергайте власть Зеленского и давайте договариваться.

Зная по многолетнему опыту, насколько Путин осторожен в плане слов, и насколько он не любит делать голословных заявлений, все мы полагали, что если он делает такое смелое (и достаточно рискованное в плане имиджа) заявление в публичном поле, значит у Путина была реальная надежда на то, что военные Украины ещё не совсем зомбированы укро-​нацизмом, и ещё представляют собой какую-​то самостоятельную силу (ибо военные в основном всегда ближе к реальности, чем политики).
Эта надежда передалась и нам, и в течение нескольких дней после тех путинских слов, мы искренне надеялись, что этот посыл будет услышан военными Украины.

Вот таковы основные, наиболее яркие факторы, приведшие к формированию в обществе ощущения того, что ВСУ — слабы.

Следующее представление об Украине, способствовавшее вере в относительно быстрый успех спецоперации, это наши представления об украинском обществе.

Нам в России казалось, что люди, живущие на Украине не могут не видеть этой очевидной, кричащей, вопиющей нацификации Украины!

Прославление откровенных нацистов во главе с Бандерой и Шухевичем не было каким-​то «идейным брожением» в недрах западно-​украинского общества. Именами этих откровенных бесов назвали центральные улицы Киева, по всей Украине ставились им памятники и памятные доски, вся Украина восторженно пела «батько наш Бандера» и т.д.

Глядя на это, нам казалось, что широкие слои украинского общества (по крайней мере — центральной, южной и, тем более, восточной Украины) не могут всерьёз принимать этот откровенный сатанизм. Нам казалось, что широкие слои украинского общества страдают от этого сползания общества во Тьму.

Нам казалось, что украинское общество не может всерьёз отказаться от того, что нацизм — это экзистенциальное зло, а Россия (в лице СССР) — победила это зло и является хранительницей памяти той Великой Победы.

В общем, никак мы тут в России не ожидали что практически ВСЁ украинское общество — на всей её территории — уже окончательно, бесповоротно зомбировано нацизмом.

Говоря языком религии, оказалось, что всё украинское общество само, добровольно, продало душу Дьяволу и стало его служителями — от интеллигенции до самого простого гражданина.

Кстати, если бы Россия не начала военную спецоперацию, то при таком положении дел в украинском обществе, Украина точно, стопудово, железобетонно вскоре стала бы обладателем ядерного оружия, и рано или поздно в нужный западным хозяевам момент (о чём я более подробно писал в статье о «Встречном пале») напала бы на Россию.
И вот тогда мы бы имели реальную вероятность гибели России как полноценного геополитического субъекта, поскольку ядерный удар (даже если бы он не имел особого военного значения) невероятно бы ослабил Россию.

Этот удар отбросила бы экономику России далеко назад, и возвратить утраченное в ближайшие десятилетия было бы невозможно (ведь за это время все геополитические субъекты ушли бы настолько далеко вперёд в своём развитии, что догнать их было бы уже невозможно).

Итак, наши представления об украинском обществе было гораздо более оптимистичными, чем оказалось на самом деле.

И этот момент — момент ошибочности наших, общенародных представлений о ВСУ и украинском обществе — выдаётся нашими врагами за ошибки российского руководства!

Это очень важно чётко видеть и понимать!

Это самым активным образом внедряют в наше инфополе не только профессиональные бойцы информационного фронта, но даже и люди — эксперты, аналитики, блогеры, журналисты — которые находятся на вполне про-​российских позициях и поддерживают демилитаризацию и денацификацию Украины.

Назову навскидку ряд примеров.

Блогер Юрий Подоляка. Как только стремительное продвижение российских войск, наблюдавшееся в первые дни СВО, прекратилось, Подоляка начал ныть о том, что мол де «Генштаб РФ не просчитал», «руководство России ошиблось».
Далее, соратник Подоляки, Михаил Онуфриенко, активно транслировал эти же самые нарративы, только с гораздо большей истеричностью: военно-​политическое руководство России просчиталось, ошиблось, нужно действовать не так, как они действуют, а так, как видит он, Онуфриенко (и его друг Подоляка).

Но это ладно…блогеры они и есть блогеры…что с них взять…

Но гораздо бОльшим разочарованием лично для меня явилась позиция Ростислава Ищенко — блестящего публициста, историка, аналитика, которого я с удовольствием читал немало лет.

Как только стремительное продвижение российских войск на Украине замедлилось (и особенно после ухода российских войск из-​под Киева), он тоже начал активно продвигать нарратив о том, что мол де российское военно-​политическое руководство ошиблось.
Только в его размышлениях это выглядело так: российское ВПР мол де купилось на уверения украинских политиков и общественных деятелей, которые после госпереворота 2014 года окопались в России, и мол де транслировали российскому руководству какую-​то радужную картину относительно настроений в украинской элите. Ну и российское руководство мол де, на эту радужную картину купилось, и было откровенно кинуто этой самой украинской элитой — отсюда и типа «провал» наступления на Киев.

К этой же компании людей относится Олег Царёв — бывший украинский депутат, который активно поддерживает СВО на Украине и поначалу казалось, что это человек, которые вполне понимает происходящее.

Но нет. Как только операция пошла не в соответствии с его представлениями о ней, он тоже начал истерить по поводу того, что «российское руководство ошиблось, не просчитало и т.д.».

И это я перечислил только тех деятелей, которые официально занимают пророссийскую позицию и вроде как поддерживают действия России на Украине.

И что уж тогда говорить о тех ЛОМ-​ах, которые придерживаются антироссийской позиции (начиная с того же Стрелкова, Несмияна, всей ходорковско-​навальновской кодлы, и заканчивая легионом украинских пропагандистов): все они тоже активно транслируют этот нарратив о том, что российское руководство ошиблось и не просчитало.

Соответственно, если мы хотим не ловиться на эти ловушки, не терять энергию и не разрушать свою нервную систему, надо это для себя чётко разобрать и понять, поскольку данный нарратив будет и дальше развиваться — особенно в районе каких-​то ключевых дат (третий месяц СВО, четвёртый, пятый, первая годовщина СВО и т.д.)

Итак, ключевые вопросы:

- почему всё пошло не так, как ожидалось?

- ошиблось ли российское руководство в планировании СВО?

Рассмотрим первый вопрос: почему всё пошло не так, как ожидалось? Почему ВСУ оказались гораздо сильнее, почему укро-​элита в очередной раз кинула, почему население Украины оказалось до такой степени нацифицировано и настолько негативно отнеслось к русским войскам и т.д.

И тут сразу надо задать вопрос на вопрос: а КЕМ ожидалось то, что ВСУ более слабые, что укро-​элита поддержит, а население не столь глубоко нацифицировано?

Ответ простой: это ожидалось широким гражданским обществом — включая всех аналитиков, экспертов, блогеров и прочих ЛОМ-​ов, в том числе и всех вышеупомянутых Подоляко-​Онуфриенков, Ищенков, Царёвых и т.д.

Именно их и только их представления разрушились в результате первого этапа СВО на Украине.

Только их.

И спрашивается: с какой стати они спроецировали разрушение своих представлений на руководство России?

Почему они решили, что руководство России имело о ВСУ, укро-​элите и укро-​гражданах такое же представление, как и они — все эти аналитики, блогеры, эксперты — которые опираются либо на открытые источники, либо на какие-​то там «инсайды», которым зачастую по большому счёту грош цена.

Итак, первое, что тут важно понять, если мы не хотим попасть в ту же ловушку, в какую благополучно попали «аналитики и эксперты», это то, что российское руководство имеет данные из гораздо более серьёзных источников, нежели широкое общество.

Поэтому, никаких иллюзий относительно ВСУ, укро-​элиты и укро-​гражданах российское руководство не питало.

И, соответственно, оно вполне было готово к тому развитию событий, какое мы имели и имеем в реальности.

И здесь могут возникнуть вопросы типа почему российское руководство не рассеивало эти иллюзии, существующие в российском обществе? Или: почему российское руководство, точно зная, что оно начинает длительную и очень сложную военную кампанию, не препятствовало присутствию в обществе столь оптимистичного настроя в плане хода и результатов СВО?

Ответ простой: российское руководство основывалось на законах психологии широких масс. Эти законы российскому руководству прекрасно известны.

И согласно этим законам, в войну надо вступать на максимальном оптимизме, максимальном воодушевлении широких народных масс.

Если вступить в войну на волне неуверенности в своих силах, на волне страха перед противником — то никакой поддержки со стороны общества эта военная кампания иметь не будет. А упаднические настроения захлестнут страну при первых же сложностях в ходе этой военной кампании.

При этом, те же самые законы психологии масс однозначно говорят о том, что по мере вхождения общества в войну, у общества появляются уже другие мотивы, другие мотивирующие факторы — прежде всего, конечно же героизм наших воинов, гордость за военные успехи, а также и боль потерь, возмущение отношением к нашим пленным (и такое отношение к нашим пленным тоже вполне просчитывалось перед началом СВО).

Законы психологии не отменить: чем больше наших воинов гибнет в этой войне, тем больше решимость общества довести задачи демилитаризации и денацификации Украины до конца.

А на самом деле — после всех тех потерь, что Россия уже понесла за эти два месяца, становится уже совершенно ясно, что без лишения Украины восточных и южных территорий, без лишения её выхода к морю, никаких других результатов СВО российское общество не примет.

И это — уже ровно из той области, о которой у нас в народе говорят: «за ценой не постоим».

Вступив войну на воодушевлении и энтузиазме, все сложности, трудности, неудачи, а также жертвы военной кампании воспринимаются обществом вполне конструктивно — тем более, что «зачистку» всех основных антироссийских СМИ, руководство России планировали сразу с началом СВО — что и было сделано.

Соответственно, общий информационный фон в России сейчас вполне конструктивен.

Разумеется, этот фон можно поддерживать таким только в том случае, если нет каких-​то откровенных, очевидных провалов на всех фронтах (военном, экономическом, международном и т.д.)

Но за прошедшие два месяца у России был только один такой очевидный и откровенный провал — потеря крейсера «Москва».

Потерять флагман флота в военной операции против страны, у которой вообще нет флота — это, конечно, серьёзный удар по престижу ВС РФ и руководства СВО. Но при этом, объективно глядя, этот провал ударил не столько по военной составляющей СВО (поскольку в этой кампании всё решается не на море, а на сухопутных фронтах), сколько по психологической. А это всё-​таки легче перенести, пережить, собраться, и стиснув зубы, спокойно идти дальше.

А кроме потери «Москвы» каких-​то серьёзных провалов в СВО не было. Как и на других фронтах глобального противостояния России с Западом.

Ну и теперь разберём второй вопрос: ошиблось ли ВПР России в планировании СВО на Украине?

Ответ на этот вопрос прост и вполне очевиден любому здравомыслящему человеку (посему оно и удивительно, КАК все эти подоляки-​онуфриенки-ищенки и иже с ними этого не понимают?).

Итак, военно-​политическое руководство России не ошиблось — просто оно заранее имело несколько сценариев развития ситуации.

Это же очевидная вещь: когда планируется, какая-​то серьёзная операция, то разрабатываются сразу несколько планов.

Ну, условно говоря — разрабатывается наиболее оптимистичный сценарий, наиболее пессимистичный сценарий и несколько (подчёркиваю — НЕСКОЛЬКО) промежуточных.

Т.е. образно говоря, в сейфе у руководства СВО лежит сразу несколько папок: скажем, на момент начала СВО открывается папка с наиболее оптимистичным сценарием и по ней идёт развитие СВО.

Потом выясняется, что ВСУ сопротивляется гораздо сильнее, чем планировалось, и вместо того, чтобы не влезать в бессмысленную бойню и перейти на сторону своей истинной Родины, России, они упёрлись и «героически» (а на самом деле фанатически) бьются со своими братьями — русскими.

Тогда достаётся, папка номер два, и развитие СВО идёт по ней.

Потом выясняется, что и ВСУ упёрлось, и офицеры не желают свергать Зеленского, и укро-​элита кинула, и укро-​население встречает с ненавистью, при этом удивительным образом сплачиваясь вокруг откровенного неадеквата-​наркомана, пресмыкающегося перед Западом — Зеленского.

Окей, достаётся следующая папка, в которой и написано — войска из-​под Киева выводятся и перебрасываются туда-​то и туда-​то.

Ну и так далее: все варианты просчитаны — от самого оптимистического, до самого пессимистического.

Поэтому военно-​политическое руководство России всерьёз, принципиально ошибиться не может, поскольку готово к любому сценарию.

Почему мы можем быть уверены, что ВПР России начали СВО, ориентируясь либо на самый оптимистический, либо на около-​оптимистический сценарий?

Да исходя из той базовой установки, какую ВПР России имеет относительно украинцев — мы один народ.

Поэтому, ВПР России не могло не дать украинцам шанс — шанс на то, что увидев, что Россия уже всерьёз решила поставить на место эту нацистскую укро-​власть (которую, повторюсь, сами же украинцы все последние годы ругали в хвост и в гриву), украинцы одумаются и встанут в один строй с русскими.

ВПР России не могло не предложить украинцам самим перейти на сторону России — и этим избежать страшных разрушений, которые им неизбежно предстоят, если они откажутся от этого шанса и всерьёз встанут против России.

И вот этот первый этап СВО, когда Россия действовала на всех направлениях сразу стремительными бросками вглубь украинской территории, стараясь минимизировать потери не только мирного населения, но даже и солдат ВСУ — это и было то самое время, которое ВПР России дало украинцам для того, чтобы они одумались.

Причём, это время было оплачено жизнями российских солдат — сейчас-​то уже достоверно известно, что наибольшие потери российская армия понесла именно в эти первые дни, когда ВС РФ воевали максимально сдержанно.

Но украинцы не одумались, не проснулись.
Они продемонстрировали глубокую степень нацистского зомбирования.

Соответственно, теперь на столе лежит другая папка, в которой, в частности, написано, что теперь не будет никакой жалости ни к солдатам ВСУ, ни к гражданской инфраструктуре, ни даже к населению, оказавшемуся в зоне боевых действий.

Снарядов и авиабомб российские войска сейчас уже совершенно не жалеют. Активно используются дроны.
В передовых частях наряду с пехотой работает много спецназовцев — соответственно оснащённых.
После разведки с воздуха, вперёд идёт спецназ уже по земле, и уже за ним продвигается пехота.
Если появляется малейший очаг сопротивления, его в прямом смысле слова сносят артиллерией или авиацией — не считаясь с окружающей гражданской инфраструктурой, если она тут есть.
Далее на перемолотые позиции заходит пехота, зачищает и собирает трофеи.

Российские военные корреспонденты, побывавшие уже не на одном ТВД отмечают, что такого количества артиллерии на участок фронта они не встречали нигде.
Стволы на орудиях в буквальном смысле слова красные. Металл раскалён.
Российская армия теперь продвигается медленно, но с максимальным сбережением личного состава.

И этот формат ведения боевых действий был на момент начала СВО скурпулёзно проработан точно так же, как скурпулёзно проработан был и первоначальный — стремительный — формат ведения боевых действий.

На этом завершаем данную тему — тему манипуляций, связанных с тем, что якобы ВПР России ошиблось в своих прогнозах и оценках хода военной спецоперации на Украине.

Повторюсь: эти стенания (и даже проклятья) относительно «глупости, недалёкости, тупости, безумия» ВПР России, которое мол де «втянуло Россию в бессмысленную и заранее проигрышную войну», будут муссироваться постоянно, и особенно обостряться в период «ключевых дат» — как, например, сегодня, 24 апреля, ровно через 2 месяца после начала СВО .

Поэтому нам обязательно надо этот вопрос разобрать, зафиксировать всё в тексте, чтобы этот материал лежал наготове, и всегда был под рукой, когда понадобится аргументированно ответить собеседнику, подпавшему под эти манипуляции.

Ну и теперь, понимая ситуацию с наличием не одного, а целого ряда планов проведения СВО, мы можем понять, что все эти радостные визги украинцев о том, что они якобы «отбили» наступление ВС РФ на Киев — это просто смех и грех.

Они ещё не понимают, на что обрекли этот самый Киев!

И киевляне ещё не понимают, на что себя обрекли!

На что же они себя обрекли?

Начнём с того, что, как я уже написал выше, они обрекли себя на жёсткий и бескомпромиссный характер действий России.

Да, мирное население жалко. Особенно — детей.

НО.

Но если Россия идёт на жертву своими лучшими сыновьями и дочерьми — воинами, сражающимися за родину, за правду, за мир — то неужели кто-​то полагает, что Россия не готова пойти на жертву украинскими гражданами, которые волею судьбы окажутся в зоне боевых действий?

Как бы ни была тяжела эта жертва, Россия на неё пойдёт — точно так же, как Россия шла на такую же жертву, в 1943-44 годах, когда началось всеобъемлющее наступление Красной Армии на немцев, и мы брали наши же русские города, оставленные в период 1941-42 годов.

Как известно, при штурме этих городов, они нещадно бомбились — невзирая на масштабные жертвы мирного населения.
Тот же Киев при его освобождении в ноябре 1943-го был буквально стёрт с лица земли. В нём погибло огромное количество наших же российских (тогда советских) граждан.

Когда Россия освобождает мир от Тьмы нацизма (за которым обязательно и непременно стоит сатанизм), она готова к тому, чтобы жертвовать тем, что ей дорого — жизнями её сыновей и дочерей, в том числе и заблудших сыновей и дочерей, какими ныне являются украинцы.

Этот момент, кстати, тоже надо хорошенько понять всем, кого эмоционально цепляет информация о гибели гражданских на Украине, в том числе детей.

Например, вчера в Одессе толи ракета, толи обломки ракеты попали в жилой дом, и там погибли люди, в том числе и трёхмесячный ребёнок. И по этому поводу укро-​СМИ устроили очередную слёзную истерику. И Зеленский, давая очередное большое интервью в метро Киева, тоже истерил по этому поводу.

Так вот, если вас цепляют эти — действительно глубоко печальные — вещи, значит вам надо хорошенько запомнить то, о чём я написал выше: если Россия идёт на жертву своими лучшими детьми — воинами, добровольно идущими на битву с Тьмой, то уж тем более Россия готова идти на жертву людьми, кто волею судьбы оказался на Украине в этот период. И уж тем более Россия готова идти на жертву людьми, которые, будучи, по сути, русскими, но отказался от своей истории, своей культуры, своего языка, т.е. по сути, Россию предал.

При этом, мы не должны забывать о том, что подавляющее большинство украинцев, оказавшихся сейчас в зоне боевых действий, имели в своём распоряжении целых 8 лет для того, чтобы пойти на трудности, житейские передряги, на слом привычного уклада жизни и переехать в Россию.

Неужели это хуже того, чем оказаться сейчас без всего? Неужели это хуже, чем потерять близких и оплакивать их сейчас? И уж тем более, неужели это хуже того, чем погибнуть под бомбами?
Нет, не хуже.
Посему те, кто сейчас страдают, оказавшись в зоне боевых действий, страдают прежде всего в результате своего свободного выбора.

Далее, выказав столь упорное сопротивление России и столь глубокую свою нацификацию, украинцы обрекли себя на прекращения существования Украины в её нынешнем виде.

Если бы украинце не упёрлись рогом, и не вступили в полноценное военное противостояние с Россией, то Россия вполне могла бы пойти на сохранение Украины в её нынешнем виде (за исключением, разумеется, ЛДНР, которые после их признания уже окончательно стали для Украины потеряны).

При текущем же раскладе, когда Россия за эти два месяца оказалась вынуждена положила на алтарь борьбы с Тьмой такое количество жизней — как своих воинов, так и гражданского населения — уйти с занятых территорий Украины Россия уже не может. Путь назад украинцы ей закрыли сами.

Теперь Россия уже с занятых территорий не уйдёт.

Далее, «победив» Россию в «битве за Киев» (если что — это я юморю, поскольку никакой «битвы за Киев» на самом деле не было:)) киевляне — вместе с северной, центральной и западной Украиной обрекли себя на крайне тяжёлые в житейском плане времена. Прямо сказать — чрезвычайно тяжелые, поскольку ВПР России положило на стол ту папочку, в которой значится «занятие восточной и южной Украины в качестве второго этапа СВО».

И, как мы все знаем, это было грамотно вброшено в информационное поле буквально на днях: с одной стороны, это сказано достаточно высокопоставленным государственным служащим, но с другой стороны — не госслужащим первого эшелона, и даже не из тех военачальников, кто непосредственно командует СВО.

В результате российский народ всё понял, украинцы всё поняли, но мировое сообщество не поняло (ибо для мирового сообщества данный госслужащий величина практически незаметная). Соответственно, для мирового сообщества это заявление является чем-​то на уровне слухов — что нам и надо.

Ну так и вот: в ближайшие месяцы (судя по всему, в течение остатка весны, всего лета и какой-​то части осени) Россия разгромит группировку ВСУ на востоке Украины, и далее займётся лишением Украины выхода к Чёрному морю.

Т.е. будут заняты николаевская и одесская области.
Не факт, что вместе с городами (Николаевым и Одессой), но это уже детали. Сути это не поменяет.

На востоке же Россия за этот период завершит взятие под контроль харьковской области — опять же, не факт, что вместе с Харьковым, но опять же — сути это не поменяет.

При удачном ходе всех вышеозначеных направлений, нельзя исключать взятие под контроль и днепропетровской области — опять же, не факт, что вместе с самим городом Днепропетровском.

В общем ,целью второго этапа СВО фактически является та самая Новороссия:

Два месяца с начала нового мира. Всё идёт по плану

Поскольку задачи особо жалеть граждан Украины у России более нет, то длительная блокировка этих городов — без серьёзных штурмов — вполне вероятна. Даже несмотря на то, что в оных городах жизнь будет более, чем не сладкая — на грани гуманитарной катастрофы.

Ну так и вот.

В результате этого второго этапа СВО, Украины будет лишена выхода к морю, а также лишена промышленного потенциала востока.
Даже если Харьков и Днепропетровск будут просто блокированы — это означает, что они не будут участвовать в экономической деятельности и пополнять украинскую казну результатами своего труда.

Производства будут стоять, налоги платиться не будут, в городах будет гуманитарная катастрофа (при этом, выезд из городов для гражданских будет свободен).

И вот при таком раскладе, судьба «победившего» Киева, «победившего Чернигова, «победивших» Сум, «героически изгнавших оккупантов», будет крайне незавидна.

Почему?

Как известно, экономика Украины прежде всего держалась на промышленности востока и транзитных потоках юга.

Через ту же Одессу шли колоссальные транзитные маршруты — в том числе и нелегальные, включая наркоту.

Без промышленности востока и транзитных потоках юга Украина превращается в крайне убыточное государство (да ещё и обременённое нереальным количеством долгов.

Соответственно, если Россия по завершению второго этапа СВО, остановится на перерыв, то этот огрызок Украины окажется на содержании у Европы!

При этом «перерыв» — это ж не означает «завершение». Это именно перерыв в активных наступательных операциях.

А ракетные удары так и будут продолжаться!

Как сообщают наши СМИ, количество наших самых «ходовых» ракет — «Калибров» — производимых в сутки, превышает то количество, какое расходуется за сутки в СВО.

Производственные мощности — увеличены, а предприятие в Рыбинске, выпускающее двигатели к «Калибрам», увеличивает штат аж на 500 человек.

А это значит, что ни о каком вступлении Украины в ЕС или НАТО и речи идти не может — война же в ней идёт, и непонятно, чтó от неё останется, от той Украины.

Соответственно, эта оставшаяся часть Украины окажется в подвешенном состоянии.

Россия же будет заниматься, во-​первых, решением вопроса городов: всё более и более серьёзная блокада и параллельно активные переговоры с населением и руководством этих городов о мирной сдаче.

А во-​вторых, Россия будет заниматься обустройством занятых территорий — и тут, как мы понимаем, проблем будет тоже немало. Прямо сказать, ОЧЕНЬ много проблем придётся решать.

Но по крайней мере, голода на этих территориях не будет. Хаоса с вооружёнными бандами — не будет. Проблем с топливом и, соответственно, перемещениями — не будет. По меркам остальной Украины всё это будет являться огромным преимуществом.

Но и это ещё не всё. Фактически, Украина в этом её состоянии окажется «на руках» у Запада, которому придётся впрягаться в поддержку Украины по полной — они ж типа друзья, они ж Украину всячески поддерживают в её «праведной борьбе».

А сам-​то Запад тем временем всё больше и больше будет погружаться в настоящий, полноценный, суровый и беспощадный экономический кризис.

Этот кризис уже во всю расширяется и углубляется — прямо сейчас.

Так ведь мало того, что надо будет поддерживать население Украины, так надо же ещё будет поддерживать её армию в боеспособном состоянии — при полностью разрушенной военной промышленности!
При отсутствии топлива!
При постоянном ракетном обстреле всех крупных мест хранения оружия…

В общем, перерыв в активных военных действиях на Украине, который вполне вероятен по завершению второй фазы СВО, по факту является для Украины нисколько не меньшим бедствием, чем продолжение активных военных действий.

А скорее всего — гораздо бóльшим бедствием.

Как там в классике: «и тогда живые позавидуют мёртвым»…

И вот здесь мы должны чутка уделить внимание ещё одной популярной манипуляции, которая активно используется нашими врагами на информационном фронте: мол де «СВО идёт медленно», «СВО буксует» и т.п.

Эта манипуляция, в принципе, тесно связано с уже разобранной манипуляцией о том, что ВПР России чего-​то там «не просчитало, не продумало, ошиблось и обломилось» — а из этого тезиса вытекает тезис о том, что СВО идёт мол де медленно.

И тут мы снова вспоминаем то, что проговорили выше: перед началом СВО в шкафах нашего ВПР лежало много папок — и на случай быстрого темпа СВО и на случай медленного.

И то, что СВО идёт медленно — это для России так же нормально, как если бы СВО шло быстро.

Мало того, с учётом того, что СВО на Украине является лишь частью глобального переформатирования мира, начатого Россией, можно сказать совершенно определённо, что даже если бы СВО шла так же быстро и успешно, как в самые первые дни, то в какой-​то момент Россия всё равно бы сделала паузу, поскольку для планов России этот конфликт должен быть относительно долгим.

По какой причине это России необходимо, я достаточно подробно описал в большой статье «Встречный пал России и текущая ситуация в мире».

Можно уверенно сказать, что до момента обрушения всей текущей мировой финансовой системы, основанной на долларе, Россия будет заинтересована в том, чтобы конфликт на Украине продолжался.

Иначе этот конфликт пришлось бы распространять дальше — скажем, на Молдавию или даже Прибалтику.

Накануне обрушения мировой финансовой системы Россия кровно заинтересована в том, чтобы быть с «Титаником» Запада в максимально враждебных отношениях, ибо это означает не что иное, как ОТВЯЗКУ России от этой самой финансовой системы, от этого самого «Титаника».

Если на момент написания статьи «Встречный пал…» тезисы, изложенные там, были чисто моим личным видением ситуации, то прошедший месяц подарил нам уже совершенно однозначные заявления Лаврова и Путина о том, что Россия собирается завершить эпоху доминирования США.

Два месяца с начала нового мира. Всё идёт по плану

И, кстати, тут невозможно не отметить интересный момент: если наши руководители публично заявляют такое, то это означает, что закулисная договорённость с США о завершении этого доминирования, уже достигнута.

Да, именно так! Ни много, ни мало!

Скорее всего, эта договорённость была зафиксирована на последней встрече Путина и Байдена в Женеве.

Ни Путин, ни Лавров никогда не стали бы столь явно и открыто «задирать» США. Это — контрпродуктивно, да и вообще это не в нашем стиле, не в стиле российского формата международных отношений.

При этом, важно понимать, что стратегическая договорённость не означает отсутствия острого противостояния на более приземлённом, тактическом плане.

Поэтому США активно помогают Украине в её противостоянии с Россией, но эта помощь существенно не влияет на ход (и последующий итог) СВО.

В чём суть этой стратегической договорённости между Россией и США?

Суть в том, что Россия и США решают вопрос своего выживания в качестве полноценных геополитических субъектов за счёт «раздербана» Европы.

Европа, грубо говоря, пойдёт «на корм» США и России.

США не мешают выживать России, Россия не мешает выживать США (и ещё раз отмечу: это стратегическая линия, которая не исключает жестчайшей конкуренции на более приземлённом плане — в финансах, экономике, СМИ, международной политике и т.д.)

При этом, каждая из сторон надеется получить от «дерибана» Европы как можно больше. И тут у США шансов, разумеется, гораздо больше. Хотя, судя по всему, России тоже достанется вполне достаточно для прохождения самой острой и тяжёлой фазы мирового пожара, который, опять же, уже описан в статье «Встречный пал...».

Таким образом, не только судьба Украины уже, в общем и целом, предрешена, но и судьба Европы.

Далее эту тему здесь развивать не будем, поскольку она довольно большая, а возвратимся к рассматриваемому вопросу: о якобы "слишком медленном" ходе СВО.

В чём ещё ценность такого относительно медленного хода СВО, кроме максимального сохранения жизней российских солдат?

Во-​первых, Россия даёт максимум времени для того, чтобы как можно больше наиболее антироссийски настроенных украинцев свалили с Украины.

Чем больше этих уопоротых укро-​нацистов, для которых всерьёз "Украина понад усэ", уедет с Украины, тем легче будет интегрировать её снова в состав Большой России.

Кроме того, с учётом того, что Украина скорее всего, уже никогда не будет страной, обладающей серьёзной промышленностью, такое количество население, какое она имеет сейчас — не нужно.

Украина должна стать мощной аграрной зоной — как её раньше называли, "житницей Европы". Только теперь она будет житницей не столько Европы, сколько дружественных России стран (хотя, конечно, и Европе кой чо перепадать будет:))

И вот для такого формата государства населения нужно меньше, поэтому отток украинского населения с Украины вполне приемлем для России ещё и по этим соображениям.

Кстати, это одна из причин, по которой ВС РФ не разрушают железнодорожное сообщение Украины в западном направлении — даже несмотря на то, что с Запада поступает вооружение.

Ну а западное вооружение, исходя из вышеописанных задач СВО, вполне вписывается в общую картину.

Во-​первых, оно требует освоения.
Во-​вторых, его невозможно ремонтировать на Украине, поэтому даже некритичное повреждение её в бою — техника выходит из строя надолго.
В-​третьих, на Украине нет боеприпасов к этому вооружению, поэтому, его придётся завозить, тратя на это много времени, а также постоянно имея риск потери этих боеприпасов в результате ударов российских ракет.
В-​четвёртых, к нему нужно море ГСМ, которое тоже придётся завозить.
В пятых, его просто мало, поскольку много его Украине дать не могут — оно просто заканчивается у самих европейцев.
Ну и, наконец, в-​шестых, всё это требует денег — которых в условиях кризиса у Запада будет категорически не хватать.

Итого: даже при самом благоприятном развитии событий в плане поставки западной техники на Украину — этого всё равно будет недостаточно для того, чтобы вести активные наступательные действия.

Зато этого вполне достаточно, чтобы обороняться, и таким образом поддерживать военные действия столько, сколько будет нужно России.

Как только Россия решит завершить СВО, она быстро разбомбит все пути доставки военной техники, боеприпасов к ней и ГСМ, что приведёт к быстрому завершению всякого организованного сопротивления ВСУ.

Следующий интереснейший момент, связанный с тем, что Россия в плане темпа проведения СВО никуда не торопится.

Как известно, война — дело чрезвычайно затратное.

США имели возможность вести так много войн в последние 80 лет по причине того, что имели неограниченный финансовый ресурс за счёт обладания долларом — мировой резервной валютой.

Россия же такой опции не имеет, поэтому все войны в условиях доллароцентричного мира, были для неё весьма накладны.

Но сейчас ситуация кардинально меняется: цены на все ресурсы, включая продовольствие — стремительно растут (не в последнюю очередь именно благодаря началу СВО), позволяя России очень хорошо зарабатывать даже с учётом того, что Россия продаёт сейчас ту же нефть с дисконтом.

Украинцы уже волком воют от тех цифр, какие зарабатывает Россия в течение последних двух месяцев.

Мало того, вот прямо сейчас, в эти дни, Россия начинает продавать свои неисчерпаемые ресурсы за рубли! Европейцы таки прогнулись!

Что ещё более усилит российскую экономику.

В результате получается, что впервые в новейшей истории Россия не только не истощается от ведения военных действий, но и зарабатывает на них (точнее — в связи с ними).

Таким образом, экономическая составляющая вполне позволяет России вести на Украине относительно затяжную войну — хоть год, хоть два, хоть три — ровно столько, сколько надо до начала острой и самой драматичной фазы мирового кризиса, того самого пожара гиперинфляции.

Кстати, о кризисе, о пожаре...

Он реально надвигается.

Всё, о чём я писал в статье «Встречный пал...» — реально происходит прямо на наших глазах!

Вот как это выглядит визуально:

Два месяца с начала нового мира. Всё идёт по плану

Как мы видим, не только ФРС США, но и все ЦБ так называемых развитых стран печатали валюту как не в себя.

Образно говоря, лупили из всех стволов сразу так, как никогда.

Характер и масштаб эмиссии в последние два года носил совершенно беспрецедентный характер.

Никогда такого в истории не было!

Никогда!

Результатом подобного надругательства над всеми законами капиталистической экономики (да и вообще над здравым смыслом) стали подрыв доверия к центральным банкам, рекордная инфляция, критические дисбалансы и искажения структуры активов.

Всё это не может быть разрешено без методов радикальной, крайне болезненной для изнеженного западного общества и главное — принудительной — "терапии".

Простого и относительного безболезненного выхода из ситуации нет.

Просто нет.

Это — клинический факт.

Нынешняя мировая финансовая система накануне беспрецедентного обвала.

Как уже не раз писал, времена американской Великой Депрессии или наших 90-х, будут выглядеть достаточно хорошими временами по сравнению с тем, что ждёт бóльшую часть мира.

У России же есть все возможности нормально пройти этот тяжелейший, драматический период — страшнее которого (с учётом масштаба современного человечества) в истории человеческой цивилизации ещё не бывало.

Если Россия реализует все задачи по отвязке от текущей мировой финансовой системы, по формированию полноценной валюты, по эффективному импортозамещению, по оздоровлению культуры, и, наконец, по собиранию расколотого Русского мира (включая и Украину, и Прибалтику, и остальные утерянные территории), то уровень жизни в России в этот период будет достаточно высоким — уж никак не ниже, чем мы имеем сейчас.

Когда же самая острая, тяжёлая и драматичная фаза мирового кризиса завершится, то Россия будет станет одной из самых привлекательных стран для проживания — примерно так, как в текущем мироукладе были привлекательны США и Европа.

А значит, и вопрос освоения огромных неосвоенных территорий России будет решаться за счёт притока работящих мигрантов со всего мира (начиная, конечно же, с тысяч и тысяч русских и русскоязычных людей со всего мира).

Думаю, даже российские Сибирь и Дальний Восток (особенно с учётом потепления в тех широтах), будут для многих сотен тысяч людей привлекательнее, чем собственные страны, в которых будет царить голод, крайняя социальная нестабильность, войны и разруха.

В общем, как уже не раз писал в своих материалах, перспективы у России на данном этапе — хорошие.

Главное сейчас достойно пройти ближайший период — несколько предстоящих лет.

А основное, что нам нужно для того, чтобы этот период пройти — народное единство, консолидация общества, поскольку всё остальное наше ВПР — просчитало.

Самое уязвимое место России — это достаточно большая внутренняя разобщённость и низкий уровень массовой культуры, которая глубоко поражена раковой опухолью Постмодерна.

В плане преодоления разобщённости СВО дало нам огромный импульс. Такого народного единения, как сейчас, Россия не знала уже очень давно, ярким примером чему является буквально всенародная любовь к той неизвестной бабушке, которая не дала нацистам поругать Красное Знамя.
Мало того, этот образ уже будоражит умы и сердца людей во всём мире: вот, например, как великолепно отобразил этот образ какой-​то китайский художник:

Два месяца с начала нового мира. Всё идёт по плану

А уж то единение русских с чеченцами, какое мы наблюдаем в СВО — это что-​то на грани чуда...иначе и не скажешь...

Никогда ещё в истории взаимоотношений наших народов русские и чеченцы не были так близки и так созвучны.

В период СВО мы уже видели кадры, как русский и чеченец вместе молятся у какой-​то полуразрушенной церкви.

Донбассцы уже прочно ассоциируют чеченцев с Россией, и даже появляются вот такие — поистине мистические — истории:

Два месяца с начала нового мира. Всё идёт по плану

А вот в плане культуры у нас в России пока всё сложно.
Много либерально настроенной "творческой элиты" уехало на Запад благодаря СВО — и это, конечно, великое благо. Но проблема в том, что все те чиновники от культуры, из-за которых все эти уехавшие были столь востребованы и популярны — остались на местах. И потому основы 
антикультуры Постмодерна, захватившего культурное пространство России, пока ещё не поколеблены.

И тут одними централизованными усилиями государства проблему решить невозможно. Тут необходимо включение всего общества.

Верю и надеюсь, что мы это сможем — сможем вернуться к тому Свету, который веками хранила в себе Россия.

Христиане называют это "живой огонь Христа".
Мусульмане называют это "барака".
Буддисты называют это Майтрейя.
Эзотерики называют это "Эпоха Водолея".

Хотя на самом деле это просто Культура.
Культура — в подлинном, глубинном значении этого слова: Культ Ура т.е. культ Света, прославление Света.

А ведь Бог есть Свет и нет в Нём никакой тьмы.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить